Игнатьев гадает по глазам мертвых президентов

Игнатьев гадает по глазам мертвых президентов

Финансовые рынки 06 Июн 2012, 12:03
Игнатьев гадает по глазам мертвых президентов

«Как повлияет на инфляцию ослабление рубля? Возможно никак, если курс рубля вернется к уровню апреля. Этот сценарий весьма вероятен… Но если курс рубля останется на нынешнем уровне, то влияние ослабления рубля будет ощущаться, но оно будет несильным и продолжительным по времени», — сказал Игнатьев, добавив, что ЦБ намерен выполнить годовую цель по инфляции в 6%.

В мае этого года долговой кризис в Европе вызвал падение цен на нефть и, как следствие, снижение курса рубля — стоимость бивалютной корзины (0,55 доллара и 0,45 евро) с начала мая выросла на 10%.

«Такой сюжет у нас уже был: в прошлом году в августе—сентябре валютный курс тоже ослаб примерно на те же самые 10%, какое-то время продержался на новом уровне и в этом году в январе—феврале-марте он укрепился и вернулся на тот уровень, где находился весной-летом прошлого года. В этот период инфляция была низкой, и сколько-нибудь ощутимого влияния ослабления валютного курса на инфляцию мы не заметили», — отметил Игнатьев.

В августе 2011 года международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило кредитный рейтинг США с максимально возможного уровня на одну ступень, что спровоцировало переоценку активов во всем мире, выход инвесторов из рисковых активов и ослабление рубля.

С одной стороны, Игнатьев прав в том, что ЦБ, заключив рубль в довольно широкий валютный коридор, избавился от головной боли оперативного влияния на курс, сохранив тем самым ресурсы. Но есть и другие стороны.

Во-первых, события начала июня наглядно показали, что политика ЦБ — это одно, а указания политического руководства (в данном случае это результаты совещания по финансовым рынкам, прошедшего 3 июня у премьера Дмитрия Медведева) — совсем другое.

Между тем многие экономисты согласны с тем, что происшедшее в мае-начале июня — это только старт. Продолжение может последовать или сразу после выборов в Греции в середине июня, если в результате в Афинах к власти придут противники соглашения Греции с ЕС, ЕЦБ и МВФ, или в ближайшие месяцы. Проблем в еврозоне предостаточно, к ним могут добавиться и замедление экономического развития в Китае и Индии и несокращающаяся безработица в США. Так что резервы еще понадобятся.

Во-вторых, и это куда важнее, в выступлениях Сергея Игнатьева и других руководителей ЦБ постоянно звучит рефрен: «если курс рубля окажется таким, то…, а если вот таким, то…». Подобные рассуждения уместны, когда слово получает эксперт, для фигур, принимающих решения (а хочется надеяться, Игнатьев к таковым относится), важна реакция не пост-фактум, а на опережение событий.

Да, курс рубля зависит от цены нефти и от состояния текущего платежного баланса — это азбука. Но в руках ЦБ должны быть инструменты хеджирования рисков, а не только валютные интервенции. Возможно, ЦБ передал эти функции ВТБ вместе с контролем за бывшими совзагранбанками. Тогда тот же вопрос может быть адресован Андрею Костину, который, кстати, был участником совещания у Медведева 3 июня. Но ни Костин, ни Игнатьев ни словом не обмолвились о том, как они пытаются (и пытаются ли вообще) смикшировать влияние цены нефти на курс.

Зато сегодня главным кредитором российских банков в отличие от 2008 года является ЦБ.

Говоря о расширении возможностей ЦБ по рефинансированию банков, Игнатьев напомнил, что недавно Банк России начал операции РЕПО с акциями. Кроме того, ЦБ предоставляет банкам рефинансирование под залог прав требования по кредитам. В настоящее время, по словам Игнатьева, в рамках этого инструмента выдано порядка 100 миллиардов рублей. При этом максимальный уровень весной 2009 года составлял 350 миллиардов рублей.

Опасения по поводу нехватки ликвидности в ЦБ считают явно завышенными.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться