Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

Инвестиции на паузе

Инвестиции на паузе

Когда начнется приток?

Сын за отца отвечает

Новации от Минфина

Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка «Югра»

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Падение «Югры»

Продолжается ползучий кризис российской банковской системы

Великий русский файервол

Великий русский файервол

Блогосфера в шоке

Сименс держит лицо

Концерн пострадал от санкций

Задорнов комментирует ситуацию вокруг «Югры»

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Строительство и недвижимость   10.11.2011 14:36:54

Блэр Рубл, политолог и урбанист: «Я не понимаю решения о расширении Москвы»

Блэр Рубл, политолог и урбанист: «Я не понимаю решения о расширении Москвы»

— Почему вы считаете, что Москве нужно брать пример со стран Латинской Америки?

— Потому что процесс реформирования городского управления в последнее время именно там развивается наиболее быстро. Я думаю, что эксперименты, которые там проводятся сейчас, гораздо интереснее и важнее, чем те, что проводятся, например, в США. Мы уже что-то потеряли. Мы делаем мало чего нового. А между тем, что сейчас происходит, например, в Бразилии, значительно отличается от того, что было раньше. И я думаю, для Москвы интереснее видеть новый опыт. Думаю, это вообще самое интересное, что сейчас происходит в мире в сфере городского управления. К тому же масштаб этих городов сопоставим с Москвой: Рио-де-Женейро, Буэнос-Айрес по количеству населения приблизительно такие же. Это важный фактор, потому что такие города, которые имеют население больше 10 млн человек, имеют совершенно иные проблемы, нежели менее населенные города.

— Что из опыта латиноамериканских стран может быть самым важным для Москвы?

— В основном, это все, что связано с поддержкой демократизации: разные формы участия населения в решении проблем. Это ведь страны, которые не были особенно демократичными, и у них была та же проблема, что и у вас сейчас: как использовать участие населения в городской жизни, когда население не привыкло к этому. Второй момент — они придумали, на каком уровне наиболее эффективно организовать управление различными инфраструктурными отраслями. Скажем, если мы говорим о транспорте, нужен региональный уровень. ЖКХ — это местный уровень. Хотя это вопрос морфологии городов. У нас, в Штатах, люди в основном живут в собственных домах, так же как в Европе. В этом случае уровень принятия решений находится гораздо ближе, чем в Москве, где люди живут в квартирах. Нужно учитывать еще одну специфическую российскую особенность: у вас люди часто живут в квартире — и одновременно имеют загородный дом, дачу, куда ездят по выходным. Вначале мы думали, что москвичи, строя собственные дома, собираются в них переехать ради хорошей экологии. Но в результате, это жилье оказалось вторым жильем. И в Москве, например, вопросы экологии и транспорта даже обострились из-за выезжающих на дачу москвичей. Это достаточно интересная особенность — жизнь на два дома. У нас, как правило, люди живут в одном месте.

— А можем ли мы чему-то научиться в решении транспортных проблем?

— Да, конечно, там есть очень интересные эксперименты. Я не уверен, что этот опыт возможно применить в Москве или Нью-Йорке, но, например, в Боготе (Колумбия) мэр решил, что каждый второй день в городе запрещено ездить на автомобиле. Я думаю, это здесь нереально, но интересно подумать. Хотя в решении транспортной проблемы опыт Европы может оказаться Москве гораздо ближе.

— Сейчас в Москве идет компания по стимулированию пересадки из личного автомобиля в общественный транспорт. Но в России, как и в странах Латинской Америки, автомобиль является, скорее, статусным признаком, а не средством передвижения. Удается ли переломить это мнение в Латинской Америке?

— О нет, это везде сложно, потому что люди любят свои машины. Единственная возможность заставить их отступить от этого — это когда общественный транспорт более удобен. Если на машине невозможно передвигаться — люди пересаживаются в общественный транспорт.

— То есть, получается, городским властям нужно не бороться с пробками, а улучшать общественный транспорт? Ведь чем больше будут пробки и чем лучше при этом будет общественный транспорт — тем быстрее пойдет процесс отказа от поездок на личных автомобилях?

— Может быть, это действительно так (Смеется). Да, да, действительно. Но есть и другие возможности. Например, изменение времени работы учреждений — в Вашингтоне мы пользуемся этим инструментом, потому что по пробкам мы в США на втором месте после Лос-Анджелеса. Использование возможности работать дома. Госслужащие в Вашингтоне получают некоторые суммы на проезд в общественном транспорте — он для них почти бесплатен. Но все-таки — люди любят свою машину. Поэтому единого решения этой проблемы нет. Можно только сделать все, что в наших силах и надеяться, что постепенно какие-то положительные сдвиги получатся. Но очевидно, что в Москве город уже не может нормально функционировать из-за пробок. Проблема уже на таком уровне.

— В Москве пробке хуже, чем в Вашингтоне?

— Чем в Вашингтоне — да. А вот насчет Лос-Анджелеса… Думаю, Москва по пробкам находится где-то между Лос-Анджелесом и Вашингтоном.

