ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Дивиденды «Алроса»

Дивиденды «Алроса» могут составить 8,93 рубля на акцию

Треть сгущенки поддельная

Треть сгущенки поддельная

Пальмового масла в сгущенке не обнаружено

Минфин начинает продажу ОФЗ для населения

ВТБ и Сбербанк завтра начнут продавать ОФЗ для населения

Продажи смартфонов растут

Население стало покупать более дорогие смартфоны

Чай? Элементарно!

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Интервью   28.02.2012 12:21:50

Что нужно, чтобы достойно встретить старость

Что нужно, чтобы достойно встретить старость

— Чем вызвана необходимость обсуждения проблемы негосударственных пенсионных фондов в Совете Федерации 29 февраля?

— Причина проста. Мы все понимаем, что жить на ту пенсию, которая нам сегодня предложена, невозможно. Мы понимаем, что выхода нет, и большинству из нас приходится работать, что называется, до гробовой доски. Тем более, что накопительная часть пенсионной системы не затрагивает тех, кому 45 лет и больше. У них вообще перспектив нет. Поэтому сегодня важнейшей задачей является сделать так, чтобы эти перспективы появились.

Не открою Америки, если скажу, что современная пенсионная система во всем мире базируется на трех китах. Первый — государственная минимальная пенсия. Она дает какой-то минимальный прожиточный минимум, далеко не идеальный, но дает. Второй — накопительная пенсия, создаваемая совместно работником и работодателем. Она, безусловно, больше, но имеет ограничения по размерам, так как это все же социальная пенсия. Все пенсионные схемы, которые при этом существуют, как правило, освобождаются от налогообложения, что способствуют быстрейшему накоплению, но есть верхний предел, установленный государством. Поэтому такая пенсия все же не может отличаться слишком сильно вне зависимости от того, где человек работает и сколько получает. И это справедливо и правильно.

Но есть и третья часть — это индивидуальный уровень. То, чего у нас в стране просто не существует: пенсионное страхование и страхование жизни. Причем не путайте с нашим страхованием жизни — это на самом деле страхование от несчастного случая, а настоящего страхования жизни у нас нет.

Так вот, третья часть, третья колонна, на которой должна базироваться достойная старость, у нас в стране просто не существует.

Этому есть объяснения. Во-первых, в стране нет традиции подобных накоплений. Во-вторых, население в своей массе не доверяет фондовому рынку — а такие накопления относятся именно к нему.

Возвращаясь к негосударственной пенсионной системе в целом, как накопительной, так и страховой, следует отметить, что необходимо решить целый ряд проблем.

В первую очередь, это более надежный надзор за негосударственными пенсионными фондами и управляющими компаниями, в руках которых находятся накопительные средства населения. Потому что на сегодняшний день у нас специальных требований к корпоративному управлению институтов, имеющих социальную значимость, не существует. А во всех развитых странах они есть: и к квалификации членов советов директоров и наблюдательных советов, и к их ответственности за качественный надзор над управлением денежными средствами.

Существует также оценка эффективности деятельности совета директоров, которая базируется не только на оценке рейтинговых агентств, но оценке объективных результатов работы тех фондов, за которыми наблюдает совет директоров.

Эта тема очень серьезная, очень важная, и надо отметить, что у нас в стране она почему-то не поднимается. Хотя у нас достаточно профессионалов, которые могли бы заниматься этой деятельностью, но они не привлекаются к такой работе и более того — их участие не приветствуется. Потому что большинство НПФ и УК — как правило, непубличные компании, где владельцы часто являются и управляющими. Отчего, на мой взгляд, возникает очевидный конфликт интересов, который приводит к негативным последствиям для всей пенсионной системы в целом. То есть, вместо того, чтобы увеличивать уровень доверия, населения к фондовому рынку с помощью независимых директоров и советов директоров (в некоторых странах в таких компаниях совет директоров полностью независим), мы ничего не делаем, чтобы такому доверию способствовать.

Мы также ничего не делаем для того, чтобы обеспечить защиту прав наших будущих пенсионеров от ненадлежащего управления активами, в которых размещены их пенсионные накопления. У нас нет необходимой законодательной базы для обеспечения их прав потребителей.

Россия в свое время присоединилась к Социальной хартии ЕС («Договор Корфу»), обязавшись принять все стандарты ЕС по защите прав потребителей — в том числе, связанные и с защитой прав потребителей на рынке финансовых услуг. Однако услуги доверительного управления и страховые услуги у нас почему-то выпали из этого списка. Более того, Конституционный суд защитил эту практику. В результате, у нас будущие пенсионеры совершенно беззащитны перед управляющими УК и НПФ. Это серьезная проблема, и ее надо решать.

Следующий вопрос — это вопрос о качестве управления активами. Сегодня, если говорить упрощенно, когда пенсионные накопления, находящиеся у НПФ уменьшаются, то УК обязана возмещать потери. Рыночные, замечу потери. Как известно, последние годы были непростыми, что отрицательно сказывается на пенсионных накоплениях граждан. Одновременно у нас разоряется все больше УК, потому что, даже если они хорошо управляют, они не в состоянии все время возмещать рыночные потери.

Эту проблему тоже надо решать. Здесь видятся два пути. Первое — надо страховать персональную гражданско-правовую ответственность управляющих. Кстати, хорошо бы знать героев в лицо: мы должны знать, кто какими активами управляет. Потому что если дойдет до уголовной ответственности, а мошенничество здесь тоже существует, мы должны понимать, кого наказывать.

Второе — нужно страховать гражданско-правовую ответственность самих УК. Это, безусловно, ведет к удорожанию бизнеса, и мы должны это понимать. И государство должно это учитывать и давать какие-то льготы на страховку — по-видимому, она должна идти за счет затрат на ведение бизнеса.

Третье, что необходимо предусмотреть — для случаев, когда пенсионеры понимают, что их обманули, у нас нет никаких компенсационных схем. Ни отраслевых, о которых у нас так любят говорить, ни иных. То есть, государство должно создать систему, аналогичною системе резервирования банков.

И последнее — нужна государственная страховая схема по аналогии с Агентством по страхованию вкладов или даже в ее рамках для участников пенсионных схем — УК и НПФ. Она должна покрывать частично рыночные риски, но главное — она должна покрывать риск мошенничества. То есть, государство, по аналогии с системой страхования вкладов, в случае банкротства УК или НПФ вначале расплачивается с пенсионерами, а затем уже разбирается, кто украл деньги.

— Пенсионное страхование имеет невысокую доходность. Это оправдано: инвестирование здесь ведется консервативное. Но одно дело — доходность в 3–5% годовых при инфляции в 2%, и другое — при нашей инфляции. Есть ли здесь какой-то выход?

— Пенсионные схемы в любом случае важны. Для самых консервативных участников пенсионной системы, кстати, можно предусмотреть пенсионный вклад. На Западе такие есть: безотзывный депозит на много лет, куда человек вносит деньги, и за счет сложных процентов у него достаточно хорошо растут накопления.

Есть и другой вариант: наше профессиональное сообщество вместе с регуляторами должно регулярно пересматривать допустимый уровень рискованности портфелей, чтобы повысит отдачу от пенсионных вложений. Стоит обсудить вопрос создания механизма взаимодействия регулятора, управляющих и общественности, представляющей потребителей этих услуг, который обеспечивал бы регулярный пересмотр рисковых рыночных стратегий, а также структуру портфелей, которые могут быть допущены для пенсионных накоплений.

— А нужна ли нам такая сложная пенсионная система? Может поступить проще? Например, как Грузия, где пенсий нет вообще, а государство выплачивает лишь социальные пособия тем, кто находится за уровнем бедности. А уж если кто-то хочет жить на пенсии лучше — инвестирует сам.

— Могу задать встречный вопрос — а чем нынешняя пенсия отличается от такого пособия на бедность?

Существуют ПФ, которые поглощает огромные средства на свое существование. Последний вопрос: если все, о чем говорите, принять, граждане после 45 лет опять окажутся на обочине? Или для них существуют какие-то варианты?

Здесь опять вопрос к государству — почему эта категория граждан просто сбрасывается со счетов? Может быть, стоит для этой категории граждан предусмотреть какие-то ускоренные схемы накопления, какие-то налоговые льготы.

Интервью   28.02.2012 12:21:50   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.