Обманчивая автогражданка

По информации Российского союза автостраховщиков, объем страховой премии по обязательному

Заткнули за пояс

Заткнули за пояс

Страхование жизни – самый быстрорастущий сегмент страхового рынка. Несмотря на то, что темпы

Налоги на роботов

Новая оптимизация фискальной системы Финансисты, а особенно банкиры, в последнее время

Общее собрание санкционеров

Чем грозит российской экономике «Кремлевский доклад» На прошлой неделе

Энергетика останется во власти угля и газа

Накануне открытия Давосского форума Международный валютный фонд повысил прогноз роста мировой

"Истра-Парк" - лучшая архитектурно-градостроительная концепция

«Искра-Парк» – это городской квартал бизнес-класса площадью 2,8 га, расположенный на

На рынке акций США прошли сильнейшие распродажи

На рынке акций США прошли сильнейшие распродажи

Последние недели войдут в историю мирового фондового рынка. Во-первых, закончился самый

Ипотечный рынок закончил год рекордами

Весь минувший год ипотечный рынок бил рекорды роста. Уже к началу ноября жилищных кредитов в

Кремлевские горки

Публикация Минфином США «Кремлевского доклада» вызвала повышенную волатильность на российском

Недвижимые тренды

Первые оценки ведущих риэлтеров и девелоперов говорят о том, что рынок недвижимости в прошлом

Влюбленные в шоколад

Мировые шоколатье находятся в бесконечном поиске экзотики. Так, конфеты Aficionado's

Все - в SPA!

Все - в SPA!

Оздоровление, омолаживание и обретение гармонии с окружающим миром волновало человечество с

Собачий бизнес «кусается»

Собаководство, особенно элитное, – прибыльный и динамичный бизнес, объединяющий целый ряд

Торможение на высоте

Любителям активного зимнего отдыха осталось еще два месяца, чтобы вдоволь накататься на

Бизнес на фитнесе

Есть, по крайней мере, три повода поговорить о фитнесе именно сейчас. Во-первых, длительные

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Индустрия   02.02.2018 19:32:13

Все в порядке. Падаем.

Росстат продолжает фиксировать замедление промышленности. После рекордного падения в ноябре индекс промпроизводства снизился относительно соответствующего месяца прошлого года и в декабре. В результате весь четвертый квартал 2017 года показал снижение по сравнению с последним кварталом 2016 года.

Рост промышленного производства по итогам года ужался до 1% – это даже меньше, чем в прошлом, еще рецессионном, году. При этом индекс, очищенный от сезонности, снизился второй квартал подряд, так что уже можно говорить о промышленной рецессии. К падению ВВП это пока не ведет, но о переходе экономики от роста к стагнации уже может свидетельствовать.

Когда в прошлом году ноябрьский индекс промышленного производства спикировал на 3,6% относительно прошлого года, удивлены были многие. Это было рекордное падение показателя с самого 2009 года – за всю недавнюю рецессию такого не случалось. А у нас, как известно, еще в начале года был объявлен экономический рост.

И часть аналитиков была склонна объяснять эту статистику единичным неудачным стечением обстоятельств. Теплая погода, высокая база прошлого года, корректировки методов Росстата, события в отдельных отраслях и т.д. В общем уже в декабре все нормализуется.

Минэкономразвития было с этим подходом солидарно. «Разовая волатильность, – сказал его глава Максим Орешкин. – Связана с отдельными историями в отдельных отраслях». В декабре и январе министерство эту мысль успешно развивало как в устной, так и в письменной форме.

Буквально за неделю до публикации данных Росстата на его сайте была вывешена «Картина экономики. Январь 2018 года», где говорилось: «В ноябре индекс промышленного производства снизился на 3,6% г/г после нулевой динамики месяцем ранее. Снижение было обусловлено в первую очередь неожиданным спадом в обрабатывающей промышленности (-4,7% г/г), который был локализован в двух отраслях – металлургии и производстве прочих транспортных средств и оборудования. “Локальный“ характер ноябрьского сокращения промышленности подтверждается оценкой медианного темпа роста обрабатывающих отраслей и данными конъюнктурных опросов за ноябрь. В декабре, по оценке Минэкономразвития России, произошла нормализация производственной активности».

В принципе с тем, что на результаты ноября влияли разные случайности, спорить трудно. Но, увы, это могло объяснить лишь рекордность темпов падения, но не его само. Замедление в промышленности шло давно – с июньских 2% роста с начала года до октябрьских 1,6%. Индекс с исключением сезонного и календарного факторов снижался с июня, и лишь однажды – в августе – показал едва заметный рост. Уже в октябре прирост промпроизводства по отношению к соответствующему месяцу прошлого года упал с майских 5,6% до нуля. Так что со случайностью была связана лишь сама цифра, но никак не знак перед ней, что и продемонстрировала последняя статистика.

Навстречу стагнации

Индекс промышленного производства в декабре вновь показал снижение по отношению к соответствующему месяцу прошлого года. Не такое большое, как в ноябре, но вполне заметное – 1,5%. На этот раз аналитики также вспомнили о теплой погоде, выполнении соглашения ОПЕК+, меньшем количестве рабочих дней и даже о возможных ошибках статистиков.

При этом некоторые из них обратили внимание на то, что индекс с исключенным сезонным и календарным фактором показал в декабре рост – 0,4%. Интересно, что это был лишь второй случай скромного прироста этого индекса с мая (тогда тоже на 0,4%). Но на этот раз в нем увидели признаки светлого будущего, хотя ранее более серьезное и длительное его падение опасений почему-то не вызывало.

Между тем именно падение промпроизводства сейчас больше похоже на тенденцию, а рост – на случайный всплеск. Собственно, тренд, вычисляемый самим Росстатом, на его графиках давно смотрит вниз. Со стороны Минэкономразвития пока развернутых комментариев на эту тему не звучало. Но, вероятно, и это окажется волатильностью. Во всяком случае, находясь на прошлой неделе в Давосе, министр Максим Орешкин о промышленном спаде громких заявлений не делал. Он прогнозировал в России экономический рост в 3,5% (через пару лет), рассказывал об инвестиционной привлекательности нашей страны и цифровой экономике.

Тем не менее Росстат зафиксировал снижение и по итогам всего четвертого квартала, что делает ситуацию не столь похожей на мелкую случайность на пути быстрого роста. Ни в прошлом, ни в позапрошлом году, как хорошо видно на графике, другого такого квартала у российской промышленности не было. И на нем же не менее заметно, что хорошие времена стали заканчиваться отнюдь не осенью.

Индекс промышленного производства с исключением календарного и сезонного фактора снизился и по итогам третьего и по итогам четвертого квартала. Так что по одному из формальных признаков во втором полугодии в российской промышленности можно было констатировать рецессию. Индекс достиг максимальных значений последних лет в мае, а затем в целом снижался.

В ноябре он оказался ниже соответствующего месяца не только прошлого, но и 2014 года (см. график). Это не было сложно, все достижения послерецессионного роста в России и состоят в приближении к результату этого, далеко не самого благополучного года в истории. Тогда в нашей экономике была стагнация и сейчас, похоже, наступает она же. Только на этот раз ей предшествовал куда менее заметный рост и более долгая рецессия, чем после кризиса 2008 года.

Потерянное двадцатилетие

Неудивительно, что о проблемах в промышленности сообщил и рассчитываемый Центром развития ВШЭ индекс региональной экономической активности. «Промышленный индекс РЭА в ноябре составил 51%, что указывает на неожиданные проблемы в этом секторе экономики: почти в половине регионов экономическая активность здесь снизилась по сравнению с прошлым годом», – сообщается в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе (КГБ)».

Еще хуже ситуация в строительстве (здесь индекс составил вообще 29%), но в остальных трех учитываемых сводным индексом РЭА секторах экономики (оптовая и розничная торговля, а также платные услуги) ситуация гораздо лучше. При этом по данным КГБ ««выздоровление» российской экономики идет медленно и значительная часть регионов остается в состоянии стагнации и даже рецессии».

«Приходится констатировать, что доля регионов, в которых растут четыре или пять секторов экономики, остается заметно ниже, чем это характерно для фазы уверенного экономического роста, – отмечают авторы и резюмируют. – В целом глубина и территориальная «распространенность» спада стабилизировались на уровне, указывающем скорее на стагнацию российской экономики, чем на переход к посткризисному восстановительному росту».

И это, к сожалению, пока более вероятное будущее чем то, о котором рассказывала на прошлой неделе российская делегация в Давосе. О «потерянном десятилетии» в российской экономике говорят давно. И то, что при этом имеется в виду, вполне мог бы иллюстрировать график темпов промышленного роста в России.

После обвального падения производства в первые пять лет реформ (по данным Росстата, за 1992–1996-е годы – примерно вдвое) и кризиса 1998 года начался бурный промышленный рост, в отдельные годы приближавшийся к 9%. Если смотреть только на цифры, то он не полностью нивелировал падение 1990-х годов, составив за 9 лет 76%. Однако менялась структура экономики, к тому же сам по себе рост явно был.

Но за все десять лет с 2008-го по 2017 год в сумме промышленный рост составил лишь 5,4%. И даже нефть, цены на которую большую часть этого десятилетия находились на рекордных по историческим меркам уровнях, не особенно помогла. Достичь 0,53% в год, которым соответствует рост промышленности последних 10 лет, сейчас шансов явно больше, чем 3,5%, так что последнюю статистику вполне можно считать заявкой уже на «потерянное» пятнадцати- или двадцатилетие.

Глеб Баранов

Индустрия   02.02.2018 19:32:13   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.