«Черный апрель». Российские рынки под ударом санкций

«Черный апрель». Российские рынки под ударом санкций

Ситуация вокруг российского рынка и санкций.
Финансовые рынки / Константин Смирнов 15 Апр 2018, 22:19
«Черный апрель». Российские рынки под ударом санкций

Российские рынки на прошлой неделе лихорадило. В понедельник индекс Московской биржи рухнул на 8%, а индекс РТС – на 11%. Обрушились акции «Русала» и остальных компаний, принадлежащих олигарху Олегу Дерипаске. Вслед за собой они потянули и другие структуры в металлургии, энергетике и машиностроении. Пострадали и главные кредиторы «Русала» – Сбербанк и ВТБ. За один день российский фондовый рынок похудел на 820 млрд руб.

Еще больше не повезло рублю. В понедельник российская валюта подешевела к доллару почти на 4%. В последующие 2 дня рубль вообще вошел в пике – к основным мировым валютам он ослаб более чем на 10%. Моментами за доллар давали более 65 руб., а за евро – 80 руб. Затем, правда, произошел отскок. Но до полного восстановления и рублю и акциям еще далеко.

Главные виновники рыночного шторма – антироссийские санкции США, объявленные 6 апреля. Американским компаниям запрещены все коммерческие контакты (действующие контракты должны быть разорваны до 7 мая) с рядом известных бизнесменов и топ-медеджеров и соответственно с предприятиями, либо принадлежащих им, либо управляемых ими. Все их активы в США должны быть заморожены.

В отличие от предыдущих ограничительных мер новые санкции вызвали настоящую панику. Положение осложняется тем, что никто не исключает углубления конфликта и еще большей волатильности на российских рынках. Именно поэтому сейчас очень важно приготовить меры для защиты национальной экономики от санкций. На этой неделе Госдума срочно обсудит законопроект, обязывающий правительство это сделать.

Идеальный шторм

Западные санкции посыпались как из рога изобилия в 2014 году. Причины – возвращение Крыма и события на Донбассе. Все они действуют до сих пор и полезно было бы их учитывать при проведении экономической политики. Первыми пострадали не только госчиновники, но и бизнесмены, якобы близкие к президенту Владимиру Путину. 

Речь идет, например, о бывшем совладельце одного из крупнейших в мире нефтетрейдеров Glencor Геннадии Тимченко и братьях Ротенберг, играющих заметную роль в сфере промышленного строительства. Но ограничения на их деятельность на Западе оказались малоэффективными. Тимченко успел накануне введения санкций продать свою половину нефтебизнеса, хотя, судя по всему, продолжает его контролировать (может быть, его кто-то вовремя предупредил?).

Братья Ротенберги получили масштабные госзаказы – в первую очередь Керческий мост, автомобильная часть которого будет запущена в эксплуатацию уже в мае. А блокирование за границей операций банков Ротенбергов ускорила действия ЦБ РФ по созданию национальной платежной системы, обеспеченной картой «Мир».

Летом 2014 года США и ЕС ввели жесткие ограничения на два российских ключевых сектора: ТЭК и банки. Первому запретили приобретать у иностранных компаний передовые технологии бурения, добычи и переработки углеводородов. Может быть, именно из-за этого замерла разработка Штокманского газоконденсатного месторождения.

Банки же отрезали от дешевых западных кредитов.

Чрез год бывший президент США Барак Обама завил, что российская экономика «разорвана в клочья». Но тогда он явно поторопился. Были предприняты ответные меры: продуктовые антисанкции, приведшие к 100 млрд евро убытков для ряда стран ЕС. Запустили программы импортозамещения. В результате, по уверению министра промышленности Дениса Мантурова, 46% изделий для ТЭК, поступающих ранее по импорту, производят уже в России.

Видимо, ответные меры слишком успокоили и власти, и бизнес. Тем более что стали находить обходные маневры. Так, на строящуюся в Крыму электростанции были завезены «Силовыми машинами» турбины, изначально произведенные немецкой фирмой Сименс (российская сторона утверждает, что машины были серьезно реконструированы).

Стали превалировать шапкозакидательные настроения: нас бьют, а мы только крепчаем. Даже председатель правительства Дмитрий Медведев, отчитываясь 11 апреля перед Госдумой, заявил: «Мы научились превращать вызовы в стимулы!»

И проморгали. В августе прошлого года Конгресс принял закон, направленный против России, Ирана и КНДР «О противодействии противникам Америки посредством санкций». Таким образом, действующие и прогнозируемые санкции вошли в законодательные рамки и стали, как считают многие эксперты, «бетонными». 

