Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Противоречивое ОСАГО

Большому опыту большие скидки

За рулем «большой брат»

За рулем «большой брат»

Российский рынок телематики на пороге удвоения

Страхование против страха

Есть рынок, неподвластный кризису

Безопасность по-корейски

А ведь когда-то самой безопасной маркой считалась Volvo

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Остановить мгновение

Как страхуют самое дорогое

Черкизон в Лас-Вегасе

Черкизон в Лас-Вегасе

Российское правосудие достало Тельмана Исмаилова и в городе, построенном американской

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Финансовые рынки   25.01.2012 13:17:15

С какой стороны постучат в дно экономики?

С какой стороны постучат в дно экономики?

Кнутом и без пряника

В странах еврозоны продолжаются два взаимосвязанных процесса: уяснение инвесторами, что на самом деле они имеют под видом госбумаг тех стран, которые предпочитали благополучие в долг (а таких большинство) — и попытки Германии и Франции заставить членов «евросемьи» не тратить деньги без спросу. Так как заставить привыкших к мотовству родичей можно только кнутом, регулярные угрозы дефолтов и выхода из еврозоны просто необходимы в воспитательной работе. А значит, запуганные инвесторы и дальше будут заниматься оздоровительным бегом от рискованных активов.

В США, например, набирает ход избирательная кампания. Так как выйти из кризиса за эти годы не получилось, это дает республиканцам прекрасную возможность вернуться во власть.

То, что получится выйти и не могло, если кризис, как сейчас многие уверены, «кондратьевский», то есть системный, политиков никоим образом не смущает. Что цинично, но практично: ведь следующий президент сможет, на манер Владимира Путина в 2000?м, получить дивиденды от усилий нынешней администрации: основные завалы уже расчищены, а к концу следующего президентского срока в 2016 году как раз ожидается начало нормального экономического роста. Так что победив на выборах, республиканский президент имеет все шансы остаться и на второй срок.

Республиканцы это понимают и, победы ради при помощи парламентского большинства вставляют Бараку Обаме палки в колеса. А так как уже в этом году придется вернуться к вопросу «потолка» госдолга, можно не сомневаться, что республиканцы этим воспользуются.

«В США вполне вероятна смена правящей партии и повторение шоу с лимитом госдолга», — уверен управляющий директор ГК «АЛОР» Сергей Хестанов.

А значит, опять мир будет трясти из-за сомнений в устойчивости доллара. Не исключено и очередное снижение странового рейтинга на этом фоне, что в свою очередь опять заставит инвесторов перетряхивать свои портфели.

Между прочим основной инвестор в госдолг США — Китай. И именно он, возможно, станет главным разочарованием Года Дракона. Усилия по повышению внутреннего спроса пока не увенчались успехов — надувался в основном пузырь в недвижимости, так что китайские власти теперь больше озабочены подстиланием соломки на место падения, чем стимулированием роста, и старательно «охлаждают» разгоряченных инвесторов.

«Заметное (выше статистической погрешности) охлаждение экономики Китая спровоцирует падение сырьевых цен, — говорит Хестанов. — Однако такой сценарий в 2012 году маловероятен».

Где чихнет Россия

«В 2012 году нас наверняка ждет одно из двух: либо вторая волна кризиса, либо его последствия, — говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. — В первом случае мы увидим серьезное падение производства в еврозоне, кризис многих банков (либо огромные государственные расходы по их спасению), резкое снижение цен на нефть, газ, металлы и т. д. После острой фазы начнется затяжной (возможно, на десятилетие) период низких темпов роста мировой экономики: развитые страны будут топтаться на месте, формирующиеся рынки замедлятся.

Во втором случае сразу начнется второй этап, минуя острый кризис». При этом, по его мнению, источником острого кризиса, если он произойдет, безусловно станет еврозона. «Однако „база“ замедления роста гораздо шире — это вся Европа, США, Япония и многие другие страны», — отмечает эксперт.

Все это — и проблемы еврозоны, и американские предвыборные дрязги, и китайские неудачи будет сказываться на России самым непосредственным образом. Ничего не поделаешь: с одной стороны, российская экономика встроена в мировую и не может идти против общего тренда, с другой — сырьевая направленность усугубляет ситуацию. Если добавить сюда российские выборы, возможность продолжения политических волнений, а может быть, и социальных протестов, несбалансированность принятого бюджета и возможное продолжение предвыборного аттракциона неслыханной щедрости для электората, то можно не сомневаться: при малейшем «насморке» мировой экономики Россия так «чихнет», что мало не покажется. Так что остается только прогнозировать, где именно ожидать «чиха».

Утекай

«Главные следствия еврокризиса — снижение аппетита инвесторов к риску и фактическое закрытие долгового рынка», — говорит Хестанов. Это означает, что развивающиеся экономики, к каковым относят Россию, привлекают все меньше интереса инвесторов. А значит, фондовые рынки падают, инвестиционные проекты сокращаются. Сжатие долгового рынка непосредственно бьет по российской банковской системе, привыкшей перекредитовываться у европейских банков по их низким ставкам. Нет рынка перекредитования — нет кредитов. Прежде всего — длинных и дешевых, в которых нуждается промышленность, и так лишенная инвестиционных вливаний. Отсюда — как минимум, стагнация промышленного роста. Что, в свою очередь, означает рост безработицы, особенно в промышленных регионах, и сокращение покупательской способности. А это уже бьет по торговле и сфере обслуживания, рынку ипотеки и недвижимости — далее везде…

В сущности, эти процессы наблюдались в российской экономике уже в 2011 году.

Чистый вывоз капитала из России частным сектором, как подсчитал ЦБ, в 2011 году составил 84,2 миллиарда долларов против 33,6 миллиарда долларов в 2010 году. Безусловно, здесь падение аппетита инвесторов к риску усугублялось и беспокойством относительно политической стабильности. Это хорошо видно на динамике оттока капитала. Так, в первом квартале 2011 года, когда мир следил за судьбой американского госдолга, был зафиксирован вывоз 20,1 миллиарда долларов. Во втором квартале, более благополучном квартале, отток составил 7,3 миллиарда долларов. В третьем, когда заговорили о дефолте Греции, — 19 миллиардов долларов. А вот в четвертом, когда появились сомнения в политической стабильности, отток капитала подскочил до 37,8 миллиарда. Кстати, в четвертом квартале 2010 года, когда мировую экономику тоже лихорадило, отток капитала составил те же 19,8 миллиардов долларов. Так что можно достаточно точно подсчитать «цену» мирового кризиса и цену политической дестабилизации в России. Их стоимость практически одинаковая. «Боюсь, что и в целом изменилось отношение инвесторов к России — отток капитала в 85 миллиардов долларов при цене на нефть 110 долларов за баррель выглядит просто пугающим. Что же будет, если нефть хоть немного подешевеет?» — переживает Гурвич.

Нет денег — нет производственной активности. Индекс предпринимательской уверенности, рассчитываемый Центром конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ на основе опросов Росстата, стагнировал с июля 2011 года. Промышленный рост, по данным Росстата, наблюдался только относительно аналогичных периодов 2010 года, первого года восстановления после кризиса. Что касается роста месяца к месяцу, то он при исключении сезонности колебался в районе нуля. Правда, в декабре индекс предпринимательской уверенности вырос на 1 п.п. Насколько это тенденция, а не всплеск перед новогодним покупательским бумом — покажут итоги I квартала текущего года.

Не банковать!

По мнению директора по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергея Алексашенко, очередное обострение кризиса уже началось: идет отток капитала, сжимается ликвидность. Нехватка ликвидности вообще стала знаком последнего времени, особенно в России: в конце прошлого года она даже лишила игроков фондового рынка традиционного предновогоднего ралли.

«Думаю, дефицит ликвидности прошлого года был связан с целой совокупностью проблем, одна из которых — это отток капитала, — говорит президент Ассоциации региональных банков „Россия“ Анатолий Аксаков. — Сейчас острота проблемы спала, но, очевидно, что в течение первой половины текущего года проблема будет существовать, периодически обостряясь. Пройдут выборы, привыкнут к ситуации в Европе — и ликвидность вернется». При этом эксперт не исключает дефолта Греции, но считает, что он уже учтен в котировках.

Для российской банковской системы ничего катастрофического в этом нет, уверен Аксаков. «Она достаточно стабильная, никаких потрясений я не жду. Во второй половине года жду роста кредитования — бума, конечно, не будет, будет вялый, но устойчивый рост», — говорит он. При этом, по его прогнозу, активизироваться будет не только кредитование населения, но и бизнеса. «Думаю, экономический рост по итогам года составит около 4% или даже выше, — говорит Аксаков. — К тому же я думаю, что политические персоны, которые придут к власти после выборов, начнут реализацию масштабных государственных инфраструктурных проектов — это и дорожное строительство, и ЖКХ, и энергетика. А значит, будет вестись и кредитование этих проектов».

«Банковская система по объективным показателям выглядит лучше, например более сбалансированы валютные активы и обязательства, — согласен Гурвич. — ЦБ извлек правильные уроки из кризиса 2008 года — в частности повысив гибкость обменного курса. Но зато мы за время кризиса поняли (все равно, вероятно, не полностью), какие серьезные проблемы скрываются за фасадом банков».

Слабое звено

«С появлением определенности в политической жизни России, в судьбе ЕС, с учетом начавшегося, хотя и слабого роста в США, — думаю, что вторая половина года будет позитивной», — обнадеживает Аксаков. «О „дне“ кризиса говорить рано — ни острая фаза, ни долгий период низких темпов роста еще не начались. У нас все еще впереди», — возражает Гурвич. При этом он отмечает, что бюджетная система России готова к кризису хуже чем в 2008 году. «Намного меньше денег в Резервном фонде, намного меньше профицит, больше обязательств, которые невозможно даже сократить, не говоря уж об отказе от них (прежде всего резко выросли пенсионные обязательства)», — перечисляет он.

Ухудшение здесь связано не с объективными обстоятельствами, а, скорее, с нашей местами сомнительной политикой в период кризиса, считает эксперт. Правда, у бюджета есть достаточная защита, по крайней мере, на год в виде Резервного фонда. «Секвестр бюджета в этом году нам точно не грозит, — уверен Гурвич. — Так что главные проблемы сейчас не краткосрочные, а средне- и долгосрочные. Нам предстоит пережить множество „долгоиграющих“ проблем: ГПВ (госпрограмму вооружений на 20 трлн рублей — ред.), резкое ухудшение демографических пропорций, скорее всего, снижение цен на нефть. А потенциала адаптации бюджета к долгосрочному ухудшению условий я не вижу».

Что касается краткосрочных перспектив рубля, то они определяются будущими ценами на нефть, отмечает Гурвич. «Если они упадут, рублю может резко девальвировать, если взлетят (это может произойти в случае политической дестабилизации на Ближнем Востоке), рубль укрепится. При стабильных ценах на нефть рубль будет постепенно обесцениваться, по крайней мер, в номинальном выражении», — прогнозирует эксперт.

Слабое место нашей экономики обнажилось в 2009 году, считает Гурвич. «Это даже не недостаток доверия, а полное его отсутствие, — говорит он. — В нынешнем году мы получили множество подтверждений того, что для этого были и по-прежнему есть серьезные основания: например, скандальные ситуации с Банком Москвы, Межпромбанком и другими банками. На другой чаше весов только одно „конкурентное преимущество“ — очень низкий государственный долг, большие золотовалютные резервы и некоторые сбережения в двух нефтегазовых фондах».

На волне протестов

Кондратьевский кризис 30-х годов прошлого века закончился Второй мировой вой­ной. Первый нефтяной кризис 70-х годов прошлого века — массовыми протестами, рождением неформальных движений и опять же региональными войнами. Анамнез, как говорят медики, у нынешнего кризиса нехорош. Симптомы тоже: протестное движение разрастается — от «оккупантов» Уолл-Стрита до арабских уличных революционеров. Ужесточается и риторика противоборствующих сил на геополитической арене: достаточно посмотреть на развитие ситуация с иранской ядерной программой.

Россия довольно долго, на удивление политиков, оставалась в стороне от этих процессов. Объяснение политолог Марк Урнов видит в том, что громче всего протестуют против ухудшения ситуации, а вот требования улучшения всегда тише.

Этому есть и психологическое объяснение: требуя перемен, можно бояться, как бы не стало хуже, а вот если хуже уже стало, то требовать возврата к прежнему (или протест против ухудшения) можно совершенно безбоязненно — потерявши голову, по волосам не плачут. Подтверждением может служить то, что самые горячие протесты в развитых странах — не в Германии, где давно строго следят, чтобы безработные не засиживались на пособии, а в Греции, где госслужащие потеряли «четырнадцатую» (!) зарплату.

Нынешние уличные протесты в России пока идут от желания перемен к лучшему, поэтому вполне вероятно их затухание после президентских выборов. Однако стимулировать их может намеченное на вторую половину года ужесточение социальной политики — от перенесенного на лето повышения тарифов ЖКХ до реформы здравоохранения и образования.

Почувствуют ли граждане во второй половине года ухудшение жизни и насколько оно будет значительным, зависит от многих факторов. В том числе и от того, будет ли правительство тушить нынешнее уличное недовольство политическими реформами — или предпочтет завалить его деньгами.

«Правительству стоило бы соблюдать бюджетную дисциплину и не заниматься популизмом», — советует Хестанов. Однако не верит, что совет будет учтен. «Скорее всего, протестная активность вынудит правительство поддерживать повышенный уровень социальных расходов», — прогнозирует он.

Поэтому стоит быть готовым к экономическому спаду.

Татьяна Рыбакова

Финансовые рынки   25.01.2012 13:17:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.