Объективные показатели российской экономики

Объективные показатели российской экономики

Эксперты спорят с президентом о выходе российской экономики из рецессии. Президент верит Росстату, эксперты – нет. А кому верить нам?
Бюджет / Николай Вардуль 12 Фев 2018, 13:14
Объективные показатели российской экономики
Бывший замминистра экономического развития Алексей Ведев, например, утверждает, что инвестиции выросли всего на 1,3%, а не 4%, как сообщает Росстат. В принципе никакого инвестиционного роста не видно. Какой-то толчок дали товарно-материальные запасы на предприятиях, но этот фактор уже на исходе.

Частный спрос, на который уповает Путин, по мнению Ведева, растет незначительно. Если в первой половине года он все-таки вырос, то только на 3%. И это, по его мнению, «коррекция роста», и скоро все сойдет на нет. «Мы возвращаемся в неэффективную экономику, которая сложилась еще при цене нефть в $120 за баррель, – считает он. – Нынешние $60 ничего не меняют в лучшую сторону».

Рост реальных зарплат, пусть и незначительный, возвращает нас, как считает Ведев, к тренду увеличения издержек, так как производительность труда остается крайне низкой. В целом же драйверов роста нет. Те факторы, которые отработали в 2017 году, в 2018 году полностью будут исчерпаны. При этом он считает, что слишком резкое сокращение инфляции, которым так гордится власть, также вредно, так как не стимулирует экономику к росту.

Бывший замминистра финансов и руководитель МДМ-банка, а сейчас профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин высказывается еще жестче: «Хорошо, что нет рецессии образца 2014–2015 года, а так пока получается не более 1–2% роста, да и то по показаниям официальных структур».

В общем, мы барахтаемся около нуля. Почему? Нет ресурсов и мотивации для роста. В госсекторе (который преобладает в экономике) ресурсы, конечно, есть, но они в лучшем случае используются на малоэффективные цели. А очень ограниченные ресурсы, подчеркивает Вьюгин, не дают роста в принципе.

И еще наш бич – низкая производительность труда. В общем «все зацементировано». Нет реальной конкуренции, которая в начале 2000-х годов все-таки как-то проявлялась. И что в результате? Опытный минфиновец и банкир указывает: «Даже олигархи устали и спасают свои капиталы, хотя бы для начала в голове. А это не психология развития!»

Возвращение нефтяного стандарта

Директор программы «Экономическая политика» в Московском центре Карнеги Андрей Мовчан уточняет, что оценки росту ВВП он дает, прежде всего, как инвестиционный банкир. Есть Россия «нефтяная» и у нее своя жизнь. В 2017 году марка Urals выросла на 20%, что совсем неплохо для этой части экономики. И есть другая Россия, не связанная напрямую с нефтегазовой отраслью. Здесь и жизнь совсем другая.

Остальные отрасли вслед за нефтянкой в рост не очень-то устремились. По подсчетам экономиста, эта часть отечественного ВВП, напротив, лишь упала – на 2,5%. И падает она, с его точки зрения, уже пять лет подряд.В результате рубль окончательно вернулся к «нефтяному стандарту». Победа над инфляцией, которой так гордятся Банк России, правительство и президент, также ни о чем хорошем не говорит. Она достигнута не столько за счет действий ЦБ РФ и правительства, сколько за счет падающего спроса. В начале этого года последний вроде бы начал понемногу расти. Но затем затих и сейчас, по данным Росстата, колеблется около «нуля».
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться