Отвязавшаяся пушка на паруснике мировой экономики

В последние годы с легкого пера Насима Талеба, привившего аналитикам своим «черным лебедем»

Дефицит бюджета РФ в 2016 г. составил 3,5% ВВП

Дефицит бюджета РФ в 2016 г. составил 3,5% ВВП

Минфин объявил о дефиците бюджета в 3,5% ВВП

Лондонский суд завершил слушания сторон по делу о долге Украины перед РФ

Лондонский суд выслушал стороны по делу о долге Украины перед РФ

Глава МЭРТ ожидает повышения рейтингов РФ в 2017 г.

Рейтинги РФ могут быть повышены в 2017 г

МЭРТ не обсуждает прогрессивную шкалу НДФЛ

Вводить прогрессивную шкалу НДФЛ не планируется

Почему страхование сталкивается с новыми рисками?

В конце прошлого года на российском страховом рынке появился новый крупный игрок —

Чай? Элементарно!

Объем господдержки спроса на авторынке составит 17,4 млрд руб.

Правительство выделило деньги на поддержку спроса на автомобили

Турция планирует вернуться на российский сельхозрынок в 2017 г.

Турецкие сельхозтовары могут появиться в России в 2017 г.

Госдума ратифицировала «Турецкий поток»

Госдума одобрила «Турецкий поток»

«Большая восьмерка»

Первый триллионер появится в течение ближайших 25 лет

Умные вымирают

Ум не способствует размножению

Зарплату гостопменеджеров регулировать не будут

В России гостопменеджеры получают в разы больше, чем их коллеги в Китае

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Индустрия   14.03.2012 15:26:49

Наши триллионы не у нас

Наши триллионы не у нас

Виктор Зубков не скупится на цифры, он измеряет капиталы, вывезенные из России, в триллионах рублей и процентах от ВВП. ИТАР-ТАСС

Как недавно заявил первый вице-премьер Виктор Зубков, из России за 2011 год было выведено более 1 трлн «сомнительных» рублей. А МВД ранее приводило еще более впечатляющую цифру: каждый год за рубеж утекает порядка 5 трлн рублей. Причем немалую долю этих денег составляют «откаты», полученные чиновниками. Эксперты говорят, что и эти цифры занижены. Если оно действительно так, на эти деньги за двадцать лет можно было построить совершенно другую экономику. Но как-то все было не до того…

Зато теперь разоблачения следуют одно за другим. Первым делом выяснилось, что премьер чуть ли не поименно знает топ-менеджеров в энергетике, пользующихся офшорами (но раньше с этим знанием ничего не делал). Что в правительстве в курсе, сколько сомнительных денег вывозится за рубеж (но помалкивали). И даже знают, какие меры надо предпринять (но не пред­принимали).

Главам энергетических компаний, уволенным после разноса Путина, считайте, элементарно не повезло: на их месте мог оказаться почти кто угодно. 70% российских производственных активов зарегистрированы в офшорах. Просто рост энерготарифов уж больно раздражает электорат. «Пока народ снизу не стал об этом говорить, никто не обращал внимания», — такое простое, как пять копеек, объяснение прошлой «слепоты» правительства выдал сам Владимир Путин.

Секрет Полишинеля

Однако, чтобы «не обращать внимание», надо было откровенно постараться. Громкие скандалы с офшорными разоблачениями то и дело сотрясали СМИ — и, что характерно, всегда заканчивались пшиком. Так, в «налоговом рае» оказались скрыты собственники частного аэропорта «Домодедово» — и определить их год назад не смогли ни Генпрокуратура, ни Счетная палата. Даже несмотря на всю шумиху вокруг теракта.

Или банкротство Межпромбанка — самое крупное в истории российской банковской системы. Итог — деньги выведены в офшоры, а образовавшиеся финансовые дыры закрывают за счет казенных средств. Неужели Центробанк не видел применяемые схемы?

А некрасивая история со Сбербанком, который пытался засудить скандально известный кипрский офшор Shades of Cyprus Ltd.? Она заставляет задуматься, с чьей легкой руки главный банк страны время от времени пренебрегает финансовыми рисками и даже нормативными требованиями того же Центробанка.

И уж точно нельзя было не заметить то, что творилось на стройке века — строительстве стратегической трубы ВСТО. «Сор», вынесенный из «избы» «Транснефти», разлетелся по всему миру: выяснилось, что самые крупные подряды доставались компаниям-посредникам — «прокладкам» с копеечным уставным капиталом без штата сотрудников и техники. Где же «посадки»?

Да, что там, стоит лишь вспомнить, что Аркадий Ротенберг, чьи компании связаны с офшорами Marc O`Polo Investments и Sunstone Holding Limited Limassol, давний знакомый Владимира Путина. Получается, тот даже своего товарища никак не проконтролирует…

Главная «загогулина» в том, что без «финансовых гаваней» представить нашу экономику просто невозможно. Офшоры — везде. Как минимум половина более чем из полутысячи западных самолетов, эксплуатируемых нашими авиакомпаниями, зарегистрирована на Бермудских островах и в Ирландии. Стоимость регистрации там примерно вдвое ниже, чем в России. С плавсредствами — еще серьезнее: в открытом океане встретить российское судно под национальным флагом практически невозможно — их меньше 10% всего отечественного гражданского флота.

В офшор на лифте

— Как будто все делается, чтобы деньги утекали за бугор, — безжалостен к анти­офшорной кампании представитель сферы ЖКХ — той самой коммуналки, на которую тандему то и дело жалуется глава Росфинмониторинга. Впрочем, без видимых последствий для коммунальщиков. По последним данным, эти граждане «умыкивают» 10 млрд рублей в квартал.

Суть работы проста, анонимно рассказывает мой собеседник: в тендерах на обслуживание домов и территорий побеждают компании, где работают родственники чиновников, либо граждане, не поскупившиеся на «откат». «Свои люди» делают работу кое-как для отвода глаз или не делают вообще (заключая фиктивные контракты), а потом исчезают с деньгами. Такая организация позволяет руководителям структур ЖКХ полностью контролировать финансовые потоки.

— Фирме, которая создается за пару месяцев до торгов, дается подряд, например на смену лифтов, — делится коммунальщик.

— Схемы, как выигрываются такие торги, секретом не являются. Вместо новых кабин устанавливаются старые — с заплатками. Отчет между тем успешно сдается, а след выделенных на лифты миллионов простывает в офшорах.

К отчетности, тем временем, подкопаться крайне сложно, хмыкает коммунальщик. Никто и ничто не мешает штамповать сметы, в которые включены любые работы за нужные деньги.

Цели платежей, которыми можно прикрыться при выводе средств за рубеж, при этом могут быть самыми маразматичными. Был случай — даже заключали договор на проведение исследования шельфа Антарктики, вспоминает мой собеседник.

Деньги через систему фирм-однодневок уходят на счета офшорных фирм, откуда возвращаются уже наличными. Причём сделки могут быть не только фиктивными, но и вполне реальными. Просто цены будут завышены-либо предусмотрены высокие комиссии, штрафы и прочее. В общем, офшор — это настоящее эльдорадо для компаний, которые хотят безболезненно обналичить денежные средства — причем на условиях полной конфиденциальности.

До недавнего времени «налоговый рай» был достаточно дорог «в эксплуатации», однако со временем это удовольствие стало стоить не более $500 — неспроста офшорные фирмы завели себе даже компании средней руки. Разумеется, заимели их и «прачечные» — конторы по обналичке.

Эта служба и опасна, и трудна

За сомнительным оборотом, утекающим за рубеж, вроде бы следят. Например, этим занимаются примерно 500 сотрудников Росфинмониторинга, которые в день получают до 36 млн сообщений о подозрительных операциях. В таком потоке им просто нереально выявить действительно преступные схемы. Что уж там говорить о мониторинге транзакций купленных банков?

Следит и Центробанк. Но, как публично заявил замгенпрокурора РФ Александр Буксман, полторы тысячи сотрудников ЦБ владеют акциями коммерческих банков, за которыми они же и надзирают.

И при этом все контролеры перекидывают вину друг на друга. Вот, например, Генпрокуратура винит таможенников, закрывающих глаза на незаконные операции. Например, на вывод капитала за рубеж под прикрытием фиктивных внешнеторговых контрактов.

Более того, выяснилось, что уголовные дела о нарушениях валютного законодательства зачастую заминались и «забывались». Из 15 тыс. преступлений в Центральном таможенном управлении по 7,6 тыс. истекли сроки давности привлечения лиц к административной ответственности.

Может быть, процесс вывода средств за рубеж наши чиновники как раз всеми силами ограничивали — просто что-то с контролем не срасталось? Ан нет: раньше плательщиков, переводящих деньги на счет иностранной компании, закон обязывал зарезервировать в Центробанке сумму, эквивалентную 25% платежа. Потом эту норму отменили с целью либерализации законодательства. Чем незамедлительно воспользовались любители тихих финансовых гаваней зарубежья. Стало достаточным указать цель платежа — и можно спокойно отправлять деньги.

Борьба с «фирмами-прок­лад­ка­ми», через цепочку которых средства (в том числе и налого­пла­тель­щиков) утекают за рубеж, формально ведется. Даже ввели уголовные сроки для тех, кто создает фирмы с целью совершения преступлений. Однако толку? Во-первых, доказать «преступные поползновения» той или иной фирмы крайне трудно. А во-вторых, накажут, как всегда, не тех, кого надо: во главе фирм-однодневок, как известно, стоят «зиц-председатели» — граждане, которые за плату согласились зарегистрировать на себя фирму. Федеральная налоговая служба не раз выдвигала предложения по ужесточению порядка регистрации юрлиц, но кампания против барьеров не дает законодателям предпринять этот шаг.

Отдыхающие миллиарды

Истинную «серьезность» намерений российских чиновников раз и навсегда «порвать» с офшорами наглядно демонстрирует то рвение, с которым российское правительство кинулось спасать один из главных пунктов миграции российских теневых денег — Кипр. Когда Еврокомиссия отказала республике в кредите, на помощь пришла Москва с 2,5 миллиарда евро (по ставке всего 4,5%). Лишь бы кипрская экономика не развалилась, словно карточный домик. Нашей помощи должно хватить, чтобы удовлетворить все финансовые потребности страны на этот год.

Заинтересованность России объясняется просто — на Кипре, который давно стал филиалом российской банковской системы, хранятся десятки миллиардов долларов, выведенных из РФ. Если отталкиваться от данных, опубликованных в деловых СМИ, вряд ли удастся найти хотя бы одну крупную российскую корпорацию, которая бы не обросла «связями» в благодатной республике. Так, зарегистрированная на Кипре Intergeo Management Ltd. в прошлом году получила контроль над УК «Интергео» кандидата в президенты Михаила Прохорова. Здесь же «засветился» и Сулейман Керимов — на принадлежащие ему кипрские компании оформлены 25% акций «Уралкалия» и 27% акций «Полюс золота». Не гнушается контролировать «Северсталь» через кипрскую Frontdeal Ltd. и Алексей Мордашов. При помощи другой тамошней компании — Highstat Limited — олигарх в прошлом году приобрел более 30% акций ОАО «Силовые машины». Идем дальше по списку из журнала Forbes: Алишер Усманов владеет кипрской Gallagher Holding Ltd., которая контролирует «Металлоинвест» и другие активы олигарха. Тут же «прописались» ряд активов «Лукойла» Вагита Алекперова, Prof-Media Investments Владимира Потанина — продолжать этот список можно долго.

Кипр, хоть и не классический офшор, но все же трепетно любим, вот почему: ставка налога на прибыль здесь составляет 10%, в России — 20%. В случае выплаты через промежуточную компанию размер налогов с перечисляемой суммы значительно снижается. А перевод денег с Кипра уже в классический офшор вообще не будет облагаться налогами, так как местное законодательство не предусматривает налогообложение при выводе денег из страны.

Сколько стоит анонимность

Теперь правительство заявляет о намерении прикрыть офшорный беспредел. В частности, Путин хочет заставить компании отчитываться о реальных бенефициарах (конечных выгодоприобретателей) отправки денег в «тихую гавань». Однако путь этот тернист, предупреждают эксперты. Как проверить данные?

Офшоры свято чтут конфиденциальность бенефициаров, а реестры компаний, зарегистрированных там, закрыты. Цепочка фирм, ведущая к «налоговому раю», достаточно длинная, и налоговики «не видят» в ней конечного собственника.

К тому же, сама по себе работа с офшором — это вовсе не преступление, а доказать преступный замысел очень непросто. Поэтому чиновники во время знаменитого путинского разноса энергетиков могли даже кивать в ответ на слова премьер-министра, а про себя думать: всё равно ничего не доказать.

Что же нужно реально сделать, чтобы остановить утечки капитала «не туда»? Следовало бы сосредоточиться не на отставках второстепенных лиц, а на системных мерах, говорят эксперты. В частности, пересмотреть соглашения об избежании двойного налогообложения с другими странами. Также можно помешать компаниям, находящимся в офшорах, владеть российскими активами. Хотя побочный эффект у этого шага будет огромен — сокращение в нашу страну инвес­тиций.

Еще одна очевидная мера (при этом основанная на мировом опыте) — дать предписание банкам информировать государство об офшорной деятельности их клиентов. Напрашивается и осуществление налогообложения по месту нахождения менеджмента компании, а не месту ее регистрации.

Представим, что случилось чудо, и вышеперечисленные шаги по борьбе с офшорами приняты. Тогда то, что называется, заживем? Да в том-то и дело, что нет: проблема вывода капитала была и будет актуальна для тех стран, в которых предприниматели не уверены в его сохранении. Чтобы эти страны ни делали. Для нынешней России, в которой бизнес перестал заглядывать дальше чем на три-четыре месяца, это более чем актуально. А значит, капитал и дальше будет утекать за рубеж.

Да и владение фирмой через оф­шор чуть ли не единственная броня от произвола чиновников, судей, правоохранительных ор­га­нов.

— Если тебя не знают, то на тебя не нападут, не отберут бизнес и не посадят, — резонно замечает директор московского офиса крупной иностранной компании. — Плачевные примеры рейдерских захватов крупнейших российских банков, сотового ритейла, нефтяных компаний, где собственники были на виду, встречаются ежегодно. А активы у неизвестных собственников пока не отбирали.

Ирина Зверева

Дерипjpg.jpg

В «империях» любого российского миллиардера есть место для офшора. У Олега Дерипаски, например, это компания En+, зарегистрированная на острове Джерси. ИТАР-ТАСС

Индустрия   14.03.2012 15:26:49   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.