Кипящий градус расслоения

Что главное в развитии экономики? Те или иные, положительные или отрицательные темпы роста,

AFP: глава Starbucks подал в отставку

AFP: глава Starbucks подал в отставку

Starbucks является самым крупным владельцем кофеен в мире

Настройка налоговой системы

Необходимо в 2017 году принять все соответствующие поправки к законодательству

Объединение идеологий

Разногласий у Минфина и МЭР по прогнозам социально-экономического развития не будет

ОПЕК смогла урезаться

Основное бремя сокращения добычи ляжет на Саудовскую Аравию, Катар, Кувейт и ОАЭ

Красота сильнее кризиса

Российский рынок косметических препаратов стал восстанавливаться одним из первых. Компания

Фонд развития IT

Фонд развития IT

По замыслу министерства фонд будет являться некоммерческой организацией

Добыча нефти в России снизилась

Общая добыча нефти и конденсата в РФ в ноябре составила 45,884 миллиона тонн

"Турецкий поток" получил поддержку

Планируется, что проект будет закончен в декабре 2019 года

Привлекательный порт

DP World готов инвестировать в Россию 2 млрд долларов

Деньги — двигатель производительности

Самым лучшим мотиватором, способным подвигнуть сотрудников компании на совершение трудовых

Микрофинансирование. Революция

Микрофинансирование. Революция

16—18 ноября 2016 в Санкт-Петербурге состоялась юбилейная XV Национальная конференция по

Награды предпринимателям

16 ноября 2016 г. в Санкт-Петербурге состоялась торжественная Церемония награждения

Инфляция по-венесуэльски

100 венесуэльских боливаров на черном рынке стоят меньше 10 центов США

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Блог-Пост   23.11.2011 19:40:38

У пролетария теперь есть калоши. И калоши эти - его

В комментариях к предыдущим записям о ВТО и о Китае настойчивый читатель упорно требовал предъявить ему доказательства действия механизма, подтягивающего заплаты к среднемировому уровню в странах, сохраняющих и развивающих торгуемый сектор в отсутствие его протекционистской защиты. Можно было бы и не реагировать на столь явный троллинг. Тем более что Росстат собрал и заботливо выложил всевозможные данные по заплате и занятости на одной страничке, да еще и в Экселе. Твори, выдумай, пробуй (ц)! А в соответствующих данных, например, по США, и вовсе никакого дефицита не было никогда. Но вдруг прав был покойный поэт и чекист Ю.В.Андропов, и мы «не знаем страны, в которой живем»? Ну, тогда вот несколько графиков, в 1001-ый раз открывающих общеизвестное.



На этих двух диаграммах примеры двух стран с противоположными типами и механизмами движения цены труда в последнее 10-летие – Россия и США. В России покупательная способность средней и особенно – медианной (т.е. такой, больше которой получают 50% занятых) быстро росла, а дифференциация диапазона зарплат сжималась. Последнее – в значительной мере результат госрегулирования. В начале прошлого десятилетия «зоной концентрации» низких зарплат была бюджетная сфера.

В США картина ровно противоположная. Реальная медианная зарплата за 2000-е годы не выросла вовсе, хотя средняя продолжала расти и дифференциация в зарплатах увеличивалась, слегка сжимаясь только во время рецессий. В этих условиях рост доходов домохяйств, адекватный расширению выбрасываемых на рынок товаров и услуг, поддерживался главным образом бюджетными трансфертами. Тем не менее, несмотря на значительный бюджетный дефицит и приток капитала рост потребления домохозяйств в США заметно отставал от роста производства. В то время как в России потребительские расходы и реальная зарплата по темпам роста опережали ВВП страны почти вдвое, а иногда и второе - как в нынешнем году.

Может ли объяснить теория причины столь значительных различий в динамике цены труда? Ведь столь значительных различий в росте производительности труда, которая как предписывала советская «экономическая наука», и должны определять эти различия, явно не было. В общем виде я постарался дать объяснения в подписях к графикам. За общим быстрым ростом цены труда в России стоит эффект Балассы-Самуэльсона, благодаря которому движение средней зарплаты в стране следует за изменением реального обменного курса. Аналогичные процессы идут в Китае, и чуть меньшей степени – Индии и других развивающихся странах.

Особенно впечатляюще процесс сближения цены труда, вызываемый реальным укреплением курса, выглядит, если смотреть на покупательную способность зарплаты не в (даже очищенных от инфляции) местных валютах, напр., рублях, а в постоянных долларах. Ведь в то же время в США, как, по-видимому, и в других развитых странах, зарплата работников не эксклюзивной, а средней квалификации, подвергалась давлению аутсортинга производств в развивающиеся страны и, как мы уже видели выше, топталась на месте. В итоге средняя зарплата американца, которая в начале 10-летия равнялась зарплатам 40 русских вместе взятых, скукожилась менее чем до 4 русских зарплат в 2011 году, медиана – еще сильнее.


К объяснению механизма, вызывающего процесс сближения зарплат в разных странах, шагающий ныне по миру, можно подтянуть также и «закон Тёрлволла», который представляет темп экономического роста как темп роста экспорта, деленный на эластичность импорта по доходу. Раньше, правда, он, напротив, служил для подтверждения выводов о «ресурсном проклятии» развивающихся стран, производящих главным образом сырьевые товары. Низкая эластичность спроса на них по глобальному ВВП, вместе с высоким спросом на импорт, растущим с опереженем ВВП таких стран, должны были в совокупности к застою в них. Тогда как развитые страны, специализирующие на промышленных товарах с высокой эластичностью спроса по доходу, должны были сохранять высокие темпы.

Однако 2000-е годы перевернули эту конструкцию с ног на голову. «Ресурсное проклятие», как и «голландская болезнь» оказались досужими придумками «экономистов». А закона Тёрлволла получил сильную эмпирическую поддержку и на данных развивающихся стран с быстрорастущим экспортом – либо в физобъемах (как Китай), либо хотя бы в «постоянных долларах» за счет сдвигов в относительных ценах (как Россия). В последнем случае выводы относительно темпов экономического роста должны относиться к ВВП, выраженному в долларах по обменному курсу с поправкой на инфляцию и соответствующую зарплату. Благодаря опережающему росту развивающихся стран с неэластичным энергопотреблением, перспективы дальнейшего повышения реальных зарплат в России пока сохранятся. Хотя сам по себе потенциал роста ВВП страны «в физобъеме», как следует из той же формулы, при постоянной цене нефти не превышает 2.5-3% год.

Оставим на этом попытки объяснять феномен быстрого роста цены труда в России ученым, и попробуем разглядеть его проявление в виде «голландской болезни» - перемещения занятости из торгуемых секторов в неторгуемые. Если теория «голландской болезни верна», то при таких темпах удорожания труда, как у нас, эффект перемещения должен быть очень сильным. Однако на практике наблюдалось лишь очень ограниченное высвобождение занятых из промышленности (это должно означать, что рост производительности труда здесь компенсирует его удорожание на фоне стран-конкурентов). И то главным образом в связи с кризисом (промышленность и строительство теряют занятых во время рецессии всегда и везде, причем в основном теряют их именно они), а также в связи с сокращением женской занятости в промышленности.


В основном же занятость в неторгуемых секторах – банки, торговля, сфера образования и госуправление – расширялась за счет вовлечения дополнительных занятых. Где-то - лишь до кризиса, а где-то и после него. Особой стабильностью в деле расширения занятых отличается сектор госуслуг (армия, полиция, управление), где в 2010 году трудился уже почти каждый десятый занятый в несельскохозяйственном производстве в России (в 2006 году – 7.9%). Однако до засилья коммунизма и бюрократии, царящих в США, нам пока еще далеко. Там в синекурах госслужб к моменту прихода Обамы трудилось 22.5 млн.чел (17% всех несельхоззанятых). Правда, за последние 3 года все-таки выгнали 400 тыс. по случаю бюджетной экономии.

Источник: http://zhu-s.livejournal.com/178273.html

предъявить ему доказательства действия механизма, подтягивающего заплаты к среднемировому уровню в странах, сохраняющих и развивающих торгуемый сектор в отсутствие его протекционистской защиты. Можно было бы и не реагировать на столь явный троллинг. Тем более что Росстат собрал и заботливо выложил всевозможные данные по заплате и занятости на одной страничке, да еще и в Экселе. Твори, выдумай, пробуй (ц)! А в соответствующих данных, например, по США, и вовсе никакого дефицита не было никогда. Но вдруг прав был покойный поэт и чекист Ю.В.Андропов, и мы «не знаем страны, в которой живем»? Ну, тогда вот несколько графиков, в 1001-ый раз открывающих общеизвестное.



На этих двух диаграммах примеры двух стран с противоположными типами и механизмами движения цены труда в последнее 10-летие – Россия и США. В России покупательная способность средней и особенно – медианной (т.е. такой, больше которой получают 50% занятых) быстро росла, а дифференциация диапазона зарплат сжималась. Последнее – в значительной мере результат госрегулирования. В начале прошлого десятилетия «зоной концентрации» низких зарплат была бюджетная сфера.

В США картина ровно противоположная. Реальная медианная зарплата за 2000-е годы не выросла вовсе, хотя средняя продолжала расти и дифференциация в зарплатах увеличивалась, слегка сжимаясь только во время рецессий. В этих условиях рост доходов домохяйств, адекватный расширению выбрасываемых на рынок товаров и услуг, поддерживался главным образом бюджетными трансфертами. Тем не менее, несмотря на значительный бюджетный дефицит и приток капитала рост потребления домохозяйств в США заметно отставал от роста производства. В то время как в России потребительские расходы и реальная зарплата по темпам роста опережали ВВП страны почти вдвое, а иногда и второе - как в нынешнем году.

Может ли объяснить теория причины столь значительных различий в динамике цены труда? Ведь столь значительных различий в росте производительности труда, которая как предписывала советская «экономическая наука», и должны определять эти различия, явно не было. В общем виде я постарался дать объяснения в подписях к графикам. За общим быстрым ростом цены труда в России стоит эффект Балассы-Самуэльсона, благодаря которому движение средней зарплаты в стране следует за изменением реального обменного курса. Аналогичные процессы идут в Китае, и чуть меньшей степени – Индии и других развивающихся странах.

Особенно впечатляюще процесс сближения цены труда, вызываемый реальным укреплением курса, выглядит, если смотреть на покупательную способность зарплаты не в (даже очищенных от инфляции) местных валютах, напр., рублях, а в постоянных долларах. Ведь в то же время в США, как, по-видимому, и в других развитых странах, зарплата работников не эксклюзивной, а средней квалификации, подвергалась давлению аутсортинга производств в развивающиеся страны и, как мы уже видели выше, топталась на месте. В итоге средняя зарплата американца, которая в начале 10-летия равнялась зарплатам 40 русских вместе взятых, скукожилась менее чем до 4 русских зарплат в 2011 году, медиана – еще сильнее.


К объяснению механизма, вызывающего процесс сближения зарплат в разных странах, шагающий ныне по миру, можно подтянуть также и «закон Тёрлволла», который представляет темп экономического роста как темп роста экспорта, деленный на эластичность импорта по доходу. Раньше, правда, он, напротив, служил для подтверждения выводов о «ресурсном проклятии» развивающихся стран, производящих главным образом сырьевые товары. Низкая эластичность спроса на них по глобальному ВВП, вместе с высоким спросом на импорт, растущим с опереженем ВВП таких стран, должны были в совокупности к застою в них. Тогда как развитые страны, специализирующие на промышленных товарах с высокой эластичностью спроса по доходу, должны были сохранять высокие темпы.

Однако 2000-е годы перевернули эту конструкцию с ног на голову. «Ресурсное проклятие», как и «голландская болезнь» оказались досужими придумками «экономистов». А закона Тёрлволла получил сильную эмпирическую поддержку и на данных развивающихся стран с быстрорастущим экспортом – либо в физобъемах (как Китай), либо хотя бы в «постоянных долларах» за счет сдвигов в относительных ценах (как Россия). В последнем случае выводы относительно темпов экономического роста должны относиться к ВВП, выраженному в долларах по обменному курсу с поправкой на инфляцию и соответствующую зарплату. Благодаря опережающему росту развивающихся стран с неэластичным энергопотреблением, перспективы дальнейшего повышения реальных зарплат в России пока сохранятся. Хотя сам по себе потенциал роста ВВП страны «в физобъеме», как следует из той же формулы, при постоянной цене нефти не превышает 2.5-3% год.

Оставим на этом попытки объяснять феномен быстрого роста цены труда в России ученым, и попробуем разглядеть его проявление в виде «голландской болезни» - перемещения занятости из торгуемых секторов в неторгуемые. Если теория «голландской болезни верна», то при таких темпах удорожания труда, как у нас, эффект перемещения должен быть очень сильным. Однако на практике наблюдалось лишь очень ограниченное высвобождение занятых из промышленности (это должно означать, что рост производительности труда здесь компенсирует его удорожание на фоне стран-конкурентов). И то главным образом в связи с кризисом (промышленность и строительство теряют занятых во время рецессии всегда и везде, причем в основном теряют их именно они), а также в связи с сокращением женской занятости в промышленности.


В основном же занятость в неторгуемых секторах – банки, торговля, сфера образования и госуправление – расширялась за счет вовлечения дополнительных занятых. Где-то - лишь до кризиса, а где-то и после него. Особой стабильностью в деле расширения занятых отличается сектор госуслуг (армия, полиция, управление), где в 2010 году трудился уже почти каждый десятый занятый в несельскохозяйственном производстве в России (в 2006 году – 7.9%). Однако до засилья коммунизма и бюрократии, царящих в США, нам пока еще далеко. Там в синекурах госслужб к моменту прихода Обамы трудилось 22.5 млн.чел (17% всех несельхоззанятых). Правда, за последние 3 года все-таки выгнали 400 тыс. по случаю бюджетной экономии.

Источник: http://zhu-s.livejournal.com/178273.html

">
Блог-Пост   23.11.2011 19:40:38   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.