Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка Югра

Приоритетный экспорт

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Рынок ушел в пике

Время покупать

Инфляция снова растет

В Банке России обратили внимание на негативные последствия крепкого рубля

Налоги недоплачивают

Эффективность взыскания налоговой задолженности снижается

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

Памятник на колесах

Продается подарок Гельмута Коля Борису Ельцину

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Стиль жизни   17.02.2012 01:16:57

Будущее не наступило

Будущее не наступило

Так выглядел 2000 год из конца XIX века

Да, у нас до сих пор нет летающих автомобилей и миелофона, читающего мысли, мировая революция так и не победила. Зато в нашем распоряжении есть не предсказанные никем цифровые технологии и интернет — пусть зачастую и не в виде всемирного центра разума, а в форме виртуальной курилки. Однако даже непоставленные рекорды научно-технических достижений меркнут перед тем, насколько разочаровала бы наших предков мировая и в особенности российская экономика. Ее они представляли себе совсем не такой.

Жюль Верн ошибался

«Наши пациенты, — сказал врач, — платят только тогда, когда они здоровы, а если заболевают, мы не получаем ни одного су. И потому мы нисколько не заинтересованы в том, чтобы пациенты болели». Такой представлял себе экономику 2001 года Жюль Верн в романе «Идеальный город», который был написан в 1875 году.

Экономика 21 века просто обязана была стать прозрачной и эффективной, состоящей сплошь из здравого смысла. Таковы были чаяния всех: и фантастов, и футурологов, и обывателей. Если нечто нужно всем, то в будущем оно должно быть бесплатным. Еда и медикаменты в неограниченном количестве, обобществленные и бесплатные средства производства и средства передвижения.

Как бы ни отмахивались представители западных культур от коммунистических идеалов, но именно эти принципы жили и побеждали в мечтах. Экономический принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» до сих пор остается одним из самых привлекательных лозунгов в истории человечества.

Весьма красноречивые и запоминающиеся прогнозы будущего были опубликованы в виде картинок в конце 19 века. Тогда некоторые европейские компании, в частности фабрика по производству шоколада «Гильдебранд», заказывали художникам свою рекламу в виде футуристических рисунков, красочно изображавших прелести жизни европейского общества в 21 веке.

Художники не сомневались: в 2000-е годы победит человеческая лень. Всю работу за людей будут делать машины, а результаты их труда будут доступны всем в равной степени. Для перемещений по миру не останется преград: по дну океанов проложат рельсы и прямо из волн будут выезжать на песчаный берег гигантские самоуправляемые паровозы. А праздные граждане будут кататься на самодвижущихся тротуарах и наслаждаться прекрасными видами без дымящихся труб и прочих индустриальных артефактов. Редкое исключение: рисунок будущего портного, который управляет гигантским пыхтящим механизмом. Машина снимает мерки с заказчика и тут же выдает пошитый костюм.

Но, к сожалению, оказалось, что экономика двадцать первого века ориентирована совсем не на общецивилизационные процессы. К примеру, даже реальная экологичность невыгодна производствам и до сих пор является не нормой жизни, а, скорее, корпоративным пижонством, дозированным пиар-ходом. Более того, именно экономика тормозит внедрение в жизнь многих достижений научно-технического прогресса. Мы вполне можем летать и путешествовать по миру на больших скоростях. Даже можем махнуть на экскурсию в космос. Но у каждого из нас, кто недолларовый миллиардер, на это банально не хватает денег.

С коммунистическим приветом

Именно с деньгами, а точнее, с их полной ненадобностью связана главная из экономических утопий 20 века — коммунизм. Еще в 1960-х годах люди в нашей стране искренне верили в то, что к 2000-му году никаких денег уже точно не будет, и зарабатывать ничего не понадобится. Правда, в те годы мало кто мог предположить, что всего за полвека население Земли не только резко вырастет, но еще и резко состарится.

За последние 50 лет численность людей на планете увеличилась более чем вдвое: с 3 млрд человек в 1961 году до 7 млрд в 2011. Не менее стремительно вырос и средний возраст населения. К примеру, в России в 1960-е годы этот показатель составлял примерно 27 лет, а сейчас он уже перевалил за 38. И теперь перед нашей экономикой встает другая не предсказанная футурологами проблема: сокращение трудоспособного населения. Все меньше становится тех, кто мог бы работать и создавать, и все больше тех, кто готов только потреблять.

Из 1960-х годов 20 века рубеж двух тысячелетий выглядел радостным Рубиконом, подойти к которому планировалось во все­оружии: здоровыми, красивыми, высокообразованными хозяевами планеты, повелителями роботов и покорителями космоса. Однако по мере приближения этого срока прогнозы становились все менее романтичными, но зато и более конкретными. В итоге самое знаменитое из советских экономических пророчеств свелось к лозунгу: «К 2000-му году каждая советская семья получит отдельную квартиру».

В программах последних съездов КПСС будущее было нарисовано уже довольно четким, хоть и широкими мазками. Тогдашнее руководство страны ясно представляло себе, какой должна быть экономика нового тысячелетия. Планировалось к 2000-му году как минимум удвоить объем национального дохода и промышленной продукции и создать экономический потенциал, примерно равный накопленному за все предшествующие годы Советской власти.

Частности были интереснее целого. Политбюро уже в 1980-х годах было четко ориентировано на построение в стране постиндустриальной экономики. Например, руководство СССР предполагало, что к началу 21 века в стране удастся более чем вдвое снизить долю ручного труда, сократить тяжелые, монотонные работы и освободить от малоквалифицированной работы свыше 20 миллионов человек: «сделать их деятельность содержательной, приносящей удовлетворение».

Роботизированные производства и интеллигентные, образованные граждане — вот краткое описание этих планов. Люди будущего — т. е. мы и наши сограждане — должны были бы двигать прогресс и культуру, не вкалывая в цехах и шахтах и не забивая себе голову бытовыми вопросами. Что характерно, последователи генсеков — нынешние президенты окончательно сбили страну с этого вектора развития, пропагандируя именно рабочие профессии, да и вообще-де-факто, ратуя за возвращение страны в индустриальную эпоху.

Главное средство, с помощью которого аналитики из прошлого рассчитывали добиться заявленных целей, — это кардинальное ускорение научно-технического прогресса. «Наша экономика вышла на такой рубеж, когда она может развиваться и развиваться быстро не за счет все большего наращивания ресурсов, как это было раньше, а путем всесторонней интенсификации производства — интенсификации по всему фронту. Намечаются не только рост производительности труда, но и уменьшение материалоемкости и фондоемкости, перевод на рельсы интенсификации не отдельных отраслей, а народного хозяйства в целом. Это единственно верный путь к ускорению экономического и социального развития», —

говорилось в документах XXVII съезда КПСС, состоявшегося в 1986 году.

Экономисты рассчитывали, что к 2000?му году производительность труда в целом по народному хозяйству повысится в 2,3–2,5 раза и рост производства впервые в истории страны совпадет с сокращением потребностей экономики в трудовых ресурсах. Что же касается развития сырьевых отраслей, то, по мнению экспертов из 1980-х, в двухтысячные годы прирост потребностей в топливе, энергии, сырье, металле и других материалах на 75–80% должен был удовлетворяться путем их экономии.

Все намеченное реализовано с точностью до наоборот. Производительность труда в России является одной из самых низких в Европе, а энергию, сырье и топливо мы расходуем очень активно и без лишней скромности. Постиндустриальной нашу экономику можно назвать с большой натяжкой, а российский научно-технический прогресс целиком переместился в сферу предвыборных деклараций.

Ничего хорошего

Если верить нынешним футурологам и экономистам, то ничего хорошего в ближайшие десятилетия нам не светит. Бедные станут еще беднее, а богатые — богаче. Глобализация продолжится, экологические катастрофы участятся, население будет становиться все старше, а Россию растащат на мелкие кусочки ближайшие европейские страны и Китай.

Наиболее интересные прогнозы затрагивают и крупнейшие экономики мира. Есть версия, что после 2040 закончится объединение Европы и начнется обратный процесс — страны начнут потихоньку отказываться от членства в ЕС. Что характерно, раскол должен будет пойти не по национальному признаку, а по «суперэтническому»: возникнут германская, славянская и латино-галльская Европы. Окончательно Европейский союз прекратит свое существование уже во второй половине 21 века.

Много и охотно нынешние предсказатели говорят о перспективах корпоративного сектора. В частности, предполагается, что крупнейшие мировые компании уже скоро перестанут довольствоваться ролями лоббистов и «серых кардиналов» и начнут в открытую регулировать как политические, так и социальные отношения.

Главный позитивный прогноз на вторую половину 21 века — масштабная научно-техническая революция, которая резко удешевит производство энергии, сделав ее практически бесплатной, а также увеличит мобильность людей, позволив им перемещаться по планете на огромных скоростях.

Впрочем, как правило, в размышлениях нынешних фантастов и футурологов превалируют пессимистичные сценарии. Например, о том, что Землю накроет глобальная экологическая или, как вариант, техногенная катастрофа, которая заставит нас заново выстраивать все экономические отношения. Или о том, что увеличение продолжительности жизни людей вкупе с ростом их численности (в том числе и путем клонирования) приведут к критической перенаселенности планеты и глобальному тупику всех экономик мира.

Нынешние экономисты-футурологи опасаются быть излишне оптимистичными. Слишком уж велико всеобщее разочарование от уже неоправдавшихся надежд. Но, может, это и к лучшему: не будем расслабляться.

Юлия Земцова

Стиль жизни   17.02.2012 01:16:57   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.