ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Дивиденды «Алроса»

Дивиденды «Алроса» могут составить 8,93 рубля на акцию

Треть сгущенки поддельная

Треть сгущенки поддельная

Пальмового масла в сгущенке не обнаружено

Продажи смартфонов растут

Население стало покупать более дорогие смартфоны

Чай? Элементарно!

Из Китая в Европу с РЖД

Подписано соглашение о развитии контейнерных перевозок

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

ТЭК   17.12.2012 10:00:00

Тайники «Роснефтегаза»

28 ноября вице-премьер Аркадий Дворкович написал Владимиру Путину письмо. Главный фигурант в нем один — «Роснефтегаз», а предложений два — не возвращать «Роснефтегазу» деньги, уплаченные ВР за покупку акций «Роснефти» из загашника «Роснефтегаза», и консолидировать все в том же «Роснефтегазе» госпакет акций «Интер РАО ЕЭС», рассованный сегодня в разные госкарманы.

Тайники «Роснефтегаза»

Что в этих предложениях способно сблизить заклятых друзей — Аркадия Дворковича и главу «Роснефти» Игоря Сечина и что — еще дальше развести?

И нашим, и вашим

С одной стороны, Аркадий Дворкович поступил мудро. Понятно, что его предложение изъять в федеральный бюджет формально причитающиеся «Роснефтегазу» $4,9 млрд, которые ВР платит за 5,66% акций «Роснефти», которые в рамках сделки по продаже своей доли в ТНК-ВР британская компания прикупила у «Роснефтегаза», главе «Роснефти» и председателю совета директоров «Роснефтегаза» Игорю Сечину понравиться не может. Он отстаивает особую роль госхолдинга в консолидации госактивов компаний ТЭКа и не приветствует передачу средств «Роснефтегаза» в какой угодно форме и под каким угодно предлогом в федеральный бюджет. Известно, что Сечин был категорически против перечисления компанией в бюджет 50 млрд руб. на докапитализацию «Русгидро» и за то, чтобы «Роснефтегаз» напрямую оплатил допэмиссию этой энергетической госкомпании.

Дворкович это учел и приготовил второе предложение — к хранящимся в «Роснефтегазе» 75,16% акций «Роснефти» и почти 10% акций «Газпрома» добавить весь госпакет акций «Интер РАО ЕЭС» (58,89%).

Другими словами, Дворкович докладывает Путину (все понимают, что в сфере ТЭКа, без преувеличения самого стратегического для России комплекса отраслей, решения принимает лично президент), что его предложения сбалансированы: часть средств «Роснефтегаза» направляется в бюджет, но зато Сечин продвигается к своей цели — через «Роснефтегаз» экономически, а не административно контролировать все госкомпании ТЭКа.

Какое решение примет Путин, станет известно позже. Однако жгучей потребности в получении $4,8 млрд федеральный бюджет, плавно движущийся не к дефициту, а к профициту, явно не испытывает. Пока же пресс-секретарь президента Дмитрий Песков лишь заявил, что не комментирует служебную переписку.

Но у этой переписки есть и другая сторона.

Партизанские тропы приватизации

«Роснефтегаз» — не только яблоко раздора между правительством в лице Аркадия Дворковича и Игорем Сечиным, но и непоследнее действующее лицо в новой волне российской «приватизации». Стоит напомнить, что с подачи Сечина, принятой Путиным, «Роснефтегаз» наделяется функциями «инвестора» в рамках «приватизации» госкомпаний в рамках ТЭКа. Что это «приватизация» в кавычках, так как речь идет о продаже акций госкомпаний государственному же холдингу, признает и Путин, назвавший ее «странной».

Аркадий Дворкович в свою очередь — самый яркий борец за приватизацию в российском правительстве. Вот только сама приватизация такой же яркой никак не выходит. Зато схемы, предложенные Дворковичем Путину, могут быть рассмотрены через призму такой «странной» «приватизации».

Дворкович предлагает платеж ВР за акции «Роснефти», находившиеся на хранении в «Роснефтегазе», в бюджет. И при очень большом желании доход бюджета можно объявить приватизационным. В конце концов, ВР заплатила не за что-нибудь, а за акции государственной «Роснефти».

Но даже горячий сторонник приватизации Дворкович такое желание, скорее всего, задавит. Ведь этот платеж — небольшая часть сложной сделки по покупке государственной «Роснефтью» частной ТНК-ВР, то есть не приватизация, а совсем наоборот — огосударствление. В цифрах это выглядит так: бюджет, по предложению Дворковича, может получить за 5,66% акций «Роснефти» $4,8 млрд, в то время как Игорь Сечин оценил всю сделку по покупке «Роснефтью» ТНК-ВР в $61 млрд.

С консолидацией в «Роснефтегазе» гос­акций «Интер РАО ЕЭС» чуть сложнее. Сейчас госпакет акций этой компании распылен: Росимуществу принадлежит 14,79% акций, «Росатому» — 13,42%, ФСК ЕЭС — 19,95%, «РусГидро» — 5,28%, Внешэкономбанку — 5,45%. Дворкович предлагает их все собрать в «Роснефтегазе». Предположим, что их консолидация эффективна, вместо нескольких формальных госсобственников, появляется один, консолидированный. С точки зрения нормальной логики это называется централизацией и концентрацией госсобственности.

Но есть и «приватизационная» логика. По ней от расширения собственности «Роснефтегаза» до его роли инвестора в «приватизации» даже не шаг, а полшага. Передачу «Роснефтегазу» акций «Интер РАО ЕЭС», закрыв глаза, даже можно объявить «приватизацией». Тогда получается, что в рамках «приватизационной логики налицо сближение позиций Дворковича и Сечина.

Тут к Дворковичу и Сечину стоит добавить еще одно действующее лицо — премьера Дмитрия Медведева. В своем большом интервью «Коммерсанту» он не один раз говорил об идеологии. А приватизация — едва ли не самая идеологизированная тема в рамках экономической политики.

В чем ее идеология? Вернемся к истокам.

Приватизация — не цель, а средство. Целью же может быть не разгосударствление само по себе, а изменение социальной структуры общества, повышение эффективности экономики, в конце концов пополнение бюджета.

В самом начале (в 1992–1993 годах) главной целью приватизации было изменить структуру общества. Это была и идеологическая, и политическая цель, потому что экономика очень быстро менялась,

изменения в обществе никак не поспевали и, для того чтобы обеспечить широкую социальную поддержку революционным по сути преобразованиям, необходимо было создать класс собственников.

Но этого так и не было сделано. Точнее, возник лишь класс собственников своего жилья, но этого явно недостаточно, класса мелких акционеров в России не появилось. Приватизация пошла другим маршрутом: вместо именных счетов — ваучеры, потом залоговые аукционы. Возникла крайне узкая группа сверхбогатых, в результате массовой социальной поддержки у реформаторских сил в России как не было, так и нет. А это — один из источников социальной напряженности в сегодняшнем российском обществе.

На нынешнем этапе приватизации цели и вовсе размыты. О мелких акционерах никто и не заикается. Фискальная цель отходит на второй план: бюджет и так близок к профициту. Получается, что речь может идти только о перераспределении госпакетов акций, что важно, контроль за приватизируемыми компаниями государство сохраняет за собой, между крупными частными собственниками.

Какая здесь идеология? Близкая к той, по которой проводились залоговые аукционы. Но тогда собственность хотя бы переходила целиком в частные руки, теперь, повторю, по плану правительственной приватизации контроль за приватизируемыми предприятиями остается за государством, так что даже дежурный тезис о большей эффективности частной собственности не работает.

Раз четкой идеологической установки в сегодняшней вялотекущей приватизации нет, возникают псевдоприватизационные схемы. А тут возможно всякое — даже сближение позиций Дворковича с Сечиным, какими бы непримиримыми идеологическими противниками они не представлялись. Письмо Дворковича Путину и об этом тоже.

Николай Вардуль

ТЭК   17.12.2012 10:00:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.