Президент США только своим решением их отменить не может. А вот новые вводить должен обязательно. Причем даже не своими указами, а решениями Минфина. И соответственно 6 апреля Офис Минфина по контролю над иностранными активами (OFAC) расширил российский санкционный список. В него попали 38 новых фигурантов: 7 бизнесменов и топ-менеджеров, 17 чиновников, 12 частных компаний и 2 госструктуры.   

Удар оказался для российской стороны неожиданно сильным. Запреты коснулись стратегических предприятий, принадлежащих ряду известных олигархов. Прежде всего Олегу Дерипаске («Русал», En+Group, «Базовый элемент», группа ГАЗ, «Евросибэнерго») и Виктору Вексельбергу («Ренова»).

Особенно болезненным стал запрет импорта в США алюминия, произведенного «Русалом» (170 тыс. сотрудников). 80% выручки «Русал» получает за счет экспорта своей продукции, 14% из которых непосредственно в Америке. Не случайно, «Русал» объявил о возможном техническом дефолте по долларовым обязательствам, что и вызвало цепную реакцию обрушений российских акций на зарубежных и своих биржевых площадках.

Империя наносит ответный удар

Иностранные инвесторы тут же побежали из рублевых инструментов. Прежде всего из долгосрочных ОФЗ. В феврале этого года они контролировал более 33% этой части рынка. Последних данных пока нет. Но ясно, что ОФЗ не все ладно. Падает их цена и растет излишне доходность. Минфин вынужден был 11 апреля отменить очередное размещение ОФЗ, а заодно и закупки валюты, чтобы поддержать рубль.

Конечно выход иностранных спекулянтов из ОВЗ прогнозировался еще до санкций. ФРС поднимает ставки, делая более выгодными размещения средств в США. В России же снижаются прибыльность операций carry traid. Но не так же обвально. Ситуацию усугубили именно неожиданные по силе воздействия санкции, а также обострение геополитической ситуации.

Особую нервозность вызвал и законопроект, недавно внесенный в Конгресс, запрещающий американским инвесторам вообще размещать средства в ОФЗ.

Ситуация несколько успокоилась на прошлой неделе после того, как министр финансов США Стивен Мнучин заверил Конгресс, что это слишком опасный шаг, на который Вашингтон пока не готов.
А так как до прошедшей пятницы Дональд Трамп не обрушил «умные» ракеты на Сирию, а нефть стабильно держится на уровне более $71 за баррель, рубль стал понемногу укрепляться.

Однако отрицательные последствия для рядового российского потребителя не за горами. Ведущие европейские производители предупредили российские торговые сети о грядущем повышении отпускных цен на 5–10% из-за падения рубля к евро.

Пора вводить ответные меры. Но какие? Правительство, конечно, обещает помощь пострадавшим предприятиям. И не для того, как подчеркивает Дмитрий Медведев, чтобы помочь потерявшим миллиарды владельцам (хотя и эту проблему обсудят), а поддержать собственно производство. Главная задача – сохранить рабочие места и нынешние объемы продукции. Но деталей пока не раскрывают. Более того, представители кабмина и ЦБ РФ успокаивают, что волатильность на рынках не так уж опасна и вмешиваться в эти процессы рано. 

«Это хороший стресс-тест для российской экономики», – полагает министр экономического развития Максим Орешкин. Глава Банка России Эльвира Набиуллина считает, что введенный ею в октябре 2014 года плавающий курс рубля стал прекрасным «абсорбатором» любого валютного кризиса.

За дело взялась Госдума, поддержанная Советом Федерации. В нижнюю палату Федерального собрания 13 апреля был внесен спикером и лидерами фракции законопроект о противодействии зарубежным санкциям. 16 апреля он уже будет обсужден на Совете Госдумы. Примут его в довольно короткие сроки.  

Документ, как это приято в Госдуме, рамочный, то есть правительству и президенту предоставляются дополнительные возможности для принятия ответных запрещающих мер. Но есть и список конкретных запретов, которые парламентарии ждут от исполнительной власти.

Предлагается закрыть полностью прекратить импорт продовольствия и сырья для его производства. Про кока-колу можно забыть. Под запрет попадают и лекарства (правда только те, аналоги которых в России не производятся). Правительство должно ввести «черные» списки нежелательных американских граждан, включая специалистов. Прикрываются контракты с американскими предприятиями. Софт и программное обеспечение – только российское, китайское и южнокорейское. И, наконец, главный удар – введение запрета на поставки в США титана, используемого Боингом, и ракетных космических двигателей.

Последние запреты, безусловно, сильно навредят американскому авиакосмосу. Россия – главный поставщик титана на мировой рынок. Но ведь американцы могут перестать обслуживать эксплуатируемые у нас Боинги. Как бы ни высечь самих себя.

Ответные санкции всегда обоюдоострое оружие.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться