Где бочка опоры

На российском валютном рынке с середины октября происходят непривычные вещи. Нефть уверенно

RAEX (Эксперт РА): общий объем незастрахованных рисков в России составляет более 1 000 трлн рублей

RAEX (Эксперт РА): общий объем незастрахованных рисков в России составляет более 1 000 трлн рублей

15 ноября 2017 года в Москве состоялся XI Ежегодный форум «Будущее страхового рынка»,

Международная валютно-финансовая система: пути модернизации

Поиск новых механизмов экономического развития и новых финансовых инструментов, создание

Есть деньги на пенсии?

Госдума приняла поправки в бюджет ПФР

Автомобили вновь пользуются спросом

Сентябрь стал месяцем сбора урожая не только для сельских жителей, но и для дилерских

Выпуск облигаций для бизнеса обеспечит «РЕЗУЛЬТАТ»

14 ноября 2017 года состоялось выступление генерального директора ГК «Результат» Гончарова

OPPO выпустила смартфон F5 из серии  Селфи Эксперт с революционной технологией SelfieTune

OPPO выпустила смартфон F5 из серии Селфи Эксперт с революционной технологией SelfieTune

Ведущая глобальная технологическая компания OPPO представила в России свой первый

Российские компании знают, как построить "умные" города

В Барселоне проходит Международный форум Smart City Expo World Congress 2017. Это одно из

«Галс-Девелопмент»: вторая очередь ЖК «Наследие» введена в эксплуатацию

«Жилой квартал «Наследие» – один из самых успешных проектов компании «Галс-Девелопмент»,

Физлиц не пустят на криптобиржи

Возобладал подход ЦБ к регулированию крипторынка

Классика на заказ

Повседневная мужская мода – явление не особо капризное,  если брать в расчет самую

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Компания Miele представляет уникальную новинку – функциональный, практически бесшумный,

HIGH END в темпе вальса

Дорогие телевизоры и аудиосистемы пользуются стабильным спросом

Ценная старина

Рынок антиквариата – одно из самых закрытых и непубличных пространств в России. Далеко не все

РОСКОШНЫЕ И ДОРОГИЕ

Для мировых автомобильных брендов класса «люкс» Россия была и остается одним из основных

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Интервью   30.05.2012 13:23:28

«Порядок открытого доступа»

Новый код развития цивилизации

«Порядок открытого доступа»

Джон Уоллис, профессор Мэрилендского университета уверен: уровень развития общества зависит от того, как широко открыта дверь в его элиту

В Москве состоялся международный научный симпозиум ВШЭ и РЭШ «Институты, Развитие и Группы интересов». Посвящен он был теории ограниченного доступа, выдвинутой лауреатом Нобелевской премии по экономике Дугласом Нортом, профессором Мэрилендского университета Джоном Уоллисом и профессором Стэнфордского университета Барри Вейнгастом. Такое внимание к этой теории не случайно: она во многом способна объяснить, возможно ли превращение России в развитую страну европейского типа или нас ждет иная судьба.

Теорию Норта-Уоллиса-Вейнгаста, опубликованную в книге «Насилие и социальные порядки», принято относить к макиавэллистской традиции политического цинизма. Ничего плохого в таком определении нет: просто теория опирается на то, что политические изменения в обществе определяются способом и эффективностью контроля насилия со стороны элит. В своей лекции на симпозиуме под названием «Насилие, социальный порядок и переход к режиму открытого доступа» один из авторов теории, Джон Уоллис так объяснил ее основные постулаты.

Примерно 10 000 лет назад человечество стало увеличиваться, а 200 лет назад некоторые общества вошли в фазу современного экономического и политического развития. В результате сложились три типа обществ: общества с «примитивным порядком», господствовавшие во времена родоплеменного устройства; общества с порядком «ограниченного доступа», характерные для эпохи т.н. естественного государства, и общества с порядком «открытого доступа», которые принято называть развитыми и демократическими. Так как каждое общество должно подавлять насилие относительно своих членов, то различаются они фактически уровнем доверия.

Примитивный порядок означает, что доверять можно только тем, кого знаешь лично (родственники, семья, племя). В естественном государстве доверять можно членам дружественных организаций: гильдий, цехов, корпораций, в отношении которых сформированы т.н. автономные правила: фактически корпоративные и сословные законы. Их нарушение карается изгнанием из соответствующего общества, а изгой беззащитен перед насилием: его применение даже со стороны бывших «коллег» не возбраняется.

Но с 19 века вначале в Англии, затем во Франции, потом в США, а после Второй мировой войны — по всей Западной Европе стал устанавливаться новый порядок, названный авторами теории порядком открытого доступа. Он базируется на том, что правила из автономных становятся обезличенными, то есть одинаковыми совершенно для всех. Организаций при этом становится гораздо больше, то есть общественная структура усложняется, а вход в элиты открывается для всех. Сами элиты остаются, но меняется характер ренты, которую они получают: вместо ренты, основанной на позиции исключительности (через исключительную возможность контролировать насилие), они получают ренту через взаимную поддержку.

Теория ограниченного доступа гласит, что переход к обществу открытого доступа — дело долгое и нелегкое, так как элиты нужно заинтересовать чем-то вместо теряемых привилегий. «Финансовая газета» спросила Джона Уоллиса, какие для этого существуют возможности в рамках российского общества.

Правильно ли я поняла, что по Вашей теории появление демократии в обществе невозможно без предварительного появления множества групп интересов — организаций, имеющих развитую структуру и хорошо консолидированных?

Нет, все как раз наоборот: при движении в направлении открытого порядка сначала уже существующие организации находят общие сферы интересов для того, чтобы адаптироваться к обезличенным правилам и формализоваться. Отсюда и взрыво­образный рост количества разветвленных организаций.

Происходящий сейчас в России как раз взрывообразный рост организаций и гражданских объединений — это движение в правильном направлении?

Да. Но ключевой момент здесь — наличие тех самых обезличенных правил, то есть правил для всех. Ведь в какой-то степени эти организации создаются, так сказать, самопринудительно, чтобы встречаться, общаться. Но им тогда уже не нужны формальные правила. Поэтому, когда дается свобода формирования организаций, нужно дать им и стимул для получения правил, в соответствии с которыми они смогут реформироваться, перестраиваться. Вот это и есть, собственно, суть движения в направлении открытого порядка.

Однако сегодняшняя российская элита получает ренту от сырья, которое является ограниченным ресурсом. Следовательно, им не нужны обезличенные правила?

Верно.

Как же можно стимулировать переход элит к обезличенным правилам? Какие ренты им следует предложить?

Это сложный вопрос, я не могу ответить на него однозначно, так как недостаточно хорошо владею знанием о ситуации в России. Что же касается исторической перспективы, то такой переход происходил, когда мощные властные элиты опасались, что развитие общества пойдет таким путем, где они начнут терять свои привилегии. Поэтому они хотели обезопасить себя тем, что если они и потеряют свои привилегии, то, по крайней мере, не потеряют шанс на то, чтобы реформировать свои организации и заново войти в игру.

Создать такой динамический курс довольно сложно, как и обеспечить его дальнейшее устойчивое развитие. Я не могу сказать, на каком этапе этого пути находятся элиты в России-то ли они уже на краю этой схемы, то ли у них еще не исчерпаны ресурсы сохранение привилегий.

Наша теория описывает пороговые условия для перехода от ограниченного доступа к открытому. Преодолевая эти пороговые условия, элиты, если у них будет сохраняться такая заинтересованность, могут двигаться в сторону создания обезличенных правил. Первое условие — это наличие закона для элит. Если элиты создают привилегированные правила, которые реализуются принудительно, но эффективно, то им может показаться, что и обезличенные правила в случае их появления могут быть столь же эффективно принудительно реализованы. Если же элита обладает привилегиями, но базируются они не на законе, а на политике, проводимой властными коалициями, то такой веры не будет, и движения в сторону обезличенных правил происходить не будет.

Второй принцип мы называем «вечная жизнь организаций» — тех, где идентифицируются индивидуумы. То есть это ситуация, когда существование организаций во времени не зависит от политики, проводимой властными коалициями. Это является частью условия верховенства закона, но частично это также зависит от динамических отношений, которые складываются между силовыми игроками (то есть организациями, осуществляющими насилие в обществе, — силы правопорядка, военные и проч. — Ред.). Если власть организаций может произвольно расширяться, если размывается граница дозволенного, то люди теряют надежду на то, что организация будет существовать вечно. Если есть организации, которые можно подавлять или можно в законодательном порядке преследовать, то люди могут предположить, что обезличенные правила могут и не действовать.

Вы сказали, что доступ в элиты в обществе открытого доступа облегчается. Но разве это выгодно элитам — чтобы число избранных росло?

Да, несомненно. В моем районе живет математик. Его зовут Майкл Брин, он из России. Его сын, Сергей Брин, основатель Google. Как видите, можно из ничего стать миллионером. Вот это и есть открытый доступ.

Да, но это выгодно тем, кто получает возможность войти в элиты. А тем, кто уже элитой является, интересней сохранять узость круга. Как преодолевать это противодействие?

Это уже другая динамика: если вы проигрываете, вы можете вернуться к началу игры. Возможность Game over — в этом и состоит смысл обезличенного правила, касающегося системы открытого доступа. Поэтому те элиты, которые проигрывают, имеют шанс на то, чтобы реорганизоваться и снова вступить в игру. Например, нет гарантии, что какая-то политическая партия победит на выборах. Но есть гарантия того, что у вас будет шанс участвовать в следующих выборах. Как и шанс организовать другую компанию, построить работу по-другому и так далее. То есть переход к открытому доступу дает возможность элитам жить вечно, сохраняя возможность сыграть еще раз, и еще, и еще. И это шанс на Game over делает для элит фактор избранности все менее существенным. В этом и состоит сложность перехода к порядку открытого доступа.

Как понимаю, такие правила создаются при том уровне экономики, когда конкуренция становится необходимой. Однако история последних десятилетий показывает, что переход к такой экономике оказывается наиболее эффективным, когда правительства, говоря языком Вашей теории, обладали правом силового принуждения. То есть в условиях авторитарного режима. Следует ли из этого, что сегодня развивающимся странам необходимо для начала усилить правительства, чтобы облегчить переход к системе открытого доступа? Как это произошло, например, в Грузии.

Вопрос, требующий очень обширного ответа. Но если вы посмотрите, большая часть развивающихся стран еще не созрели для того, чтобы рассматривать себя в качестве общества с открытым доступом. Многие делают какие-то шаги в этом направлении — они начинают структурировать свои организации и налаживать пути взаимодействия между ними. В любом случае возможно улучшить законодательство для элиты, установить верховенство закона. Но мы вместо этого часто наблюдаем обратное явление — эрозию закона, созданного для элит. По­этому нам необходимо понимать динамику состояния этих государств, чтобы понять, каким образом они могли бы подойти вначале к пороговым условиям, а не сразу перескочить к системе открытого доступа. Потому что если элита продолжает предпочитать систему закрытого доступа, то обезличенное правило явочным порядком реализовано быть не может. Нужны и обезличенное правило, и обезличенные принудительные меры для его реализации на практике. А если есть обезличенное правило и анонимные системы принуждения, мы получаем на практике систему ограниченного доступа.

Татьяна Рыбакова

Интервью   30.05.2012 13:23:28   

Тэги: Элиты, теория, демократия, Россия. общественное устройство

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.