Сколько стоит справедливость?

Сколько стоит справедливость?

Сколько стоит 17 Фев 2012, 12:55
Сколько стоит справедливость?

Глава Счетной палаты Сергей Степашин отозвался на идею Владимира Путина, высказанную на съезде РСПП, о том, что участники нечестной приватизации 1990-х должны заплатить «либо разовый взнос, либо еще что-то такое».

Сергей Степашин в интервью «Российской газете» напомнил о том, что Счетная палата в 2003 году сделала доклад о российской приватизации. Его выводы состоят в том, что, во-первых, «она была проведена по худшему варианту из всех европейских стран», но, во-вторых, массовая приватизация и даже залоговые аукционы де-юре легитимны, все делалось в соответствии с законами и указами того времени.

Его предложение звучит так: «В принципе, можно посчитать разницу в цене тех активов, за которую они приобретались в 90-х годах, и что они стоили на самом деле. Но сделать это, сразу предупреждаю, будет непросто. Если в этом есть необходимость, можно решать вопрос через судебные процедуры, подключить независимые органы финансового контроля, в том числе Счетную палату. Мы готовы вместе все посчитать».

Но раз приватизация была законна, то о каком дополнительном платеже или взносе может в принципе идти речь?

Вот что Путин написал в статье «Нам нужна новая экономика», опубликованной в «Ведомостях»: «В обществе много говорят о том, что приватизация 1990-х, включая залоговые аукционы, была нечестной. И я с этим полностью согласен. Но отъем собственности сейчас, как предлагают некоторые, привел бы просто к остановке экономики, параличу предприятий и всплеску безработицы. Кроме того, многие нынешние собственники этих активов являются добросовестными приобретателями. Они не нарушали принятых тогда законов». Ни о каком приватизационном налоге или взносе ни слова.

Таким образом, приватизационный взнос  лучше всего в Пенсионный фонд  возможен лишь как добровольная инициатива самих предпринимаетелей. Повторим, это их добрая воля.

Пора привыкнуть к тому, что вопрос о законности приватизации, как и любого масштабного процесса, решает не национальный лидер, не вождь какой угодно партии, а закон и суд. Если есть правовые основания для пересмотра тех или иных приватизационных сделок  добро пожаловать в суд. Нет  тогда любое педалирование темы несправедливости приватизации есть нечто иное как разжигание социальной розни, то есть, строго говоря, нарушение закона.

Поднимать на щит тему «приватизационного налога» лишь на основании пары слов, сказанных Путиным, вредно вдвойне. Эта мера, как совершенно справедливо написал премьер, ухудшит и без того не слишком приветливый инвестиционный климат в России. Но самое главное  за разжиганием страстей ничего не последует. Это не выпуск пара, а обратное действие.

И это не единственный пример. Что такое предложение ввести налог на роскошь, при том, что нет никакой ясности в том, что считать роскошью и как именно его облагать? Та же самая демонстрация стремления власти удовлетворить потребность, реально испытываемую обществом в большей социальной справедливости, однако, в этой демонстрации предвыборного популизма гораздо больше, чем реального дела.

Что такое совсем недавнее громкое заявление первого вице-премьера Виктора Зубкова о том, что из России незаконно вывезено 2 трлн рублей, или 4% ВВП? Комиссия по борьбе с незаконными финансовыми операциями, которую возглавляет Зубков, работает только с января 2012 года, значит, многое, если не все, из того, о чем так тревожно было поведано, было известно заранее и даже, есть надежда, находилось в оперативной разработке. Все это неслучайно стало публичным в канун выборов. При этом Зубков точно не ответит на вопрос, какая часть из названных триллионов будет фигурировать в делах, переданных в суды, а какая часть и в самом деле будет признана участницей разного рода криминальных схем.

Слова и дела  выборы всегда увеличивают дистанцию между ними.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться