Назад в стагнацию

Оживление экономики перечеркнул крепкий рубль

Биржи Европы рухнули

Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

На первый-второй рассчитайсь!

На прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предполагающий разделение

ЦБ припустил от рубля

ЦБ припустил от рубля

Как поддержать рубль в новых условиях?

Банк России перешел на бег трусцой

ЦБ указал рублю на спуск

ЦБ может снизить ставку до 9,25%

Рубль надо снижать

ЦБ снизит ставку до 9,5%

Банки должны выполнить требования по обязательным резервам

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

ТЭК   25.11.2013 10:00:34

Долгое прощание

Что означает очередная отсрочка приватизации «Роснефти»?

Долгое прощание

ИТАР-ТАСС

12 ноября первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил о том, что приватизация «Роснефти» отодвигается, как говорят чиновники, «вправо», то есть переносится на будущее. «Если раньше мы думали, что это может быть 2015 год, то сейчас эксперты говорят, может быть, это лучше отложить до 2016 года», — вот что сказал Шувалов.

С одной стороны, решение об отсрочке и без подкрепления мнением «экспертов» вопросов не вызывает — состояние рынка и колебания в настроениях крупнейших международных инвесторов к рынкам развивающихся стран в целом и России в особенности выгодных государству условий для приватизации не обещают. Правда, с одним дополнением: ни сейчас, ни, увы, с учетом долгосрочного прогноза Минэкономразвития, о котором «Финансовая газета» писала в прошлом номере, в будущем. Но в истории с приватизацией «Роснефти» много граней, в том числе и весьма любопытных.

Навстречу пожеланиям ВР

Зададимся простеньким, на первый взгляд, вопросом: сколько групп потенциальных участников у процесса приватизации «Роснефти»? По большому счету две: собственник, а это государство в лице Росимущества и правительства и покупатель, а это частные инвесторы, готовые вложить капиталы в крупнейшую российскую нефтяную компанию. Но, оказывается, и государство, и инвесторы могут быть весьма многоликими и даже меняться местами в разворачивающемся процессе, который к тому же далеко не всегда является, строго говоря, приватизацией.

Игорь Сечин и Игорь Шувалов обсуждают, при каких котировках акций следует приватизировать «Роснефть» ИТАР-ТАСС

Игорь Сечин и Игорь Шувалов обсуждают, при каких котировках акций следует приватизировать «Роснефть». ИТАР-ТАСС

Здесь все имеет значение. Для начала: где и когда сделал свое заявление Шувалов? По существу так он подытожил очередное заседание межправительственной российско-британской комиссии по торговле и инвестициям, сопредседателем которой с российской стороны первый вице-премьер и является. Резонно предположить, что приватизация «Роснефти» на этом заседании обсуждалась, тем более что вторым по размеру пакета акций после российского государства собственником «Роснефти» является ВР (сейчас ей принадлежит 19,75% акций «Роснефти»). Тогда именно на этом заседании прозвучало мнение экспертов, на которое сослался Шувалов. В подтверждение этому можно вспомнить, как еще 28 октября замминистра энергетики Андрей Текслер говорил о том, что его министерство поддерживает приватизацию госпакетов «Транснефти», «Роснефти» и «Зарубежнефти», включенных в план приватизации до 2016 года. Во всяком случае, теперь применительно к «Роснефти» «до» сменилось если еще не на «после», то на «в».

Итак, правительство, рассчитывая, по-видимому, что ВР будет не прочь или самостоятельно расширить свою долю в «Роснефти», или поучаствовать в привлечении инвесторов, готово отложить это финансовое пиршество на 2016 год. Но правительство и ВР не единственные заинтересованные в приватизации «Роснефти» лица.

Те же и Игорь Сечин

Еще один активнейший участник процесса — глава «Роснефти» Игорь Сечин. И тут следует сразу признать, что отсрочка приватизации госкомпании, которую он возглавляет, возможно, как мы только что предположили, в интересах ВР, но зато точно в интересах самого Сечина.

При этом стоит оговориться, что интересы Сечина в вопросах приватизации «Роснефти» практически никогда не совпадают с интересами правительства. Хотя «не совпадают» — это слабо сказано. К ретроспективе противостояния мы еще обратимся, но и сейчас ситуация та же.

Правительство, конечно, вольно рассчитывать на то, что бюджет в 2016 году получит за выставляемый на продажу пакет «Роснефти» больше, чем мог бы получить в 2014 или 2015 году, но не стоит забывать, что и в правительстве представлены разные интересы. Бюджет и сегодня, и завтра в плачевном состоянии. Доходы от приватизации отложили в момент фактически переживаемого секвестра как федерального бюджета 2013 года, так и урезания проектируемых доходов и соответственно расходов бюджета в 2014–2016 годах. А кусок-то «Роснефти» наваристый: правительство намеревалось продать 19,5% минус 1 акция ОАО «Роснефть» за 423,5 млрд руб. И вот эта полная ложка проносится мимо рта, то есть бюджета, притом что, например, в этом (2013) году федеральный бюджет получит от приватизации, по оценке министра финансов Антона Силуанова, которую он дал 20 сентября, «около 50–65 млрд руб." вместо ранее запланированных 427 млрд руб. С тех пор сумма ожиданий Минфина сократилась до 52 млрд руб., то есть бюджет получит в 8 раз меньше по сравнению с ожиданиями. Так что Игорь Шувалов, заявив о переносе сроков приватизации, вряд ли выразил интересы Минфина.

Но вернемся к Игорю Сечину. Сорванный, о чем фактически и говорит Антон Силуанов, план приватизации был составлен при президенте Дмитрии Медведеве, это меморандум его экономической политики. За меморандумом, однако, ничего кроме поражения новых приватизаторов не последовало.

Ситуация практически та же, что и с ответом на вопрос: кто вправе возбуждать дела по факту налоговых преступлений. Как в прошлом номере писала «Финансовая газета», здесь Дмитрий Медведев тоже проиграл. Сначала (в его президентство) МВД было этого права лишено, основанием законодательно были названы только материалы налоговой службы. Но президент Путин внес в Госдуму законопроект, возвращающий силовикам их прежние права. В налоговой сфере «мотором» разворота медведевских инициатив выступили Александр Бастрыкин и возглавляемый им Следственный комитет. Поход против медведевских приватизационных планов, особенно применительно к госкомпаниям в сфере ТЭК, возглавил Игорь Сечин.

Карта «Роснефтегаза»

Между Сечиным и правительством и персонально правительственным куратором ТЭКа, идеологом медведевской приватизации, вице-премьером Аркадием Дворковичем развернулась настоящая война. Сечин опирался на близость к Путину, Дворкович — на близость к Медведеву. У Дворковича были правительственные постановления, которым Сечин сумел противопоставить вышедший в первые дни возвращения Путина в президентское кресло указ об особом порядке приватизации госкомпаний в сфере ТЭКа. Порядок предусматривался и в самом деле совершенно особый. «Инвестором» в приватизации этих компаний признавался «Роснефтегаз». Стоит напомнить: председателем совета директоров «Роснефтегаза» является Игорь Сечин.

Парное выступление Медведева с Дворковичем на рынке приватизации компаний ТЭК проходит с переменным успехом

Парное выступление Медведева с Дворковичем на рынке приватизации компаний ТЭК проходит с переменным успехом. ИТАР-ТАСС

Сечин откровенно смеялся над правительством: вы хотите приватизировать «Роснефть»? Хорошо, она будет приватизирована, бюджет получит за ее акции деньги.

Но, во-первых, покупателем продаваемого пакета станет «Роснефтегаз». Получается действительно «особая приватизация», при которой государственная собственность не исчезает, а частная собственность не прибавляется. Ведь «Роснефтегаз» — компания на 100% государственная, которая была создана в те грозно-романтические времена, когда в верхах еще не было ясности в том, кому достанутся активы раскулачиваемого ЮКОСа — «Роснефти» или «Газпрому», и даже не исключался вопрос их объединения, для чего, собственно, и понадобился «Роснефтегаз», учрежденный в боевом 2004 году, с тех пор деградировавший до копилки госакций обеих углеводородных госкомпаний. Но Сечин сдул с него пыль и превратил в боевого слона на поле битвы с правительством.

Во-вторых, какие деньги можно как с инвестора «приватизации» получить с госкомпании? Государственные. В случае «Роснефтегаза», выступающего покупателем акций «Роснефти», картина получалась законченной: «Роснефтегаз» заплатил бы за «Роснефть» деньгами, которые складывались из дивидендов на хранящиеся в «Роснефтегазе» акции «Роснефти» и «Газпрома». Эти дивиденды давно должны были бы быть в бюджете. Так что акции одной госкомпании доставались бы другой госкомпании, за что бюджет получил бы деньги, которые давно должны были бюджету принадлежать. Красота!

Правительство возмущенно жаловалось президенту на то, что Сечин саботирует его, правительства, решения. Дворкович придал гласности «страшный» факт: оказывается, между правительством и «Роснефтегазом» не урегулированы отношения по регламентации контроля за компаниями, акции которых находятся во владении «Роснефтегаза», — «Роснефтью» и «Газпромом». В связи с чем, предупреждал Дворкович, государство может утратить контроль над «Роснефтью» («Роснефтегаз» владеет 69,50% акций «Роснефти» и 10,74% акций «Газпрома»), которая остается подконтрольной исключительно Сечину. Почему, однако, правительство с 2004 года не удосужилось урегулировать отношения с «Роснефтегазом» — это вопрос, скорее, к правительству, сегодня — к Аркадию Дворковичу, а не к «Роснефтегазу» и Игорю Сечину.

Сечин из доверия президента, особенно завершив сделку с ВР, конечно, не вышел, хотя Владимир Путин был вынужден публично признать, что приватизация в ТЭКе может получиться «какой-то странной».

Сечин же практически по той же схеме «приватизации» претендует, опять вопреки ожесточенному сопротивлению правительства, на то, чтобы «Роснефть» «приватизировала» Новороссийский морской торговый порт (НМТП). «Роснефть» готовится вести бурение в Черном море и нуждается в береговой базе. Поэтому Сечин обратился к Путину с письмом, в котором предложил поручить правительству инициировать решение о приватизации акций НМТП. Обращение к президенту понадобилось для того, чтобы избавиться от конкурентов, претендующих на акции НМТП, а их немало. Смысл в том, что с 2010 года законом предусматривается возможность продажи стратегического актива без аукциона, для этого необходимо соответствующее решение президента. Правительство активно возражает, оно апеллирует к приватизации без кавычек — к развитию конкурентной среды. Борьба продолжается.

Идеология и деньги

Однако «странности» приватизации «Роснефти» объясняются не только позицией Игоря Сечина. У идеологии приватизации есть не менее мощный идеологический противник. Особенно на нефтегазовом поле. С 2004 года в этой сфере шла хотя и не поголовная, но мощная кампания «экспроприации экспроприаторов», классической жертвой которой стал Михаил Ходорковский. Это была политическая линия, которую усвоили все. Появились, естественно, и толкователи. В 2012 году не политтехнолог, а директор аналитического управления компания «Альпари» Александр Разуваев написал о том, что 10 лет назад Россия перешла к политике «ресурсного национализма», что полностью соответствует российской Конституции, по которой недра принадлежат всему российскому народу.

Приватизационный разворот, о котором заявил президент Медведев, строго говоря, разворотом не был. Потому что государство сохраняло за собой контроль за важнейшими приватизируемыми госкомпаниями, в первоначальной программе приватизации говорилось о том, что правительство в конечном счете оставит за собой в «Роснефти» лишь одну, но «золотую» акцию, так что главное, что было в этой программе, — идеологический заряд был с подмоченным порохом.

Если же отложить идеологию в сторону, то к приватизации «Роснефти» есть и совершенно конкретные вопросы, ответы на которые позволяют уже не умозрительно заключить, зачем понадобилась отсрочка. «Ведомости», например, приводят оценки аналитика UBS Максима Мошкова, который считает, что для приватизации капитализация «Роснефти» сейчас непозволительно низкая — $78,5 млрд. Кроме того, у компании, как он считает, с точки зрения инвесторов рискованная финансовая стратегия — «Роснефть» получает большие предоплаты по контрактам и тратит их на приобретения, наращивая и без того высокий долг. Если цена на нефть будет падать, то в долгосрочной перспективе «Роснефти» придется рефинансировать долги по более высоким ставкам. На нынешней капитализации «Роснефти» негативно сказывается и процесс выкупа акций у миноритариев. По мнению Мошкова, компания, вероятно, сперва «хочет закрыть эту историю, и чтобы потенциальные инвесторы успели о ней подзабыть».

Рыночное объяснение приватизации «Роснефти» заключается, таким образом, в том, что самой компании она может понадобиться для платежей по набранным долгам. Что ж, этот аргумент для Игоря Сечина убедительнее любых правительственных программ (если, конечно, правительство возглавляет не Владимир Путин). А уж вариант сохранения денег, полученных от приватизации в компании, или их использования на нужды компании Сечин найдет. Времени для этого у него предостаточно, а креатива не занимать.

Николай Вардуль

ТЭК   25.11.2013 10:00:34   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.