Назад в стагнацию

Оживление экономики перечеркнул крепкий рубль

Биржи Европы рухнули

Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

На первый-второй рассчитайсь!

На прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предполагающий разделение

ЦБ припустил от рубля

ЦБ припустил от рубля

Как поддержать рубль в новых условиях?

Банк России перешел на бег трусцой

ЦБ указал рублю на спуск

ЦБ может снизить ставку до 9,25%

Рубль надо снижать

ЦБ снизит ставку до 9,5%

Банки должны выполнить требования по обязательным резервам

Галстук как предчувствие

Галстук это, в самом деле, предчувствие – их любят, по наблюдениям маркетологов, носят

Что выросло, то выросло

Что выросло, то выросло

Публикация очередной партии деклараций о доходах высших чиновников оставила больше вопросов,

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

ТЭК   04.04.2012 07:55:01

Доктора вызывали?

Доктора вызывали?

Министр энергетики Сергей Шматко ждет подсказки в решении загадки о падении прибыли в его отрасли в декабре 2011 года. ИТАР-ТАСС

19 декабря 2011 г. премьер Владимир Путин провел на Саяно-Шушенской ГЭС знаменательное заседание правительственной комиссии по развитию энергетики, где заявил о наличии коррупционных схем в работе ряда электроэнергетических компаний, отмывании денег в офшорах и призвал навести порядок в отрасли. А в начале марта Росстат подвел финансовые итоги декабря и 2011 г. в целом. Декабрьские данные по прибыли иначе как шокирующими не назовешь, пишет Елена Балашова из «Центра развития» НИУ ВШЭ: сальдированный финансовый результат промышленности упал до 25 млрд руб. против среднемесячного значения 362 млрд руб. за январь — ноябрь.

То есть в 14,5 раз!

Обвал произошел именно в энергетическом секторе, где убытки в декабре превысили 200 млрд руб., выяснили в «Центре развития». Между тем начало четвертого квартала 2011 г. для энергетического комплекса было вполне успешным: сальдированный финансовый результат в октябре—ноябре достиг 89 млрд руб., превысив на 8,5% уровень соответствующего периода 2010 г., производство выросло на 0,5%. И вдруг в декабре — убыток в 205 млрд руб. Что же произошло?

«Объективные причины снижения прибыли в декабре, конечно, были: производство сократилось на 5% к декабрю 2010 г., с 1 декабря отменено взимание штрафов за недобор электроэнергии потребителями, что, несомненно, понизило доходы электросбытовых компаний. Правда, пока неясно, на сколько именно, но вряд ли столь кардинально для комплекса в целом», — рассуждает Елена Балашова в выпускаемом «Центром развития» «Бюллетене КГБ». Тем более что сальдированная прибыль от продаж в четвертом квартале составила 113 млрд руб. Это хоть и меньше на 10% по сравнению с тем же периодом 2010 г., но никак не могло привести к сальдированному финансовому результату в минус 116 млрд руб. «То есть внереализационная деятельность энергетического комплекса в четвертом квартале 2011 г. обернулась шокирующими убытками в 229 млрд руб.», — делает вывод Балашова.

Вполне возможно, что убытки связаны с инициированными премьером и проводимыми Минэнерго, ФСТ России и другими ведомствами проверками деятельности энергетических компаний и их руководителей, предполагает эксперт. Однако, что именно заставило проверямых провести по статье «прочие расходы» столь невероятно крупные суммы — «Финансовая газета» решила расспросить о возможных версиях экспертов. Тем более что, как напоминает Балашова, в декабре аналогичные проверки начались и в «Транснефти». И тут аналогичная картина: убытков от прокачки нефти и нефтепродуктов по трубопроводам в декабре не наблюдалось, но сальдированный финансовый результат подотрасли (1,7 млрд руб.) оказался в 5 раз меньше ноябрьского и в 16 раз меньше октябрьского. А ведь в премьерский список компаний, требующих проверки, попали «Газпром», РЖД, «Совкомфлот», ВТБ, ВЭБ, «Росатом», «Сбербанк». Не окажется ли «визит доктора» в эти компании фатальным для их финансовых результатов? И для финансового результата российской экономики в целом: в 2011 г. она заработала свыше 8,5 трлн руб. сальдированной прибыли от продаж, потери от внереализационных операций превысили 1,3 трлн руб. (в том числе почти 800 млрд руб. в четвертом квартале), а сальдированный финансовый результат экономики (с поправкой на индекс цен производителей) составил всего 1,7% к уровню прошлого года. Причем в четвертом квартале -минус 9%.

