Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Набиуллина поддержала

Но важны детали

Чай? Элементарно!

Из Китая в Европу с РЖД

Из Китая в Европу с РЖД

Подписано соглашение о развитии контейнерных перевозок

«Разгуляй» признан банкротом

"Разгуляй" обанкротился

Доллара обновил минимум 2017 г.

Курс доллара достигал 55,78 руб

Трамп увеличит добычу нефти и газа

США могут увеличить нефтедобычу

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Интервью   09.01.2012 12:28:38

Чего ждать от финансовых рынков в 2012 году?

Чего ждать от финансовых рынков в 2012 году?

muzcentrum.ru

«Кризис никуда не уходил»

Какие события, по-Вашему, наиболее вероятны в следующем году на мировых финансовых рынках? В частности, насколько вероятна вторая волна кризиса? И вторая ли?

Думаю, «вторая волна» — это журналистская метафора, потому что кризис никуда не уходил. На самом деле ситуация непростая. Надо отметить, что если у нас все это время в центре внимания были США, то в последнем квартале этого года экономика США начала показывать первые признаки стабилизации и даже некоторых попыток роста. Так что паническое бегство из доллара закончилось.

Сейчас у нас новая история — с евро. Тут тоже начинаются панические настроения. Ситуация, конечно, серьезная. Проблема в том, что механизм принятия политических решений, из-за многочисленности центров принятия решений ЕС, разнородности его членов, достаточно длительный. Финансовый союз, предложенный Германией и Францией, достаточно логичен: именно отсутствие финансовой дисциплины и привело к проблемам Греции. Сейчас Франция с Германией предлагают усиление бюджетной дисциплины и введение санкций за ее нарушение. Причем соответствующие обязательства могут подписать не все 27 стран, а только те 17, что входят в еврозону. Однако это все равно требует внесения изменений в Лиссабонский договор. А на это требуется время, так как в Ирландии и Нидерландах для одобрения поправок требуется проведение референдума. И если Ирландия, в силу того, что сама попала в довольно неприятную ситуацию и получила помощь Евросоюза, скорее всего, не будет против, то в Нидерландах могут быть проблемы. Если помните, принятие Конституции ЕС, которую заменил Лиссабонский договор, провалил именно референдум в Нидерландах. Тем не менее думаю, все проблемы будут решены и евро выйдет из этой истории укрепившимся. Правда, неизвестно, будет ли при этом входить в еврозону Греция.

Что касается Италии, то все разговоры о ее неспособности расплатиться по долгам в значительной степени спекулятивны. Это третья экономика Европы, и проблемы там не столько в платежеспособности, сколько в ликвидности. На следующий год приходится основной объем рефинансирования долгов Италии — на 495 млрд евро. Почему и спекулянты оживились, так как есть на чем поживиться, и проблема возникла с правительством, так как на государственные обязательства приходится более 200 млрд евро. Понятно, что будут определенные проблемы с ликвидностью, но это удастся пережить. Конечно, если нынешнее правительство проведет необходимые реформы по сокращению социальной нагрузки.

Нужно сказать, что для Европы это вообще основная проблема. За последние 30–40 лет в Европе сложился, можно сказать, «социалистический капитализм» с очень большой социальной поддержкой населения. С одной стороны, это способствовало выравниванию уровня жизни и созданию «общества всеобщего благоденствия». С другой — способствовало тому, что население теряло инициативу и желание работать. И, конечно, к негативным последствиям для бюджетов. Но, думаю, Европа, несмотря на демонстрации и протесты, эту проблему решит.

Из Ваших слов я делаю вывод, что на следующий год проблемы в Европе еще продолжатся. «Дно» кризиса еще не пройдено…

Тут нужно понимать особенность нынешнего кризиса. Каждые 70 лет мы попадаем в ситуацию, когда взгляды на экономку необходимо пересмотреть. Это сейчас и происходит. Экономическая наука ничего предложить не смогла, так что режут по-живому. Нет никаких рецептов. Говорить, что нужно полностью демонтировать «общество всеобщего благоденствия», идею которого продвигали европейские социал-демократы, нет никакого смысла, оно должно в какой-то степени присутствовать. Говорить о том, что нужно ликвидировать капитализм, как говорит другая сторона, тоже нет смысла, потому что экономика без инициативы не работает. Так что пока экономика ищет новое равновесие. Да, какие-то вещи будут пересмотрены, что-то будет изменено, но я не вижу здесь ничего страшного. Думаю, экономика Европы и всего мира на следующий длинный цикл выйдет более здоровой. Когда наступит понимание, куда идем, а это понимание наступит в ближайшие месяц-полтора, это ожидание всеобщего кризиса и «конца света» закончится.

Тень в $60 трлн

Вы не поддерживаете прогнозы о том, что фондовые рынки будут падать и в следующем году, как минимум, до лета?

Что такое фондовый рынок или, в более широком смысле, финансовый рынок на сегодняшний день? На последнем заседании G20 (прошел в Каннах в начале ноября — ред.), где я присутствовал, была поднята очень серьезная проблема. В теневом секторе финансового рынка находится $60 трлн. Это огромная цифра, сопоставимая с ВВП США. В 2002 году, когда впервые был оглашен объем теневого финансового сектора, он составлял $25 трлн. То есть менее, чем за десять лет он вырос более, чем вдвое. Это, собственно, и есть спекулятивные деньги. Они не привязаны к конкретной стране, их владельцы неизвестны, они связаны с уходом от налогов, коррупцией, наркоторговлей и т. п. То есть это деньги в основном криминальные. Они прошли через офшоры, через «отмывку» и сейчас большинство их реальных владельцев стараются себя не демонстрировать. Во-первых, это огромный денежный навес. Во-вторых, невозможно спрогнозировать поведение на финансовых рынках анонимных игроков, так как непонятны их цели и интересы. И нужно признать, что последние 20 лет на финансовых рынках господствовали именно эти «серые» деньги.

То есть это вторая сверхдержава — «серая» и анонимная?

Да, и она продолжает оставаться таковой. И, собственно говоря, саммит G20 поставил задачу ее ликвидации. Потому что невозможно регулировать экономику, когда имеются неидентифицированные деньги, непонятно как себя ведущие. Был обозначен целый ряд проблем: создание специальной организации по финансовой стабилизации и борьбе с «серыми» деньгами, работа с офшорами, ликвидация номерных счетов, идентификация всех номинальных счетов и номинальных держаний, выявление всех бенефициариев по всем видам собственности. И, что особенно технически важно — введение уникальных номеров для участников финансового рынка. Ставится задача в течение года-полутора все это сделать.

И это должно решить очень много вопросов. Например, такой важный для Запада вопрос, как уход от налогообложения. Мы знаем, что Швейцария очень долго сопротивлялась этим предложениям, но на последнем заседании «двадцатки» президент Франции Николя Саркози сказал, что почти все вопросы решены, остались некоторые мелочи, но и они будут согласованы до конца года. Большинство стран кооперируются по этим вопросам. Но есть страны, которые, как сказал Саркози, не кооперирующиеся. Некоторые он назвал. Лихтенштейн вызывает в этом плане наибольшую озабоченность, но уже прозвучала мысль о том, что в случае несговорчивости его ждут проблемы. И можно даже догадаться какие — в случае, если большинство стран «двадцатки» решит, что его деятельность угрожает мировой финансовой стабильности. Уругвай вообще никак не кооперируется с международным сообществом в этом вопросе.

Тем не менее архитектура нового финансового регулирования выстроена. Это некий координирующий орган, Комитет финансовой стабильности — Financial Stability Board (FSB). В него войдут Базельский комитет по банковскому надзору, FATF и Международная организация комиссий по ценным бумагам — IOSCO, которые будут координироваться через FSB. Кроме того, FSB должно опубликовать список из 30 крупнейших системообразующих банков мира, надзор над которыми он будет осуществлять сам.

Это означает установление наднационального контроля над мировой финансовой системой?

Совершенно верно.

Следующий очень важный вопрос, который был озвучен, — это торговля суверенными облигациями, где, как мы видим, последние годы происходили всякие спекулятивные «чудеса». Здесь необходимо создать прозрачную систему торговли, было понятно, кто, куда двигает эти рынки и зачем. Потому что в месте ситуации отследить манипулирование практически невозможно — используется правовой арбитраж, то есть разница в правовом статусе в разных странах. Между тем инвестором, имеющим в своем распоряжении огромные средства «серого» финансового рынка да еще и кредитные плечи вдобавок, может быть обрушен рынок суверенных облигаций практически любой страны, включая, возможно, США. Это та проблема, которая будет решаться на рынке суверенного долга.

Следующая проблема — совместно с IOSCO поручено разработать новую систему торговли финансовыми производными. Потому что там то же самое — нет никакой прозрачности.

Будет новое регулирование credit default swaps, которые тоже, как мы, знаем сильно способствовали паническим настроениям.

Все это движение в правильном направлении. И, кстати, нас эти изменения коснутся в значительной степени.

Если не мы, то нас

Не секрет, что Россия не является образцом борьбы с коррупцией. И беглые российские капиталы — немалая доля мирового финансового рынка, в том числе его «серой» части…

Да, в кулуарах заседания «двадцатки» не раз звучало, что Россия, Китай, Латинская Америка и арабские страны — крупнейшие поставщики средств на «серый» финансовый рынок.

И как можно будет ограничить этот поток?

У нас два главных офшора, через которые деньги выводятся из России, — это Кипр и Латвия. Как глава «Финпотребсоюза», который занимается защитой прав потребителей на финансовых рынках, может сказать: через них выводят деньги и обманувшие дольщиков, и строители финансовых пирамид, и «левые» брокеры. Рейдерские захваты тоже происходят с помощью кипрских офшоров. Схема такова: вначале в офшор на Кипр, оттуда на Британские Виргинские острова — и все, концов не найти.

Ну, в Латвии уже разбираются с Latvijas Krajbanka, который принадлежал российскому бизнесмену Владимиру Антонову, владевшему им через «Конверс Груп». Выясняется, что там лежали деньги достаточно крупных компаний, в том числе крупного застройщика…

Это пока только первый шаг. Кипр вообще делает вид, что у него все в порядке, хотя это не совсем так. Для Кипра Россия является основным источником существования. Но, думаю, что России здесь придется предпринять определенные шаги. Да, мы можем сохранить с Кипром режим отказа от двойного налогообложения, но предоставлять его только тем юридическим лицам, которые раскрывают своих конечных бенефициариев.

Заработная плата или коррупционная составляющая?

Если мы этого сейчас сами не сделаем, международное сообщество все равно принудит нас к этому — и, возможно, на несколько худших условиях, чем мы сами…

Конечно. Пример — это последние скандалы, которые были в США с офшорами. В частности, с Британскими Виргинскими островами они уже будут разбираться сами. И они там будут раскрывать всех конечных бенефициаров, которых найдут. Всех. А учитывая, что для многих наших коррупционеров, рейдеров и т. п. BVI были конечным пунктом вывода капиталов, я думаю, мы узнаем много интересного и увидим много скандалов в ходе разбирательств SEC. Так что скандал в Латвии — это еще мелочи.

Еще один момент, где мы пока не знаем, что делать — это совершенная непрозрачность наших банков. Даже, несмотря на то что с нового года мы принимаем стандарты МСФО. Можно ли найти информацию о зарплатах топ-менеджеров банков?

Да и любых других компаний…

А ведь это принципиальная позиция. Лидеры развитых стран уже не раз заявляли, что заканчивается эра высоких бонусов, эра неоправданных зарплат. Что такое — зарплата в $10 млн или даже в $3 млн? Это уже не зарплата — это коррупционная составляющая в бизнесе. Эта задача, которую должны решать и представители гражданского общества, и СМИ, и государство, хотя оно постоянно уходит от этого вопроса.

Государство уходит от этого вопроса, до сих пор не ратифицировали даже пресловутую 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции, которая вводит контроль за расходами чиновников. Что уж тут бизнес попрекать: если чиновник может купить Майбах, то почему банкир не может купить?

На заседании «двадцатки» наше руководство обещало, что мы эту статью вскоре ратифицируем. В коммюнике «двадцатка» даже выразила поддержку борьбе с коррупцией в России, имея в виду это обещание. А сейчас идут заявления, что мы ее ратифицировать не будем. Выглядит это очень неприятно. Потому что, по мнению «Финпотребсоюза», эта статья должна быть распространена не только на чиновников, но и на руководителей крупных системообразующих банков страны. Потому что у нас все крупные банки полугосударственные, в них огромное количество вкладчиков и инвесторов, и руководители этих банков должны отчитываться, чтобы понимать, на что они тратят деньги граждан. Более того, сейчас в США поднят вопрос, и я считаю его совершенно справедливым: если зарплата менеджера банка более чем в 5 раз превышает среднюю зарплату других сотрудников, кандидат на эту вакансию должен рассматриваться советом директоров. Кроме всего прочего надо иметь в виду и разницу подсчетов. Например, в МСФО к доходу топ-менеджеров банков относятся полеты на частных самолетах, посещение приемов за счет принимающей стороны, получение подарков, размещение в гостиницах выше определенного уровня.

Кто же откажется от такой сладкой жизни…

Но если этого не сделаем мы, это будет сделано по другим каналам. Я считаю, в сложившейся ситуации во многом и вина международных аудиторов, которые, кстати, почти все сплошь американские компании. Они закрывают на это глаза. Думаю, «Финпотребсоюз» поставит в повестку дня вопрос о том, почему аудиторы не раскрывают эту информацию и не требуют ее раскрытия от своих клиентов. А ведь уже само раскрытие такой информации — это три четверти дела.

В том числе это поможет разрешить загадку — когда банки уверяют, что живут на 1% маржи от разницы между ставками кредитов и депозитов, а население спрашивает, как это может быть, если ставки депозитов не выше 13%, а кредитные ставки, бывает, зашкаливают за 70%…

Да, это вопрос затрагивает и заемщиков, и вкладчиков. И акционеров банков, кстати. Потому что встает вопрос, кто принимал решение о таких зарплатах.

Тем более что дивиденды у нас, как правило, невысоки, что лишает Россию долгосрочных инвесторов, покупающих акции ради получения дивидендной прибыли.

Да, а при этом недавно просочилась в прессу информация, что ведущие менеджеры в одного из госбанков получают до $25 млн в год. Посчитайте разницу со средней зарплатой в стране — ни в одной стране мира такой разницы не существует, я вас уверяю.

Опять же: или сами здесь изменим ситуацию, или нам придется менять ее под давлением мирового сообщества?

Я думаю, что это будет и мировое сообщество, и институты гражданского общества здесь. Более того, Барак Обама, Николя Саркози и Ангела Меркель уже заявили, что собираются в полтора-два года решить эти проблемы у себя. Это касается неоправданно высоких банковских зарплат, «золотых парашютов», образа жизни банковского сообщества. Я хорошо помню — когда я начинал работать в инвестиционном бизнесе в Лондоне, это был конец 80-х, инвестбанкир получал как обычный бухгалтер. Это не было чем-то совершенно невероятным. Все тогда же и началось — в конце 80-х — начале 90-х: когда только закончилась приватизация в Великобритании, как началась в Латинской Америке, потом здесь, в Восточной Европе, в Азии. Спрос на финансистов начал расти, и они себе начали прибавлять, прибавлять и прибавлять — и доприбавлялись. В 90-х годах, когда зарплата финансового сектора дошла до определенного уровня, сектор стал сам создавать пузыри, на которых стал зарабатывать, — лишь для того, чтобы оправдать уровень заработной платы. Деятельность по неоправданному расширению рынков, по созданию производных на производных — это все было связано с тем, что было необходимо лишь оправдать уровень собственных задранных зарплат.

Сегодня такой высокой добавочной стоимости к рынку они не производят, и такие зарплаты совершенно не оправданы. И общество просто не понимает, почему оно должно платить им такой налог. Последней каплей стало то, что в 2008–2009 годах средства, данные банкам правительствами для расширения ликвидности и смягчения кризисного шока, они направили на бонусы. Так что думаю, зарплата финансового сектора очень скоро вернется к тому уровню, который был в 80-х годах.

Финансовые пузыри и цена нефти

Если в ближайшие полтора-два года правительства собираются не просто «проколоть пузыри», но искоренить саму их первооснову, возникает вопрос — а что будет с ценами на нефть? Ведь не секрет, что количество фьючерсов на нефть в разы превышает объем реально существующей нефти, а цены устанавливают они…

Здесь все неоднозначно. Цены на нефть были задраны ростом спроса со стороны Китая, вызванного «китайским чудом». Пока оно продолжается, цена на нефть будет находиться на достаточно высоком уровне. Но есть и опасения относительно экономики Китая. Связаны они с двумя факторами. Во-первых, китайская рабочая сила перестает быть дешевой. Во-вторых когда в рамках G20 обсуждался вопрос изменения корзины SDR (специальных прав заимствования — ред.) и создания общих правил, а также создания правил по определению резервных валют — понятно, что это создается под Китай. То есть юань может стать резервной валютой. Но юань — это, скорее, советский рубль, чем американский доллар. Там довольно жесткий валютный контроль, монополия государства на валюту. Свободно конвертируемого юаня нет. Но Китай на «двадцатке» взял на себя обязательство в ближайшее время — думаю, речь идет о 5–7 годах, — либерализовать валютный режим. То есть лет через 10 юань может войти в корзину резервных валют. Но это означает, что основное конкурентное преимущество китайских товаров, низкие издержки производства исчезнут. Потому что они в основном связаны с заниженным курсом юаня.

Отсюда вопрос: станет ли Китай в связи с этим потреблять меньше нефти — или ему удастся стимулировать внутренний спрос и он начнет потреблять нефти даже больше? Вот что будет влиять на цену нефти.

Что касается альтернативных источников энергии — думаю, их влияние на цену нефти начнется лет через 15.

А может повлиять на цену на нефть то, что эти $60 трлн теневых капиталов будут сейчас метаться, пытаясь что-то заработать перед «разоблачением»?

Конечно, они будут пытаться это сделать и не только на рынке нефти.

В ближайшие полтора-два года нас ждет высокая волатильность фондового рынка?

Думаю, она будет высокой, но с тенденцией к снижению.

Сейчас «слабое звено» в мировой финансовой системе — Европа. Похоже следующим может стать Китай. Есть ли еще какие-то «слабые звенья», о которых мы еще не знаем и чьи проблемы могут стать следующим фактором усиления кризисных явлений?

Думаю, что нет, потому что на самом деле, когда мы говорим, например, об экономиках стран БРИК, их экономики, кроме Китая, пока не оказывают влияния на мировую экономику.

Российского фондового рынка практически нет

Российская экономика никак на мировую не повлияет.

Скорее, мы являемся заложниками событий в мировой экономике.

В таком случае, чего, по-Вашему, можно ожидать на российском фондовом рынке в 2012 году?

К сожалению, российский фондовый рынок по своей величине находится в рамках статистической ошибки. Можно сказать, его практически и нет. Более того, ситуация внутри страны стимулирует наших эмитентов уходить на Запад. Это связано и с правом собственности, и со стоимостью привлекаемых ресурсов внутри страны, с отчетностью, с доверием и проч. В результате, в последние 5–7 лет наш фондовый рынок, скорее, сокращается, чем увеличивается.

Если фондовый рынок будет и далее сокращаться, могут появиться, по аналогии с обманутыми дольщиками и обманутыми вкладчиками, обманутые клиенты брокерских контор и ПИФов?

К нам в «Финпотребсоюз» регулярно обращаются клиенты, обманутые брокерами, в том числе довольно известными, обманутые на Forex. Доверия на рынке нет. Могу сказать, что в начале 2000-х, когда я возглавлял ФКЦБ, такого было все же меньше — боялись. А сейчас особой боязни нет: деньги уводятся, ничего не решается. «Финпотребсоюз» этим занимается, но у нас сил, конечно же, на всех не хватает.

Что делать российским инвесторам? Уходить на западные площадки?

У нас инвесторов-то нет, так как население недостаточно богато, чтобы идти на фондовый рынок. Потому что любой из них предполагает достаточно высокую долю риска и если у вас последние три рубля…

А если не последние миллион-другой? Сейчас довольно много таких людей, которые думают, куда вложить свои накопления, чтобы их не съела инфляция: купить недвижимость, доллары, золото или акции.

Я бы не хотел давать советы. Могу только предостеречь, что не нужно делать. В первую очередь — очень внимательно читать договоры, которые вы подписываете. Потратьте немного сил и энергии на то, чтобы выяснить, что вам предлагают в договоре и какими схемами предлагают воспользоваться. Потому что даже очень уважаемые наши брокерские конторы грешат «левыми» схемами, при которых никакие суды не помогут вам вернуть деньги. Если вы пришли в компанию, А, то с ней вы и работаете. Смотрите ее баланс, изучаете документацию и через нее работаете. Должно быть четко зафиксировано, в каком банке лежат ваши деньги, где хранятся ваши ценные бумаги. Не идите на поводу, когда вам начинают говорить, что у них так принято, что заключаете договор с компанией, А, а работает в реальности компания С — вы можете оказаться крайними в этой ситуации.

Когда отечественный бизнес вернется в Россию?

Отечественные компании массово выходили на IPO, сейчас также массово судятся — но все это они делают за пределами России. С вашей точки зрения — когда отечественный бизнес вернется в Россию?

Здесь ключевым является право собственности. У нас сейчас право собственности совершенно не защищено. И не только бизнеса, но и гражданина — не защищено ваше право на квартиру, на машину, на страховку машины… Вот когда будет защищено право собственности рядового гражданина, тогда и бизнес получит достаточные гарантии защиты своей собственности, чтобы вернуться в Россию. Пока же происходит ровно противоположное. Так, недавно, стремительно и втихаря, были проведены поправки в законодательство, дающие судебным приставам возможность нанимать коллекторские агентства. То есть не прошел закон о коллекторских агентствах — добились того же самого другим путем.

Зато законы о личном банкротстве и потребкредитовании который год торпедируются банковским сообществом…

И все это никак не способствует защите прав гражданина. И не надо говорить, что в России проблема с недобросовестными должниками — представитель банка «Хоум Кредит» в своем выступлении признал, что в России недобросовестных должников гораздо меньше, чем в Европе. К тому же банки под это резервируют средства. И таких примеров много. Часто думают, что частные права граждан — это одно, а права собственности олигарха — другое. На самом деле, все взаимосвязано. И пока в России права простых граждан не защищены — олигархи будут судиться в Лондоне.

Интервью   09.01.2012 12:28:38   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.