— В Москве давно идет дискуссия, что лучше развивать: высотное городское строительство или малоэтажные пригороды? Речь, в сущности, идет о выборе из двух моделей: американской, когда город обрастает пригородами, и европейской, где сейчас предпочитают делать города более компактными.

— Думаю, что в реальности мы все, во всех странах мира, живем сейчас в основном в больших урбанизированных регионах. И постепенно начинается развитие местных региональных центров. Какой-то уровень децентрализации нужен — прежде всего, потому что это помогает решению экологических проблем, люди начинают меньше ездить. Но если эта децентрализация происходит без решения основных инфраструктурных проблем — она бессмысленна.

-То есть, нет смысла развивать пригороды Москвы, если там негде работать?

— Совершенно верно.

— Сейчас много говорят о том, что Москве нужно стать международным финансовым центром. С вашей точки зрения — нужно ли это Москве и если да, что необходимо сделать с точки зрения развития городской среды и инфраструктуры?

— Я думаю, Москва должна быть включена в эту международную систему капитала. Потому что без этого существует некоторая окраинность развития. Для этого в основном нужны новые технологии. Это должна быть возможность одновременно жить в Москве и еще где-нибудь, что зависит, в основном, от путей сообщения. Мировой опыт показывает, что создание таких деловых центров, хотя и дорого, но оправдано. Но когда эти центры приобретают такие масштабы, что доехать до офиса становится невозможно — это проблема. С другой стороны, малоэтажное строительство расширяет границы города и может привести к тому, что его территория окажется слишком большой. Поэтому нужен разумный баланс.

— А как с этой точки зрения Вы относитесь к решению присоединить новые территории к Москве и вести там малоэтажное строительство? Нужно ли вообще само присоединение новых территорий? И нужно ли там малоэтажное строительство?

— По-моему там должны быть разные региональные центры, достаточно урбанизированные. Не только в Москве, но и вокруг. В этом случае, это решение может иметь какую-то логику. Но пока я просто не понимаю решения о расширении Москвы — наверное, есть причины, которых я не вижу. Потому что, если мы говорим о региональных центрах урбанизации, то это не будет только на выбранном направлении. А строить новый город — это также большая потеря капитала. И мне просто непонятно, для чего это надо.

— Может быть для того, чтобы вывести из города чиновников, которые так раздражают москвичей?

— Ох, я не мог этого сказать, но, похоже, так и есть.

— Так может, лучше поступить как та же Бразилия, другие страны, те же США — вывести правительство и другие органы власти вообще из Москвы? И не в Санкт-Петербург, например, а в какой-то маленький городок. Может быть, как Канберра в Австралии — ровно на полпути между двумя столицами, в Бологое?

— Петербург был таким городом, как и Вашингтон. Я уже написал про них книги. Такими городами являются и Оттава, Канберра, они есть везде. Я не сторонник этого. Я думаю, эти города очень искусственные, и нужно около полутора веков, чтобы такой город встал на ноги. Вашингтон стал реальным городом только в течение девятнадцатого века. Петербург стал настоящим городом тоже где-то через полвека с момента основания. Конечно, есть момент политической гордости: вот, я выстроил такой город, посмотрите. Но из-за своей искусственности такие города имеют целый ряд проблем. И думаю, что это очень дорого стоит. Лучше такие деньги вложить в развитие инфраструктуры Москвы. Конечно, новые технологии коммуникаций сегодня облегчают связи таких городов с остальными регионами, но для этого не нужен новый город — достаточно распределить функции власти по уже существующим городам. Думаю, это гораздо выгоднее, чем строить что-то новое.

— То есть, вот Конституционный суд у нас уже уехал в Петербург, теперь можно правительство, например, в Воронеж, Госдуму — в Екатеринбург…

— В принципе, да. Россия такая большая страна, что есть смысл в определенной децентрализации. Думаю, находясь в Москве, власти слишком концентрируются на проблемах Москвы. Другие возможности существуют — Россия не страна без городов. И было бы гораздо здоровее, если бы было распределение функций по регионам.

— Сейчас в Москве запрещено новое строительство в центре города. Не знаю, как в Латинской Америке, но в Европе с этим сталкиваются довольно часто: с одной стороны, почти весь центр города имеет историческую ценность, а с другой — ему нужно развиваться, в том числе, и из-за обветшания, морально устаревания старой застройки, инфраструктуры, коммуникаций… Значит, нужны инвесторы, а инвесторы — это строительство.

— Это очень спорный вопрос, здесь все индивидуально. Но думаю, что старые города — это определенный капитал, и его стоит использовать. Например, мощную роль играет сейчас культура в развитии городов, было бы интересно использовать историческую Москву для размещения культурных объектов. Будет жалко, если старая Москва будет потеряна. С другой стороны, если с Петербургом все понятно — что сохранять, что нет, в Москве не все так очевидно. Здесь есть смысл посмотреть на международный опыт — например, Амстердама.

— Как вы прокомментируете слух о том, что вы будете консультантом при написании концепции развития Москвы?

— Ну… мы поговорим об этом позже.

Беседовала Татьяна Рыбакова


Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.