Валерий Миронов, заместитель директора «Центра развития» НИУ ВШЭ:

«Кому-то надо поручить расследовать, как получились эти убытки в госкомпаниях»

Государственный сектор вообще неэффективный. Тем более, когда речь идет о таких мощных компаниях с большими объемами выручки, что, во-первых, создает большой объем возможностей для коррупционных доходов, а во-вторых, создает также большой объем возможностей для взяток контролирующим органам, чтобы они на эти коррупционные доходы не обращали внимания, в частности через совет директоров.

Что касается непосредственно убытков энергетического сектора, то они могут быть вызваны в том числе нелегальными выплатами «золотых парашютов» менеджерам, которые увольнялись из этих компаний в массовом порядке? после известной речи Владимира Путина на Саяно-Шушенской ГЭС. Они могли унести эти деньги в качестве последней, так сказать «капли меда» в свои соты.

Понятно, что, если придать эти факты гласности и спросить, откуда взялись эти убытки, они могут выдвигать различные объяснения. Тем более что результаты последнего месяца года всегда колеблются.

Но любые возможные объяснения недостаточны для того, чтобы оправдать такой объем убытков. Там не только объективный, но и субъективный фактор может быть, то есть эти убытки могут быть искусственными. По­этому все это нужно расследовать. Вряд ли здесь может помочь Счетная палата — ведь бюджетные средства здесь не задействованы. Но кому-то надо поручить расследовать, как получились эти убытки в госкомпаниях, чтобы они не повторились. Может Генпрокуратуре?

Но вообще-то везде, особенно в России, госсобственность — это неэффективная, с точки зрения общественных интересов, форма собственности. Я это знаю, так как сам с этим сталкивался как независимый директор в совете директоров госкомпаний. Потому что госкомпании, с одной стороны, не контролируются частными акционерами, а с другой — чиновники, сидящие в советах директоров и в руководстве таких компаний, прекрасно понимают, что завтра их президент выгонит — и какой смысл им радеть об интересах компании и тем более общества? Я, например, вхожу в совет директоров госкомпании, но она небольшая. Нас, представителей науки и других представителей общественности, не зовут в советы директоров крупных госкомпаний. Вот и получается, что контроль над деятельностью их менеджмента вести практически некому.

В то же время крупные госкомпании обладают поддержкой госорганов, в том числе контролирующих, которую они могут использовать для прикрытия.

Поэтому эти госкомпании надо как можно быстрее приватизировать. Причем не сразу полностью, а постепенно, снижая долю государства с 75 до 50%, а еще лучше до 25%. Это позволит государству сохранить контроль над ключевыми вопросами, но позволит частным акционерам ввести своих представителей в советы директоров. И эти представители довольно быстро начнут вскрывать подобные дела.

Почему сейчас тормозят приватизацию? Даже в «Стратегию-2020» попало положение о том, чтобы до 2015 года нам ничего не приватизировать. Объясняют, что, мол, кризис, не сможем выгодно продать. На самом деле все это инспирировано руководителями этих госкомпаний, потому что никто ведь не говорит о том, что государство должно сейчас продать максимальный пакет акций. Достаточно продать 10? 20% акций, чтобы ввести в советы директоров 1? 2 представителей частных акционеров. Но менеджмент госкомпаний их крайне боится. Между тем пример энергетики показывает, что введение наблюдения от частного капитала крайне выгодно.

Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент»:

«Я не нахожу подтверждения этим данным в своих источниках»

Если бы подобные убытки существовали в реальности, они вызвали бы очевидно спад на фондовом рынке. Но акции электроэнергетики в лидерах роста. На фондовом рынке никаких негативных слухов не было, а они, скорее всего, появились бы, если бы такие перепады были бы реальностью.

Исходя из данных Росстата в 2011 г., по предварительным данным, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений) в действующих ценах составил +7252,7 млрд руб. (43,3 тысячи организаций получили прибыль в размере 8555,6 млрд руб., 16,9 тысячи организаций имели убыток на сумму 1302,9 млрд руб.).

В 2010 г. сальдированный финансовый результат составил (по сопоставимому кругу организаций) +6043,9 млрд руб. Сальдо прибылей и убытков отрасли распределения газа, электроэнергии и воды выросло на 33,3% — до 120,7 млрд руб. Так что я не нахожу подтверждения данным, приводимым «Центром развития», в своих источниках.

Дмитрий Абзалов, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России:

«Есть нерешенный политический вопрос с т.н. „серыми“ финансовыми потоками»

Менеджмент госкомпаний достаточно серьезно связан с государственными структурами — как, впрочем, и во всем мире. Убытки в энергетическом секторе могли быть вызваны резким ростом тарифов. Что касается госкомпаний, не относящихся к сектору производства электроэнергетики, например «Роснефть»,

то здесь на повестке дня стоит вопрос эффективности производства. Необходимо создавать современную инфраструктуру по переработке российских энергоносителей к созданию продукции с высокой добавочной стоимостью. Потому что производство нефти более других секторов зависимо от внешних контуров. Создавая инфраструктуру, повышающую спрос на российские энергоносители внутри страны, можно снизить эту зависимость.

Еще одной причиной декабрьского «провала» в финансовых результатах промышленности является курсовая разница. Известный факт: многие компании-экспортеры не возвращали в декабре прибыль, ожидая в январе—феврале ослабления рубля. На фоне «греческих маневров» часть предприятий прибыль придерживала. И, конечно, без решения вопроса о стабильности валютного курса говорить о стабильном перетоке финансовых средств сложно.

Наконец, есть нерешенный политический вопрос с т.н. «серыми» финансовыми потоками то, чем сейчас обещает заняться Росфинмониторинг. Достаточно большие «серые» потоки идут за рубеж и обратно, поэтому предприятиям очень легко показывать различные уровни прибыли. Поэтому необходимо также ужесточить контроль над офшорными сделками.

В целом мне представляется, что действия по стабилизации валютных курсов, выход из сырьевого фарвартера через организацию переработки может решить вопрос с перетоком на Запад прибыли российских предприятий и стабилизацией показываемых ими финансовых результатов.

Владислав Игнатов, в1999 — 2001 гг.- депутат Государственной думы, в 2001 — 2005 гг. аудитор Счетной палаты:

«Нужно восстанавливать министерство госимущества, назвав его по-другому: Казна Российской Федерации»

Это как раз вопрос создания Большой казны. Все активы государства должны быть учтены и должен быть один человек на уровне Казначея РФ, который отвечал бы за них.

За все движимые и недвижимые активы, в том числе за естественные монополии, за пакеты акций, находящихся в руках государства. Который будет заниматься вопросами управления и активами, и пакетами акций — короче, управление и распоряжение государственной собственностью. То, чем занималось в свое время Минимущество и чем у нас сейчас вроде должно заниматься Агентство по управлению федеральным имуществом. Но сейчас все это раздроблено. Так, помимо Росимущества государственной собственностью занимаются и подразделения профильных ведомств. В результате наличие «двух ключей» приводит к тому, что они сами себе дают директивы.

Я считаю, нужно восстанавливать министерство госимущества, назвав его по-другому: Казна Российской Федерации.

Что касается причины возникновения декабрьских убытков, то здесь надо серьезно раз­бираться. Это какая-то нереальная сум­­ма — 200 млрд руб. К тому же на растущих тарифах. Нонсенс какой-то. Гипотетически можно предположить глобальные неплатежи, но фактически это невозможно. В любом случае это показывает неэффективность нынешней деятельности госкомпаний и необходимость контроля над их деятельностью, в том числе инвестиционной.

У нас основной вопрос эпохи — стоимость добавочного продукта. А «междусобойчики» внутри госкомпаний и приводят к высокой себестоимости их продукта.

Татьяна Рыбакова

ТЭК   04.04.2012 07:55:01   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.