Швейцарский выбор России

Как менялась роль нашей страны на Всемирном экономическом форуме.
Мировые финансы / Константин Смирнов 29 Янв 2018, 11:10
Швейцарский выбор России

Всемирный экономический форум (ВЭФ) проводится ежегодно на швейцарском горнолыжном курорте Давос с 1971 года (до 1987 года под другим названием) и много лет прекрасно обходился без России. Потом она ненадолго стала здесь звездой. Именно в Давосе в 1995 году Анатолий Чубайс объявлял о валютном коридоре, а олигархи годом позже договаривались поддержать на выборах Бориса Ельцина. Сюда не раз приезжал премьер-министр Виктор Черномырдин. Именно здесь в 2000 году искали ответ на вопрос «Кто такой мистер Путин?». Теперь не так. Нами не слишком-то интересуются, а глава российской делегации (см. на стр. 2) жалуется, что американцы – главные звезды форума – попросту прячутся от нас и не хотят ни о чем говорить.

Звезды горнолыжного форума

Изначально Давосский форум был очень далек от России. Он возник как чисто европейский проект. В 1971 году его проводил фонд «Европейский форум менеджмента». В первые годы здесь обсуждались такие проблемы, как улучшение связей между европейскими компаниями и их акционерами или расширение ЕС до 9 стран. Но постепенно круг участников форума расширялся, причем не только за счет стран с других континентов, но и с иной политической и экономической системой. В 1979 году в нем впервые приняли участие делегаты из Китая, а в 1987 году – уже и из СССР.

Но для российской политической и экономической элиты он стал одним из главных событий года лишь в начале 1990-х годов, когда именно здесь первые лица государства презентовали свои планы экономических реформ. И форум отвечал взаимностью.

В 1993 году только-только сменивший Егора Гайдара премьер-министр Виктор Черномырдин отправился презентовать себя цивилизованному миру именно в Давос. Здесь в то время обсуждалась специальная концепция «Давос для России». Делегации из России и стран бывшего СССР были здесь в то время весьма представительными. Из России, помимо премьер-министра, прибыли 3 вице-премьера (Александр Шохин, Анатолий Чубайс и Борис Федоров), председатель РСПП Аркадий Вольский, мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Но были здесь Нурсултан Назарбаев, Леонид Кравчук, Абульфаз Эльчибей и Ислам Каримов.

И именно здесь Виктор Черномырдин предъявил миру нечто похожее на программу реформ. Участники форума назвали его «достойным преемником Гайдара» и посчитали, что его реформы станут еще более серьезными, чем предшествовавшие. В 1994 году в Давосе обсуждали проблему создания «нового мирового экономического порядка» и Виктор Черномырдин снова был здесь. Он выступил с громкой речью о неизменности курса российских реформ. При этом канцлер Германии Гельмут Коль сделал реформы в России главной темой своего выступления. В 1995 году в Давос собирался и Борис Ельцин, но из-за начала чеченской войны отменил поездку.

И в Швейцарию заявлять о неизменности курса реформ отправился первый вице-премьер Анатолий Чубайс. Традиция делать громкие презентации не отмерла. Именно здесь российская делегация сообщила о том, что готовится фиксация курса рубля – введение валютного коридора. И Россия опять много обсуждалась на форуме, но, правда, в основном из-за войны в Чечне. А на следующий год случился звездный час русского Давоса, и никакого отношения к заявлениям властей он уже не имел.

Давос и ныне там

Экономическая ситуация в стране была тяжелейшая и в декабре 1995 года на выборах в Госдуму победили коммунисты и идейно им близкие группировки. Лидера КПРФ Геннадия Зюганова уже прочили в новые президенты России. И действительно социологический замер в январе 1996 года показал, что если бы выборы прошли именно тогда, то Борис Ельцин мог бы рассчитывать максимум на 2% голосов. Это был настоящий политический крах.

Но сдаваться раньше времени он не хотел. Для начала он испробовал – «кадровую загогулину» – снял с должности первого вице-премьера Анатолия Чубайса. «Во всем виноват именно Чубайс», – тогда еще звучало свежо. Но отношение электората к Ельцину не переменилось.

В среде тогдашних олигархов началась паника. В «красной» Госдуме все громче звучали голоса отменить итоги приватизации. При этом осенью 1995 года стали проводиться первые залоговые аукционы. Их результаты еще не были полностью утверждены, тем более их легко было запретить на корню.

Поползли слухи даже о роспуске Госдумы и отмене выборов. И вот тут в Давос, занятый, как всегда, глобальными экономическими проблемами, приехали семеро известных олигархов: Борис Березовский (группа Логоваз), Владимир Гусинский (группа «Мост»), Михаил Ходорковский (МЕНАТЕП), Михаил Фридман («Альфа»), Владимир Потанин (ОНЭКСИМ), Александр Смоленский СБС) и Владимир Виноградов.

Глобальная экономика их интересовала мало. Они неоднократно в разных отелях Давоса обсуждали свою собственную судьбу. Почему так далеко от Москвы? У всех у них, конечно, были прекрасные офисы на родине, но каждый из них считал себя настолько равновеликим, что не горел желанием ехать в гости. К тому же опасались и прослушки. В общем, места лучше для того, чтобы договориться о поддержке Ельцина, они не нашли.

Как всегда, главный вопрос любой предвыборной кампании – финансовый. Было собрано для начала $50 млн. По тем временам сумма немалая. Но в дальнейшем были потрачены куда более значительные суммы. Договорились о создании независимого предвыборного штаба. В конечном счете его руководителем пригласили Анатолия Чубайса. В помощь ему пришли младшая дочь Ельцина Татьяна и Валентин Юмашев.

Однако промывка мозгов невозможна без СМИ. ОРТ контролировал Борис Березовский, а НТВ владел Владимир Гусинский. По первой и четвертой кнопкам валом пошли сюжеты и передачи, в которых утверждалось, что лидер КПРФ крайне опасен как реваншист. К тому же, оттеснив одних олигархов от госкормушки, он наведет туда своих. И ничего к лучшему не изменится.

Необходимо было задействовать и газеты. Но либеральные издания наподобие «Коммерсанта» и «Сегодня» выходили относительно небольшими тиражами и в основном в Москве. И в Давосе был придуман еще один хитрый ход. На базе «Коммерсанта» на предвыборные деньги была запущена газета «Не дай бог!». Тираж под миллион. Подача материалов хлесткая, если не наглая. Но при этом блестящий фельетонный стиль, который пользовался огромным успехом у читателей.

Перед давосскими соглашениями олигархи жестко конкурировали друг с другом. Разоблачительные материалы так и фонтанировали в разных изданиях и ТВ. Тут же решили объявить «водное» перемирие. Журналистам, например, раздали «черные» списки банков, которые на время предвыборной кампании трогать было нельзя.

Помогла и личная поддержка Ельцина со стороны германского канцлера Гельмута Коля и французского президента Жака Ширака. Они срочно в мае 1996 года буквально за три дня выделили российскому бюджету $4 млрд на оплату долгов по пенсиям. Об этих траншах мало кто знал, кроме самого Ельцина и будущего премьера Михаила Касьянова, который и провел операцию. Одновременно банками, принадлежавшими олигархам, были срочно выкуплены специальные транши ОВВЗ, выпущенные Минфином в обстановке секретности накануне выборов.

И к лету 1996 года ситуация стала меняться. С большим трудом, после двух туров выборов, президентом все-таки вновь стал Борис Ельцин. Деньги из Давоса оказались потраченными не зря. И едва ли еще когда-нибудь этому форуму удастся сыграть столь же серьезную роль в истории России, как тогда.

Впоследствии каждый год в нашей стране стали ожидать от Давосского форума обязательно чего-то судьбоносного. И ежегодно разочаровываться – он уже не тот. Но на самом деле он тот же самый – изменились мы.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться