Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка Югра

Приоритетный экспорт

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Рынок ушел в пике

Время покупать

Инфляция снова растет

В Банке России обратили внимание на негативные последствия крепкого рубля

Налоги недоплачивают

Эффективность взыскания налоговой задолженности снижается

Задорнов комментирует ситуацию вокруг Югры

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Эвакуация в Москве

На рынке платных парковок формируется монополист

Что случилось с WhatsApp?

Еще один мессенджер пал жертвой политики

В России дешевеет жилье

Еще один заметный индикатор кризиса

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

Памятник на колесах

Продается подарок Гельмута Коля Борису Ельцину

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Блог-Пост   02.02.2012 22:11:40

Колеблется с небольшими колебаниями

Сходил на лекцию Андрея Илларионова о 1990-х в Политехническом музее. В работе Илларионова – насколько я понимаю, его главный проект сейчас – книга или, может быть, серия публикаций по истории российских реформ 1990-х – много пользы. Может показаться, конечно, что уточнение, каков был размер золотовалютных резервов на 1 сентября 1991 года - 260 миллионов долларов, а не 26 – никому не интересно. (Даже если бы они были 2,6 миллиарда, да даже и 26 – это бы не играло никакой роли. Мне, честно говоря, и то, что цены на нефть упали в два раза, а не в четыре кажется не особенно важным.) Что мелкие детали не стоят кропотливой и упорной работы. Что качество статистики, приводимой в спорах, не имеет большого значения. Это – неправильно. Даже если новые факты ничего не меняют в нашем понимании какого-то исторического эпизода, история, в которое восстановлены мелкие детали – точнее и лучшее; такая работа заслуживает уважения.

К сожалению, Андрей попадает в ту же самую ловушку, в которую до этого раз за разом попадали те, кто пытался объяснять необходимость – и необходимую сложность – гайдаровских реформ. Те, кому давно интересны дебаты о том, что произошло в 1990-91 годах, также давно разделены на чётко очерченные «лагеря». Ни в одном из лагерей другую сторону не слушают. Когда Илларионов говорит о проблемах советской экономики, его не слышат те, кто был так травмирован событиями конца 80-х-начала 90-х, что «винят реаниматора в смерти близкого». Когда Илларионов говорит о том, что гайдаровские реформы были непродуманными и непоследовательными , его не слышат те, кто считает, что «виноват не врач, а болезнь». И наоборот – нападки на Гайдара с Чубайсом встречают восторженные отклики тех, кто и без всяких цифр с графиками всегда знал, что «во всём виноват Чубайс». Впрочем, когда Илларионов рассказывает про то, как велико было потребление хлебобулочных изделий в 1990-м году (несколько нечестно приравнивая производство и потреблнение – как раз в том году, когда в преддверии либерализации зерно не привозили в города), сомнения возникают, кажется, ровно у всех, кто помнит 1990-й год и эти «хлебобулочные изделия». Он бы ещё, честное слово, засчитал бы ливерную колбасу за «колбасные изделия» - как засчитывала их официальная советская статистика.

Юное поколение – а среди моих знакомых на лекциях Нечаева, Коха, Илларионова было немало молодёжи – не разделено на эти лагеря a priori. (Кстати, для юного поколения – «ливерную колбасу», которая в моем детстве продавалась в магазинах, сейчас в магазине продавать нельзя.) Те ребята, которых я знаю сам – на лекции Андрея Нечаева, например, было несколько наших бакалавров – по-настоящему интересуются тем, что было. Спор, сохранивший советскую стилистику дискуссий – именно она доминировала в 1990-е, в которое моральное уничтожение оппонента – естественная часть процесса (в советском обсуждении тот, кто не прав, по определению был моральным уродом), новому поколению непонятен и неприятен. Это относится к Альфреду Коху, который вышел к юной, живой и умной аудитории Политеха с теми же байками и словечками, с которыми он выходил к заполненной коммунистами и жириновцами Думе в середине 1990-х. Это относится и к Андрею Илларионову, борющимся с «мифами о катастрофе и спасителях от катастрофы» - для тех, у кого в голове эти мифы не прошиты, его зацикленность на Гайдаре и Чубайсе выглядит странным реликтом.

Не случайно, Егор Гайдар, написавший «Гибель империи» - книгу довольно полемическую по сути – в исключительно академических тонах, пользуется таким успехом именно у нового интеллектуального поколения. Получится ли у Андрея Илларионова сделать свою работу предметом серьёзного обсуждения, а у него, конечно, своё, довольно специфическое, видение истории – посмотрим.
Блог-Пост   02.02.2012 22:11:40   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.