Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Индустрия   01.09.2011

Промышленность расстроилась

Сравнение не в нашу пользу. Мало того, что индекс предпринимательской уверенности в ЕС, хоть и упал в мае из-за проблем в Греции и приближения момента, когда ФРС США выключит печатный станок (как известно, это произойдет в июне), тем не менее, остается выше российского.

Важна еще и динамика: в то время как европейский индекс почти непрерывно рос с начала 2009 года, российский все это время демонстрировал неуверенные колебания, а весь 2010 год и вовсе тихо падает. Если сравнивать лишь майские значения с апрельскими, то значение индекса не изменилось. В его составляющих также произошло немного изменений. Чуть ухудшились показатели объемов производства – но это из-за майских праздников. Также несколько ухудшились спрос и прибыль предприятий. Зато притормозился рост цен и улучшилась ситуация с занятостью. Но все эти колебания никак не могут считаться уверенным выходом предприятий из кризиса.

Хотя, как считает директора Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович, полученные Росстатом данные – не стагнация. А «средняя температура по больнице». Если же рассмотреть детали, то выяснится, что последние два года в России существует не одна промышленность, а целых три. Первая – это предприятия, сумевшие стать конкурентоспособными на российском рынке, а то и на зарубежных. У них высокая производительность труда, благодаря высококвалифицированным кадрам и современному оборудованию, они активно ведут внешнеэкономическую деятельность, внедряют инновации и привлекают инвестиции.

Соответственно, у них все в порядке и со спросом, и с финансовыми ресурсами. Собственно, кризис для этих предприятий уже давно закончился и они уже строят планы завоевания новых рынков. Причем, такие предприятия есть практически во всех рыночных секторах промышленности: от сырьевых до обрабатывающих, от экспортно-ориентированных до работающих на внутренний рынок. Одно плохо – таких предприятий не много: по подсчетам Остапковича, порядка 17-20%. Несколько больше тех, кого Остапкович называет аутсайдерами: примерно 25-30% от общего числа промышленных предприятий России выживают исключительно благодаря своему квази-монопольному положению на региональных рынках, а часто -- и субсидирования государством – скрытого или явного.

Вот здесь можно достаточно точно очертить круг и деятельности – это, в основном, сектор ЖКХ, предприятия распределяющие электроэнергию, газ, тепло и воду, иные предприятия, живущие в основном на госзаказах. Ни о какой модернизации здесь нет и речи, об инвестициях тем более, долги зашкаливают, а эффективность их деятельности такова, что добавленная стоимость является отрицательной. То есть, результат работы приносит убыток вместо прибыли.

Самая же многочисленная группа – порядка 45%, -- это предприятия, которые живут, что называется, одним днем. Они располагают ограниченными финансовыми ресурсами, их руководители не инвестируют в модернизацию оборудования из-за страха ухудшения экономической ситуации и в результате становятся заложниками текущей конъюнктуры. В общем, назвать эту группу успешной тоже язык не поворачивается. Кроме этих трех групп, Остапкович выделяет еще и мобильную группу предприятий, которые примерно каждые полгода переходит из одного эшелона в другой – и не обязательно более низкий. Таких 10-15%, и проблема в том, что они сильно зависят от изменений ситуации в отрасли, а также от политических и экономических решений, принимаемых на различных уровнях власти.

Исходя из такого разделения, Остапчук предлагает стимулировать переход в верхний эшелон предприятий-«середнячков» и сократить аутсайдеров, передав их ресурсы в руки более эффективного менеджмента. Однако как это сделать? Понятно, что предложений, к примеру, не давать государственные субсидии лидерам, а снизить административные барьеры для «середнячков», звучало уже немало.

Беда в том, что связано это с провалом административной реформы – и, стало быть, на сегодняшний день для исполнения этого призыва нет инструмента в виде эффективного, мотивированного на сокращение собственных бюрократических функций государственного аппарата. А вот сократить аутсайдеров в принципе можно, не проводя кардинальных перемен в исполнительной власти. Дело в том, что в большинстве своем такие региональные квази-монополии существуют за счет того, что управление ими обрывается на региональном, в лучшем случае, уровне.

 При этом для местного руководства совершенно не интересна эффективная работа таких предприятий – гораздо интереснее сделать их зависимыми от бюджетных субсидий, что открывает широкое поле для внерыночных отношений. При этом рост тарифов ЖКХ вызывает недовольство граждан федеральной властью, хотя во многом он обусловлен именно неэффективностью работы таких предприятий и их устаревшим оборудованием. Так что убить аутсайдера полностью в интересах федеральных властей. А главное – и в их власти.
 
Татьяна Рыбакова
Индустрия   01.09.2011   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.