$4 млрд на освоение Сибири китайцами

$4 млрд на освоение Сибири китайцами

Экономика 28 Апр 2012, 12:52
$4 млрд на освоение Сибири китайцами
Первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая на российско-китайском форуме, заявил, что целевой объем совместного инвестиционного фонда, создаваемого РФ и КНР, составит $4 млрд.

По идее, учреждаемый фонд должен поддерживать проекты и в России, и в Китае. Но если его рассматривать «в паре» с законопроектом об освоении Сибири и Дальнего Востока, подготовленном в Минэкономразвития, то при условии, что этот проект станет законом, можно не сомневаться, что львиная доля инвестиций придется на российское Зауралье.

Госкорпорация как строитель рая
Дело в том, что законопроект обещает фактически превратить Сибирь и Дальний Восток в гигантский офшор. Механизм такой: шаг первый -- признание инвестиционного проекта, реализуемого на этой территории, приоритетным. Решение принимает госкорпорация, учреждаемая в виде автономной некоммерческой организации. Дальше – освобождение участников проекта от НДС, от налога на прибыль, на имущество и на землю, снятие головной боли по поводу инфраструктуры, создание которой, включая решение вопросов с «Газпромом» и энергетиками, – прерогатива госкорпорации.

Зауральский рай. Демиург которого – госкорпорация. Она может распоряжаться государственной землей, недрами, лесом, без всякого конкурса предоставляя все это реализаторам того или иного проекта. Если же у понравившейся инвестору земли случится хозяин, не беда — все предусмотрено. Ничего выкупать, а тем более ходить по судам не придется. Все проблемы решает введение публичного сервитута (обременения участка).
Собственник не может противиться введению субститута. Вот и все.

Чтобы собственнику оставить видимость собственности, за ним сохраняется право требовать, чтобы госкорпорация, нет, не убралась восвояси, а всего лишь выкупила у него участок. При условии, что в течение полугода он не может вести на нем хозяйственную деятельность. Но это право призрачно — как якобы собственник будет это доказывать, не оговаривается, как не оговаривается и реакция госкорпорации на эти требования. Зато из текста законопроекта следует, что госкорпорация вправе передать свои права на использование чужой земли кому угодно — без согласия собственника.
В результате госкорпорация подминает под себя и судебную власть.

С точки зрения инвестиций, в том числе, а, может быть, и прежде всего китайских, открываются широкие перспективы. С точки зрения развития экономики России в целом возникает принципиально новая ситуация.

Распад России
Получается, что Сибирь – не Россия, в том смысле, что российское право там в значительной степени не действует. Вместо права – госкорпорация.

Мечта чиновника. Чего в этой мечте больше – заботы о подъеме Сибири или о собственном благополучии и генерал-губернаторстве, время покажет. Важно, что деятельность госкорпорации выведена из-под контроля федерального правительства. Она подчиняется непосредственно президенту.

По существу это означает, что деятельность правительства ограничена Уральскими горами. Дальше – другие законы, другая экономика и другая власть. Тандем действует только в европейской части страны, дальше президент обойдется без правительства. Госкорпорация заменит и его.

Три экономики
При этом основные природные запасы находятся на исключительно президентской территории. Что из этого следует? Возможно, разделение труда между президентом Путиным и премьером Медведевым продолжится.

Первый, не забывая, конечно, контролировать второго, станет еще и современным Ермаком. Если сибирские природные ресурсы останутся за президентом, то правительству воли не воли придется сосредоточиться на том, о чем ни премьер Путин, выступая с правительственным отчетом в Думе, ни президент Медведев, ведя свой последний госсовет, ни слова не сказали.

На строительстве новой модели экономики, хотя бы в европейской части России. На той самой модернизации. И не столько по зову души, сколько по сугубо чиновничьей логике. На которую гораздо больше надежд. Иначе по большому счету правительство оказывается никому не нужным. Если все вопросы, связанные с нефтью, газом, золотом, алмазами, будет решать путинская госкорпорация, то что же остается правительству? Если оно «не решает вопросы», то зачем к нему обращаться, а если не будут обращаться, то как доказать свою значимость, со всеми входящими и исходящими бумагами разного достоинства?

Правительство просто вынуждено будет искать замену нефти с газом. В целях самосохранения. Особенно если в дополнение ко всем тяготам его еще и выселят из Москвы. При этом действовать оно может, используя опыт путинской госкорпорации, как путинская госкорпорация использовало его опыт.

Я говорю о Сколково. Точнее не о самом Сколково, где, как говорят, соседствуют дома Игоря Шувалова и Романа Абрамовича, а о развитии принципа экстерриториальности, по которому сначала строилось Сколково, призванное стать инновационным инкубатором, а теперь будут развиваться Сибирь и Дальний Восток.

У России появится три экономики. Традиционная промышленность, сельское хозяйство и услуги, сибирская экономика, вскармливаемая оффшором, и новая экономика, которой будет тем больше, чем больше будет Сколково. При этом налоговое неравенство приведет к тому, что основной пресс придется на традиционную экономику. А это налоговый маневр, гораздо более серьезный, чем все, что обсуждались до сих пор.

Риски

Есть у рассматриваемого проекта и негатив. Коррупционные риски настолько очевидны, что эту тему нет смысла разворачивать. Есть мнение Алексея Кудрина, который уверен в том, что монополия, тем более государственная, до добра не доведет.

Он прогнозирует, что появление новой госкорпорации приведет к тому, что инвестиций в Сибири и Дальнем Востоке станет не больше, а меньше. Те инвесторы и проекты, которые не пройдут входной фейс-контроль со стороны госкорпорации, будут вынуждены вообще отказаться от вложений, потому что, не получив поддержки гокорпорации, они оказываются в заведомо гораздо худших условиях, ни о какой честной конкуренции в этом случае не будет и речи.

Есть позиция министра финансов Антона Силуанова, которая состоит в том, что фактическое освобождение от налогов госкорпорацией российским Налоговым кодексом не предусматривается.

Есть и печальный опыт. Прообразом создаваемой госкорпорации был Госинкор. Государственная инвестиционная корпорация была создана указом Бориса Ельцина в феврале 1993 года. По словам тогдашнего министра экономики Андрея Нечаева, она задумывалась «как банк развития», который, используя выделенные ресурсы (а в уставный капитал Госинкора были внесены драгоценные камни и металлы, недвижимость и денежные средства на сумму $1,25 млрд) привлекал бы частные, прежде всего иностранные инвестиции.

Но затея полностью провалилась. Ревизоры из контрольного управления президента в 1999 году пришли к выводу, что 98% инвестиционного потенциала были израсходованы Госинкором «на создание собственной инфраструктуры». В 2003 году Госинкор был бесславно ликвидирован. Теперь вместо превращения уставного капитала госкорпорации в рог изобилия используется оффшорный режим и административный ресурс. Они, конечно, более работоспособны.

К тому же Путин по существу поставил на карту собственную репутацию, замкнув деятельность новой госкорпорации на себя. Но госкорпорация остается госкорпорацией, а госмонополия – госмонополией. И каких птенцов высиживает эта курица, мы видели неоднократно.

Николай Вардуль
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться