Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Финансовые рынки   08.12.2013 00:40:18

И спускается он с покоренных вершин. Что же делать?

Судьба рубля

И спускается он с покоренных вершин. Что же делать?

minfin.ru

27 ноября ЦБ в очередной раз двинул вверх границы бивалютной корзины. С начала 2013 года это произошло уже в 16-й раз. Заодно 27 ноября был установлен своеобразный рекорд: стоимость бивалютной корзины (0,55 доллара и 0,45 евро) составила на Московской бирже сначала 38,35 рубля, а потом и 38,45 рубля, что является максимумом с августа 2009 года. В тот же день евро взял психологически важную высоту в 45 рублей. Колебания валютного рынка, конечно, продолжатся, но тихую девальвацию рубля (о которой писала «Финансовая газета») уже не остановить.

Худеющий

ЦБ развернул широкую общественную кампанию выбора маркировки нашей национальной валюты. Хорошо, конечно, что спрашивают мнение всех, но такой подход лучше бы подошел пенсионной реформе, которую каждый раз обновляют едва ли не в режиме спецоперации. И каждый раз так, что на нововведение обрушивается шквал критики экспертов, которая, к сожалению, звучит постфактум и не всегда может повлиять на окончательные решения, которые в свою очередь очень часто все равно оказываются промежуточными. В результате реформа превращается в чехарду.

Что же касается рубля, то, конечно, гораздо интереснее не то, какой геральдический герб ему выберут, а то, каким будет его курс по отношению к другим валютам. И здесь особенных загадок нет: судьба рубля неразрывно связана с судьбой российской экономики. Так как перспективы экономики, даже по официальным прогнозам Минэкономразвития, мягко говоря, неутешительные, то и рублю в прямом смысле слова не поздоровится.

На этом фоне совсем неубедительно звучат официальные здравницы в честь рубля. Последний раз с ней выступил министр финансов Антон Силуанов. В середине ноября он комментировал эпатажное предложение ЛДПР существенно ограничить возможности использования доллара в нашей стране. У министра финансов получилось, что рубль гораздо надежнее доллара.

Пост, понятно, обязывает. Но не стоит считать людей по эту сторону экрана (Силуанов давал телеинтервью программе «Вести в субботу») сплошь клиентами Кашпировского. Глобально у доллара, действительно, огромные проблемы, о которых он, однако, не слишком беспокоится, пока остается основной мировой валютой. Это прежде всего состояние финансовой системы с астрономическими долгами и дефицитами. У рубля проблемы пожиже, зато с ними всем нам приходится жить здесь и сейчас.

Вот короткая выписка из истории болезни рубля за второй и третий кварталы этого года, сделанная экспертами Центра макроэкономического анализа (ЦМАКП): за это полугодие рубль подешевел к бивалютной корзине на 7%. При этом за третий квартал (в течение которого обесценение рубля существенно замедлилось) Центробанк продал на рынке около $14 млрд из своих золотовалютных резервов, что в 3,5 раза превосходит показатель второго квартала и в 7 раз — третьего квартала 2012 года.

Еще один важный параметр: положительное сальдо счета текущих операций в третьем квартале снизилось до $1,1 млрд по сравнению с $3,4 млрд во втором квартале и $5,8 млрд в третьем квартале прошлого года. В августе и в июле сальдо текущего счета и вовсе уходило в минус. В общем, без поддержки ЦБ курс рубля был бы еще слабее. Хотя ЦБ переключается от таргетирования курса рубля на таргетирование инфляции. Переход, по оценке председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, не простой: «Нам придется допустить более сильное колебание валюты, но, на мой взгляд, плюсов от этого гораздо больше. Вспомните, когда мы в большей степени управляли валютным курсом, мы порождали спекулятивные ожидания. Когда внешняя среда сильно меняется, экономику трясет. В 2008 году пришлось продать около 200 млрд долларов из ЗВР, для того чтобы избежать резких скачков и дать возможность населению и корпоративному сектору адаптироваться к новым реалиям. Если курс гибкий, то меньше спекулянтов на рынке. Кроме того, компании, да и население, стараются меньше накапливать валютных рисков, к примеру брать валютные кредиты в отсутствие доходов в валюте».

Сложные эмоции испытывает Эльвира Набиуллина, наблюдая динамику котировок рубля. ИТАР-ТАСС

Сложные эмоции испытывает Эльвира Набиуллина, наблюдая динамику котировок рубля. ИТАР-ТАСС

Причины слабости рубля, как уже было сказано, секрета не составляют. Замедляющаяся экономика интерес у инвесторов не вызывает, значит, приток валюты определяется практически исключительно активом торгового сальдо, а этот актив сокращается. Потенциал роста импорта в России существенно выше потенциала роста экспорта. Стоит напомнить: в Минэкономразвития ожидают снижения реального курса рубля к 2020 году относительно 2011 года на 9% в консервативном и на 10% в инновационном сценарии.

Тактика и стратегия

Экономисты дискутируют на тему: выгодно или нет для экономического роста удешевление национальной валюты. Аргументы следующие. Традиционно считается, что укрепление национальной валюты вредно для экономики: конкурентоспособность экспорта падает, а производство, ориентированное на внутренний рынок, угнетается усиливающимся притоком дешевеющего импорта. Однако эти минусы компенсируются: снижается бремя долга, выраженного в валюте, и издержки компаний, работающих на импортном сырье или комплектующих, и в результате растет производство автомобилей, мебели, одежды и текстиля. Новое импортное высокотехнологичное оборудование становится доступнее, а в страну идет приток капиталов из-за рубежа.

На импорте оборудования стоит остановиться особо. Вот позиция председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной: «Чтобы рост был устойчивым и долгосрочным, нам нужно повышение конкурентоспособности. Иначе прирост внутреннего потребления в возрастающей степени начнет покрываться импортом. Можно, конечно, повышать конкурентоспособность и производительность труда на основе организационных мероприятий, сокращения издержек. Компании это делают, и после кризиса многие этим активно занимались. Но значимо повысить производительность труда можно, только обновив технологическую базу, сняв инфраструктурные ограничения. А это уже инвестиции, инвестиционный климат.

Нынешнее замедление имеет в основе не циклический, а структурный характер. И методы лечения должны быть структурными».

Напротив, ослабление национальной валюты сопровождается повышением цен на импортные товары внутри страны, от чего выиграют только экспортно-ориентированные и импортозамещающие отрасли, зато общая зависимость экономики от состояния мирового рынка сырьевых товаров только усилится. Что особенно рискованно в ситуации, когда мировой рынок все еще находится на грани нового кризиса, который неизбежно приведет к обвалу цен на сырье.

Есть недавний, но уже хрестоматийный пример Японии, которая сумела выйти из долгосрочного дефляционного тупика и подстегнуть экономический подъем девальвацией иены. Но Россия, увы, не Япония. По данным Института Гайдара, пример Японии не работает в развивающихся странах с высокой долговой нагрузкой (не столько государства, сколько компаний), значительным уровнем долларизации экономики и существенной зависимостью от поставок импортного оборудования, к которым относится и Россия.

К этому стоит добавить: эффект девальвации даст дополнительный стимул экспорту, а в России это прежде всего экспорт сырьевой. В условиях практического отсутствия потенциала промышленного в полном смысле слова экспорта девальвация если и даст позитивный эффект, то весьма краткосрочный, в долгосрочной же перспективе консервируется нынешняя модель экономического развития, уже очевидно себя дискредитировавшая. Есть даже те, кто, политизируя ситуацию, говорит, что действия ЦБ, не препятствующего ослаблению рубля, в интересах олигархов-сырьевиков.

В Институте Гайдара считают, что рост реального валютного курса рубля в 2001–2008 годах значимого влияния на совокупный объем производства отраслей российской промышленности не оказал. Он его не сдерживал, как были убеждены многие. Напротив, «повышение курса национальной валюты всегда вызывает ускорение экономического роста», убеждены авторы работы.

Изучив достаточно длительный период посткризисного восстановления между 1998 и 2008–2009 годами, когда рубль крепчал по отношению к иностранным валютам, экономисты выяснили, что влияние этого фактора на экономический рост было противоречивым. Выигрывали от растущей курсовой динамики рубля отрасли, ориентированные в основном на внутренний рынок и использующие в производстве импортные комплектующие. Например, металлургия, легкая и автомобильная промышленность. Снижалась рублевая выручка у многих экспортно-ориентированных отраслей: у топливно-энергетического комплекса, химической и нефтехимической промышленности.

А для ряда отраслей, например для пищевой промышленности, влияние изменений валютного курса оказалось нейтральным.

Однако выводы ученых-гайдаровцев еще не стали всеми признаваемой аксиомой. Поэтому вопрос о том, сумеет ли Россия использовать падение рубля для расширения импортозамещения, еще не устарел. Андрей Белоусов, помощник президента Путина, во всяком случае, считает, что такой шанс упускать нельзя. Но он в меньшинстве, у него немало оппонентов.

Пока бесспорно одно: рубль продолжит тихую девальвацию. Хотя официальные лица предпочитают этот термин не использовать из-за алармистских ассоциаций, которые он вызывает. Отвечая на вопрос ИТАР-ТАСС, возможна ли девальвация рубля, Эльвира Набиуллина ответила так: «Если под девальвацией вы имеете в виду резкий обвал или снижение стоимости рубля в несколько раз, как это было в 1998 году, то ответ однозначный — нет. Хотя колебания и в ту, и в другую стороны под воздействием внешних факторов, в том числе в результате политики стран с резервной валютой, конечно же, происходят. Мы не таргетируем курс, мы сглаживаем краткосрочные колебания. В этом и есть смысл нашей валютной политики. А для построения прогноза надо смотреть за фундаментальными факторами: какими будут цены на нефть, инвестиционный климат, отток капитала, что будут делать денежные власти других стран. При этом нельзя оценивать курс рубля исключительно по отношению к американскому доллару; надо принимать во внимание другие валюты».

Набиуллина права: девальвация по образу и подобию августа 1998 года слишком социально опасна. Хотя — так уж устроена экономика — когда кошкин хвост в виде рубля был сразу отрублен, и его не резали, как сейчас, мелкими кусочками, положительный эффект тоже был. Это был эффект быстрого импортозамещения. Достаточно сказать, что для перехода в фазу подъема после августа 1998 года экономике России понадобилось всего четыре-пять месяцев. Потом ее подхватили растущие цены на нефть.

Если же вернуться в сегодняшний день, тихая девальвация, нравится этот термин тем, кто во власти, или нет, происходит и будет продолжаться. И каждый делает из этого объективного процесса свои выводы. Предприниматели стараются ограничить валютные долги и пробуют наладить экспортные поставки. Граждане тоже не дремлют. Кто-то переводит валютную ипотеку в рублевую, кто-то накапливает собственные валютные резервы. Вот только проводить отпуск за рубежом россияне не перестают. Это о тех, кто может варьировать валюты, в которых ведет расходы, или тех, кому есть что накапливать. В целом же продолжает действовать старое правило: текущие сбережения следует делать в той валюте, в которой собираешься их тратить, если траты предстоит делать не далеко потом, а в близкой перспективе. Иначе расчеты могут перечеркнуть обменные коэффициенты.

В любом случае уверен: врасплох моих соотечественников уже не застать. Опыта жизни в кризисных условиях нам не занимать.

Николай Вардуль

Финансовые рынки   08.12.2013 00:40:18   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.