Продолжаем разговор

Продолжаем разговор

Экономика 16 Ноя 2012, 17:57
Продолжаем разговор

Диалог — штука хорошая. Номер 7 — тому доказательство. Только вот о чем в седьмой раз беседуют Москва с Брюсселем?

Российско-европейский диалог складывается по-разному. Достаточно вспомнить Страсбург, ПАСЕ и Государственную Думу. Здесь есть и интриги, и смертельные обиды, и хлопанье дверьми — можно снимать сериал, бразильские страсти бледнеют.

Другое дело — тихий разговор о макроэкономике и финансах. Вы помните, о чем шла речь на шести предыдущих встречах? Если бы не кризис, точно бы не вспомнили. А так память подказывает о предупреждениях, которые в рамках этого диалога Москва в лице тогда еще вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина давала Брюсселю: долговой кризис не за горами. Тот прогноз оправдался, а чем запомнится 16 ноября в московском отеле «Националь»?

Официально обсуждали текущую ситуацию в мировой и прежде всего европейской экономике, а также задачи, решение которых предстоит модерировать Москве в 2013 году, когда Россия станет председателем G20.

Здесь ничего нового и тем более сенсационного. Москва будет бдительно следить за тем, чтобы «двадцатка» не рассыпалась, а проводила, как и обещала,  единую линию, общий знаменатель которой — усиление наднациональнвх институтов регулирования и соблюдение взятых на себя обязательств, которые еврокомиссар Мишель Барнье характеризовал забытым или оболганным в России словом «солидарность».

Все это здорово, но что же конкретно стороны вынесли из проведенных встреч? Российский министр финансов Антон Силуанова и еврокомиссар по внутренним рынкам (стоит обратить внимание, что переговоры вел именно он) Мишель Барнье подтвердили, возможно, сами того не желая: сенсация все-таки состоялась. Политики так уж устроены: у них есть любимые темы и повороты, к которым они неизбежно возвращаются, с кем бы и о чем бы ни вели конкретные переговоры.

Сенсация в том, что прошедший диалог России с ЕС ценен прежде всего внутренними монологами. Мишель Барнье заявил, что «пик европейского кризиса» пройден. Но для него это был только разбег. Прыжок же в том, что проводимая Еврокомиссией политика сокращения бюджетных дефицитов себя оправдала. Для еврокомиссара принципиально важно было показать, что прав Брюссель, а не экономические гуру из-за океана, которые в лице Нуриэля Рубини и Пола Кругмана советовали ни в коем случае перед угрозой рецессии не сокращать бюджетные расходы, то есть отдать приоритет поддержке экономики, а не установлению бюджетной дисциплины.

Коллегу поддержал Антон Силуанов. Он разыграл карту Барнье уже на столе российской политики. Его логика: раз борьба с бюджетным дефицитом оправдывает себя в Европе, значит, и в России следует исходить из того, что наращивание долга — неверная политика. Это весомый «камушек в огород» Минэкономразвития и конкрентно замминистра Андрея Клепача, который не один раз высказывался в том духе, что упорство Минфина в отстаивании бюджетной дисциплины выходит за рамки здравого экономического смысла, который, по версии Клепача, подсказывает: увеличение дефицита бюджета и соответственно долговой нагрузки пойдет перспективам российской экономики только на пользу, только так можно увеличить вложения в человеческий капитал, без чего главная задача  модернизация – не решается.

Состоявшийся диалог под номером 7 не только сблизил позиции сторон, но и укрепил позиции каждой из них в острых дискуссиях, разворачивающихся по поводу политики, проводимой как Еврокомиссией, так и Минфином России.

Диалог как синерегия.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться