Куда ведут антироссийские санкции

Куда ведут антироссийские санкции

Американские санкции продолжают оставаться главной темой как для крупного – и не только российского – бизнеса, так и для чиновников разного политического веса и гражданства. Они оказались совершенно неисчерпаемым источником плохих новостей, стоило только США переместить фокус внимания с государственных деятелей на предпринимателей. И теперь хорошей новостью рынки порой считают то, что еще месяц назад сочли бы настоящим крахом.
Политэкономика / Глеб Баранов 01 Май 2018, 20:01
 Куда ведут антироссийские санкции

Минувшая неделя начиналась сообщениями о заморозке зарубежных активов Виктора Вексельберга на $1,5–2 млрд, а также рассуждениями американского и российского министров финансов о пользе смены собственников санкционных компаний. Первый допускал такой вариант для доли Олега Дерипаски в «Русале», введение основного массива санкций в отношении которого теперь отложено на осень, а может быть – в случае смены хозяина компании – и навсегда. Второй говорил о возможности временной национализации некоторых предприятий.

И все это пока только начало. Сенат США уже потребовал от крупнейших зарубежных банков раскрытия информации по фигурантам «кремлевского списка», то есть по всем крупнейшим российским бизнесменам. А парламент Великобритании готовится на этой неделе потребовать раскрыть конечных бенефициаров активов от заморских британских территорий, некоторые из которых очень активно используются российским бизнесом.

Даже если прямых арестов средств не последует, а для этого, и в самом деле, нахождения в «кремлевском списке» совершенно недостаточно, это изменит не так уж многое. Предприниматели из России все равно стремительно становятся для западных финансовых структур все более «токсичными» клиентами, и в перспективе это куда вреднее заморозки активов на несколько миллиардов долларов.

Тем временем российские парламентарии готовят «антисанкции», которые для некоторых наших компаний могут оказаться вредней самих санкций. Крупные убытки от дальнейшего развития ситуации в текущем направлении понесет не только Россия. И это подталкивает европейских политиков к попыткам убедить США ограничить масштабы воздействия. Но набравшую ход санкционную машину притормозить, быть может, удастся еще не раз, а вот совсем развернуть – едва ли. И стоит понимать, что идущие сейчас процессы – это, вероятно, крупнейшее за всю постсоветскую историю России изменение делового климата.

Хотя опыта жизни при плохой погоде россиянам не занимать, именно в такую мы еще не попадали. А она, как показывает опыт Ирана, Кубы, да и того же СССР, может не только затянуться очень и очень надолго, но и еще заметно ухудшиться. Насколько сильно – трудно сказать, но еще несколько лет назад и недавние-то новости вообразить себе было бы сложно, а еще ранее, вероятно, и вовсе невозможно.

Полгода плохая погода

21 апреля агентство Reuters передало: «Активы на общую сумму от $1,5 млрд до $2 млрд были заморожены в результате санкций, введенных в отношении российского олигарха Виктора Вексельберга и его конгломерата Renova Group, сообщили в субботу два осведомленных источника». По его данным, речь шла о долларовых счетах компаний, подконтрольных Renova Group.

В принципе, это уже не было особой неожиданностью, хотя сама сумма и выглядела внушительно. В санкционном списке Виктор Вексельберг все-таки был с 6 апреля, а еще 18 апреля The Bell со ссылкой на источники сообщил о том, что в ходе встречи Дмитрия Медведева с членами бюро РСПП Виктор Вексельберг рассказывал о влиянии американских санкций на свой бизнес. Тогда речь шла о «заморозке счетов, риске остановке предприятий в Европе, необходимости снизить свою долю в иностранных компаниях ниже контрольного пакета, о резком росте стоимости кредитов».

В качестве еще одной проблемы назывались margin calls по кредитам, привлекавшимся под залог акций US Rusal, котировки которых обрушились.

Другое дело, что само появление Виктора Вексельберга в американском списке Specially Designated Nationals and Blocked Persons List (SDN) удивило многих. Он считался одним из наиболее проамерикански настроенных бизнесменов, имеющим обширные деловые и личные связи в США. Пресса сразу же припомнила, что именно он год назад на Петербургском экономическом форуме, представляя российский и американский бизнес, выступал за российско-американский диалог.

Впрочем, некоторые комментаторы увидели в этом особую логику американского Минфина, показавшего российским бизнесменам, что от санкций никто не застрахован. Как бы то ни было, Виктор Вексельберг, как выяснилось несколько позднее, показал пример по-настоящему прагматичного подхода к санкциям. Он не только жаловался премьер-министру на небходимость снизить долю в иностранных компаниях ниже контрольной, но и в самом деле снижал ее.

Одной из дочерних компаний «Реновы» была швейцарская Sulzer. И уже 22 апреля Financial Times сообщила «Sulzer показывает, как избежать санкций». Ее гендиректор Грег Пу-Гийом сообщил, что две недели назад «Ренова» снизила долю в компании с 63,42% до 48,83%.

«Из взаимодействия с ними [должностными лицами The Office of Foreign Assets Control (OFAC)] стало ясно, что мы не были намеченной целью», – отметил гендиректор Sulzer. Иначе говоря, сотрудники OFAC заверили его, что их подход в должной мере формален – их интересует только сам Виктор Вексельберг или бизнесы, в которых он и его структуры владеют более чем 50%.

Это позволило убедить «Ренову» продать часть акций. Теперь Sulzer не без пользы для себя также формально соблюдает санкции в отношении «Реновы», и, в частности, швейцарская компания не стала переводить дивиденды своему акционеру на 176 млн швейцарских франков. До тех пор, пока санкции не будут отменены, сохраненные таким образом средства будут, по выражению Грега Пу-Гийома, «дешевым фондированием для Sulzer».

Русал и минфины

Тот же путь был предложен на прошлой неделе и «Русалу». Минфин США сообщил, что может снять с него санкции, если Олег Дерипаска, также включенный в SDN List, перестанет контролировать компанию. При этом у российской стороны появилось достаточно времени на то, чтобы обдумать ситуацию.

OFAC перенес срок, до которого операции американских резидентов с «Русалом» должны быть отменены или завершены с 5 июня на 23 октября. А министр финансов США заявил: «Санкции коснулись Русала из-за связи с Олегом Дерипаской, но правительство США не пытается нарушить интересы трудящихся, зависящих от него».

И хотя ценные бумаги «Русала» – а американские граждане и компании должны избавиться и от них – упомянуты не были, фондовый рынок отреагировал на эти новости бурным ростом акций «Русала». Между тем совершенно неочевидно, что Олег Дерипаска выберет вариант, опробованный Виктором Вексельбергом.

И уж совершенно точно, что в ближайшее время, сразу же после внезапных уступок Минфина США, которые можно расценить как лоббистский успех «Русала», он на это не пойдет. Некоторые СМИ расценили ситуацию как фактическое признание санкций США в отношении этой компании ошибкой, и если так же всерьез посчитает и российская сторона, то есть риск того, что осенью недопонимание может вылиться в большие проблемы.

О просьбах Европы смягчить санкции в отношении России и о грядущей нехватке алюминия в ЕС западные СМИ писали неоднократно. Не исключено, что это и возымело свое действие, но всерьез надеяться на то, что США сейчас готовы на что-то намного большее, чем перенос даты введения ограничений, было бы все-таки опрометчиво. Пока, впрочем, в России продолжают верить в успешное посредничество в этой ситуации со стороны европейских лидеров.

Надеется на это и Олег Дерипаска, так, во всяком случае, утверждают источники агентства Bloomberg. Оно сообщило, что основной владелец «Русала» планирует сохранить контроль над ним и рассчитывает на то, что правительства стран ЕС сумеют договориться с американскими властями о смягчении санкций.

Судя по всему, такое развитие событий считают возможным и российские власти: на прошлой неделе с их стороны не раз звучали напоминания о том, что санкции больно бьют по потребителям «Русала».

Полузащита европейского уровня

За смягчение очередной серии антироссийских санкций, действительно, активно выступает ряд европейских лидеров и, прежде всего, президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер ФРГ Ангела Меркель. Американские ограничения на взаимодействие с «Русалом» нарушают цепочки поставок для многих крупных производителей, таких, например, как BMW, Volkswagen и Airbus.

И это не говоря об объемах российских поставок – они составляют 30–40% европейского рынка алюминия. Неудивительно, что после объявления санкций цены на алюминий взлетели более чем на 20%. Они несколько скорректировались лишь на прошлой неделе, когда Минфин США смягчил свою позицию по «Русалу». Ситуация для Европы осложняется и наметившимся еще до обострения ситуации вокруг алюминия замедлением экономического роста. Так что санкции стали очень неприятным сюрпризом.

«Мы не думали, что будет оказываться такое давление, но и Запад этого не ожидал. Поэтому были предприняты попытки ослабить давление с обеих сторон», – приводит Reuters слова источника, близкого к российскому правительству. Инициатива в попытках переубеждения американцев принадлежала Эммануэлю Макрону, в понедельник посетившему Вашингтон. А уже в четверг в США прибыла Ангела Меркель. И одной из тем этих переговоров были именно санкции.

В ожидании их итогов Россия даже несколько притормозила подготовку пакета антисанкций. Как сообщило агентство Reuters, ссылаясь на источник в российском Минфине, Москва не спешит отвечать на санкции в отношении «Русала», надеясь на то, что ЕС сможет убедить США ослабить ограничения. «Все смотрят, удастся ли Меркель договориться с Дональдом Трампом о том, чтобы добиться исключения из правил, – отметил источник Reuters в Минфине. – Именно поэтому в России не расчехляют все орудия в ответ».

Пат в три хода

Если все это и сработает, то пока лишь в отношении одной компании. Во всех прочих случаях у России есть запасной вариант, который озвучивался на прошлой неделе, – это национализация попавших под западные ограничения компаний. Такое развитие событий сможет окончательно завершить споры о том, насколько продвинулось огосударствление экономики в нашей стране – на треть, половину или три четверти.

Расширяющиеся антироссийские санкции способны при таком раскладе превратить в государственный сектор большую часть крупного российского бизнеса. И это стало бы, вероятно, самым парадоксальным результатом активности США – страны, внешняя и внутренняя политика которой вроде бы ориентирована именно на частное предпринимательство. Другое дело, насколько реалистичен этот сценарий.

О том, что такие действия, как временная национализация подсанкционных компаний, в текущей ситуации в России в принципе реальны, говорил на прошлой неделе российский министр финансов Антон Силуанов. А министр промышленности и торговли Денис Мантуров, отвечая на вопрос журналистов о шансах на переход частной доли в «Русале» под контроль государства, заявил, что выкуп акций Олега Дерипаски государством возможен, но предметного обсуждения пока не было.

Выход из-под санкций через национализацию – путь неоднозначный, и при этом по большому счету он не гарантирует положительного результата, то есть вычеркивание из SDN List. Когда Минфин США говорит о снижении доли подсанкционных акционеров ниже 50%, он все-таки явно имеет в виду переход акций к «незапятнанным», с его точки зрения, структурам. Будет ли являться таковым новый государственный акционер, это еще вопрос.

При этом для внесения компаний в санкционные списки надо предпринимать хотя бы какие-то действия, а для того, чтобы она в них осталась, OFAC достаточно просто не обращать внимания на изменения в реестре акционеров того же «Русала». Собственно, американский Минфин ведь ничего и не обещал российским санкционерам, он лишь указал на возможный путь выхода компаний из-под санкций.

Сами же планы национализации подсанкционных компаний, а их число, как теперь уже едва ли кто сомневается, способно еще очень заметно вырасти, не могут не вызывать настороженности. Антон Силуанов говорил о временной национализации компаний за символическую сумму. Но если это будет полюбовная сделка, когда государство ничего не потратит, и при этом на деле ничего не поменяется, то и американский Минфин сочтет ее «притворной». А значит, и проблем с санкциями она точно не решит.

Но если все делать «по-честному», то это будут самые настоящие экспроприации или очень крупные покупки. И то, и другое имеет многочисленные недостатки, но второе вообще едва ли реализуемо на практике – деньгам на честный выкуп всей имеющей шансы попасть под санкции части бизнеса в бюджете взяться неоткуда. Так что перспектива вырисовывается не самая лучезарная и в любом случае страну ожидает еще немало интересного. Остается надеяться, что если все пойдет в этом направлении и дальше, то социализм будет хотя бы «с человеческим лицом».

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться