Три недели дефляции

Дефляция сложилась в размере 0,1%

2017 год может стать поворотным для авторынка России

2017 год может стать поворотным для авторынка России

По данным Ассоциации европейского бизнеса, июль 2017 г. ознаменовался увеличением уровня

Вера в экономику

Во многом данный оптимизм - эффект низкой базы

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

ФАС прекратила дело против Microsoft

Программы Microsoft стали доступны для сторонних антивирусов

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

Ставка купона ОБР привязана у учетной ставке

Bitcoin подорожал еще на 18%

Bitcoin Cash дешевеет

S&P опасается за газ в ЕС

"Газпром" сможет самостоятельно финансировать проекты

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Интервью   09.04.2012 14:12:48

«Первый по коррупциогенности»

«Первый по коррупциогенности»

Владислав Игнатов, депутат Государственной Думы в 1999–2001 годах, аудитор Счетной палаты в 2001–2005 годах в интервью Татьяне Рыбаковой  рассказывает, чем налог с продаж лучше НДС.

Почему Вы считаете необходимым заменить НДС на налог с продаж?

Если обратиться к истории современной России, то можно увидеть, что НДС был предложен во времена гиперинфляции Егором Гайдаром для того, чтобы с помощью этого налога абсорбировать денежную массу. На сегодняшний день, на мой взгляд, у нас главный вопрос — борьба с коррупцией. Можно, конечно, долго говорить о том, как надо лечить эту болезнь. А можно разом вылечить ее, устранив причину. И если оценивать различные налоги в РФ с точки зрения коррупциогенности, то НДС здесь пойдет первым номером.

Возьмем, к примеру, импорт. Как бы мы ни боролись с контрабандой, как бы мы ни драпировали ее, называя «серым» импортом — занижение таможенной стоимости остается одним из основных источников коррупции в таможенных органах.

В конце января первый вице-премьер правительства РФ Виктор Зубков заявил, что объем финансовых средств, выведенных из России в 2011 году с признаками отмывания, оценивается в 1 трлн рублей. Это и безадресный вывод таможенной стоимости.

Простой пример. Импортированный телевизор стоит, условно, 1000 долларов. А оформляют его, опять условно, за 500. Соответственно пошлина берется с 500 долларов. НДС берется из расчета — таможенная стоимость плюс пошлина плюс 18%. А продать-то его надо по реальной стоимости, плюс деньги за таможенное оформление — таможенная пошлина плюс… ну, чтобы не употреблять слова «коррупция», назовем так: «сервисные» услуги таможни, закрывшей глаза на занижение таможенной стоимости. Скажем, телевизор, условно, продается за 1000 + Х долларов. При этом никто НДС за разницу в таможенной и продажной стоимости не доплачивает, налог на прибыль тоже никто не платит, потому что все сделки проводятся через цепочку компаний. В продажу телевизор попадает с показанной налоговикам доходностью 50–70 долларов — вот с этой суммы и платится НДС и мизерный налог на прибыль. А вся остальная сумма уходит в цепочку тех самых компаний.

Итак, что мы имеем? На первом этапе — таможня. На втором — цепочка компаний для «убиения» налогов и соответственная налоговая служба, правоохранительные органы, которые контролируют налоговиков. А результат — в бюджете у нас таможенная пошлина с 500 долларов и налоги с 50–70 долларов показанной торговой наценки.

Но утаенные от налогов 500 долларов как-то должны быть отправлены за рубеж? Они и уходят по каким-нибудь бесконечным контрактам, где нет отсечки по неснижаемому остатку. И получается, что неуплаченный НДС все время уходит за границу. Вот он, отток капитала.

Но таможенная пошлина имеет ведь не только фискальную функцию, но и функцию развивающую или ограничивающую. С точки зрения фискальной, если пошлина берется с 500 долларов, а не с 1000, она неэффективна. С точки зрения развивающей функции, у нас нет конкурентоспособного производства тех же телевизоров. Но тогда надо либо это производство развивать в рамках международной диверсификации производственных отношений, либо смириться с этим положением вещей и ввести единую таможенную ставку на весь импорт, скажем, в 5% — кроме тех областей, где есть смысл вводить протекционистские меры.

«Заменить НДС»

А если при этом заменить НДС налогом с продаж, уйти от налога будет просто некуда. Таможенная пошлина одинакова для любого телевизора, даже для запчастей — 5–8%. Сэкономить на НДС невозможно — его нет. Товар поступает в розничную торговлю и там платится налог на прибыль. Импортеру просто нет смысла в такой схеме занижать таможенную стоимость. А значит, нет смысла платить за «сервис» таможне, налоговикам, правоохранителям…

Посмотрите, у нас мировая экономика № 1 — это США: НДС нет, есть налог с продаж, в каждом штате свой. Япония: НДС символический, 3%, как раз годный как демпфер инфляции.

Но противники НДС отмечают, что НДС прекрасно администрируется. НДС платят крупные компании, их легче проконтролировать. А налог с продаж будет платить малый бизнес, из которого в основном и состоит розничная торговля. А он и так сейчас в тени, а завтра — такая компания поработала отчетный период и закрылась. И налог с продаж никто платить не будет.

Администрировать налог с продаж даже проще — прямо на кассовом аппарате. Вот пробили стоимость товара — 1200 долларов, а вот еще 10%, условно, налога с продаж. И администрируется он ежедневно наличными или электронным платежом в бюджет соответствующего уровня. Можно даже расщеплять налог с продаж на три части, одна пойдет в бюджет местного уровня, вторая — в региональный, а третья — в федеральный бюджет. Да, существует проблема более сложного администрирования налога с продаж на рынках, в системе мелкорозничной торговли. Но крупные торговые центры — они же никуда не деваются.

К тому же, если создать единую систему, отслеживающую все кассовые аппараты в режиме он-лайн, проблема разрешима. Это лишь вопрос «железа» и ПО.

Я вас разочарую — подобную систему пытались создать на алкогольном рынке, для контроля спирта. Называлась ЕГАИС. Ни к чему, кроме кризиса на алкогольном рынке, это не привело.

ЕГАИС — это отдельная тема. Мы живем в 21 веке, с современными технологиями, и клеить бумажку с информационным носителем на бутылку — это все равно, что на паровозе ездить. Я до смерти ругался с «Атласом» (разработчик системы ЕГАИС, входила в структуру ФСБ — ред.), в бытность свою аудитором Счетной палаты, когда разработка всей этой системы только начиналась. Я предлагал это делать в совершенно другом режиме. По моему мнению, ЕГАИС изначально неправильно спроектирована. Более того, задачи изначально неправильно поставлены в рамках технического задания. И это признали, в конце концов. ФСБ не должна была заниматься продуктом, она должна была заниматься охраной каналов информации.

У нас существуют сегодня голограммы с электронным носителем, с лазерным носителем. Я предлагал идею, чтобы бутылка не могла быть вынесена из магазина до тех пор, пока не будет считана специальным устройством. И такая система, с переносом уплаты акциза на спиртное на розничную торговлю, сразу приобретала, помимо фискальной, еще морально-нравственную функцию: если ты покупаешь спиртное, то будь добр, заплати определенную сумму государству. Побольше, если покупаешь водку, поменьше, если покупаешь вино. И когда мы эту идею обсуждали, то уже тогда было понятно, что никакого труда в том, чтобы связать все контрольно-кассовые аппараты России в единую сеть, не существует.

Есть, конечно, проблемы с часовыми поясами, но она решается установкой серверов в каждом субъекте Федерации, которые будут считывать в режиме он-лайн данные с кассовых аппаратов. И все что нужно — обеспечить неприкосновенность связи сервера с кассовыми аппаратами, что и должна обеспечивать ФСБ.

Мало того — это позволило бы вести статистику, где выручка больше, где неестественно маленькая. И в связке с системой достаточно серьезных штрафов, лишения лицензий, это просто решило бы проблему уклонения от уплаты налога.

«НДС у нас платят, в основном, крупные компании. А они экспортеры, которым НДС возвращают»

Какого размера, по-Вашему мнению, должен быть налог с продаж, чтобы, с одной стороны, компенсировать выпадающие доходы из бюджета при отказе от НДС, а с другой — чтобы бизнесу было выгоднее его платить, а не искать возможности уклониться?

Здесь, видимо, надо исходить из ситуации в регионах. В богатых регионах он должен быть больше, в менее богатых, где объем розничного потребления ниже, и налог должен быть ниже.

Что касается доходов бюджета от уплаты НДС… Знаете, когда я работал аудитором Счетной палаты, я взял как-то закон об исполнении бюджета. Не мое направление было, я занимался администрированием неналоговых доходов, но так случилось. Смотрю — доход со знаком минус. Смотрю сальдо — оно у меня получается отрицательное. Знаете, что это было? НДС.

Подождите, то есть получается, что хотя бы один раз в истории бюджетного процесса современной России затраты на администрирование НДС превысили поступления этого налога?

Не буду утверждать, может быть, я тогда обсчитался, но если подсчет был верен, то да.

Нужно же еще вот что учитывать. НДС у нас платят, в основном, крупные компании. А большинство крупных компаний — это экспортеры. Которым НДС возвращают. Если взять, например, соотношение нефтепродуктов, потребляемых в России и нефти с нефтепродуктами, уходящими на экспорт, то доля последних больше. Но с них НДС возвращается компаниям. Правда, перед этим он уплачивается, а затем уже возвращается после экспорта товара.

По суду чаще всего.

Да, в том числе и через суд. Но в отношении экспортных операций НДС оказывается фактически беспроцентной ссудой экспортеров федеральному бюджету. А значит, это минус бизнесу. А потом мы удивляемся низким поступлениям от налога на прибыль.

Есть и другой аспект. Я пытался в план работы Счетной палаты в 2005 году заложить проверку эффективности собираемости НДС, сальдо НДС и администрирование НДС в организациях-плательщиках, налоговых органах и прочих государственных организациях. Вы правильно заметили, что у нас есть огромное количество судебных разбирательств о возврате НДС. Кроме того, есть огромное количество уголовных дел по уплате того же НДС, о таможенных нарушениях, о незаконном вывозе капиталов за рубеж. Это не считая арбитражных разбирательств. Притом, что в бухгалтерии любой компании — плательщице НДС на его администрирование приходится примерно треть общего объема работы. Соответственно как минимум 25% налоговых органов по работе с крупными плательщиками занимаются тем же — администрированием НДС. Плюс каждый налоговый орган на своем уровне еще занимается принятием решений о зачете или возврате НДС. Представляете, сколько чиновников занято этой работой? Вот она, причина болезни.

Интервью   09.04.2012 14:12:48   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.