Набиуллина: Россию не отключат от SWIFT

Набиуллина отчиталась перед Путиным

Облигации освободили от налога

Облигации освободили от налога

Госбумаги можно покупать без опаски

Реальные доходы падают

Доходы падают, а зарплата растет

Пенсии проиндексируют

Пенсии повысят на 1,5%

Ожидается замедление роста Китая

ВВП Китая снизит темпы роста

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

Восемьдесят три человека

Ежегодное исследование компании Knight Frank, посвященное анализу распределения

Мама купила автомобиль

Сертификатом на маткапитал воспользовались лишь 54,3% владельцев

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Стиль жизни   13.08.2016 11:51:59

Хозяйка сапфировой горы

Анна Нерли: «Ювелирный рынок — это рынок энергии и харизмы»

Хозяйка сапфировой горы

 Она — Хозяйка Горы. Нет, не Медной, как в сказаниях Бажова, а Сапфировой. Наверное, поэтому волосы у нее не иссиня-черные, а белокурые. А глаза того самого колумбийского цвета.

Женщина, которая возглавляет российское представительство Ювелирного дома Roderу, представлялась мне совершенно иной — очень светской, т. е. в чем-то надменной и где-то немного пустой. Но Анна Нерли оказалась, как те самые драгоценные камни, которыми она живет, — самобытной, яркой, наполненной сиянием и жизнью. Наделенной природной красотой женщиной, которая куда чаще вечернего платья надевает грубые брюки и рубаху с длинными рукавами, — так удобно находится там, где земля отдает людям драгоценные камни: на месторождениях и в шахтах.

Она профессиональный геммолог с двумя университетскими образованиями. Первое — журналистика, и это помогает ей находить общий язык с теми, кто работает с камнем. А они люди закрытые.

Второе образование — геммология, Анна обучалась на геологическом факультете МГУ, а затем и в Таиланде, и в Америке. Ей приходится конкурировать с мужчинами, зачастую с мужчинами восточных и азиатских кровей, потомственными охотниками за камнями. Проще говоря, завоевывать мир, где крутятся колоссальные, не сравнимые ни с какой другой областью деньги. Но ей удается!

Наш разговор длился очень долго, сначала мы беседовали по делу, а потом просто болтали за чашкой кофе. Но именно эта часть разговора показалась мне удивительно интересной. И я позволила себе добавить в статью то, что поведала Анна Нерли в неформальной беседе, что называется, рассказала «не для печати».

Что такое Ювелирный дом Rodery? Расскажите о бренде, с чего все началось?

История Дома Rodery началась с небольшой итальянской ювелирной мастерской. Как театр начинается с одной вешалки, ювелирное дело начинается с одних золотых рук. Создавались изы­сканные фамильные украшения, находившие поклонников среди аристократических семей Италии. Дело очень долго продолжало быть семейным. Пока жена одного из власть имущих мужчин из Англии не ввела в моду носить украшения Rodery в круг «жен послов и министров». Это важный этап в истории развития бренда: клиентки захотели примерять драгоценности в Англии, в Америке.

Не сразу палитра камней была такой широкой. Долгое время украшения Rodery были исключительно изумрудными. И уже гораздо позже появились и рубины, и сапфиры, и другие самоцветы.

В новое время с приходом зарубежных инвестиций появилась возможность привлекать ювелиров и дизайнеров из Америки, Японии, Италии и Франции. Некоторые дизайны создаются художниками из России, и мы гордимся, что в истории ювелирного искусства большую роль играют соотечественники.

А если начать говорить о гуляющей на рынке драгоценных камней синтетике… Известен случай, когда за полмиллиона долларов купили серьги, которые реально стоили три тысячи долларов. На них было много бриллиантов и крупные сапфиры, и именно сапфиры оказались поддельными и не стоили ничего. Сертификат тоже оказался фальшивкой. Таких ситуаций вспомнить можно десятки.

Покупать дорогие украшения стоит только у проверенного бренда, с репутацией, сертификатами и консультацией геммолога.

Расскажите об особенностях вашего бренда, что отличает его от других ювелирных домов?

Сердце бренда Rodery — это бирманские и шриланкийские сапфиры, рубины и колумбийские изумруды. Большие драгоценные камни, которые с каждым годом растут в цене и увеличивают свой инвестиционный вес. За каждым из них «охотится» целая команда специалистов, исследуя порой самые опасные месторождения. И как глава департамента и геммолог я лично сопровождаю покупки всех самых крупных камней. В этом кропотливом поиске, в стремлении найти самое лучшее — наше большое преимущество и секрет уникальности изделий Rodery.

Сохранился ли дух итальянских традиций с переходом бренда на международный уровень?

Мы убеждены, что ювелирные украшения — это отпечаток в истории. Это прекрасная семейная традиция — передавать из поколения в поколение не только семейные ценности, но и те украшения, которые подкрепляют память о самых прекрасных событиях нашей жизни. Роскошные ювелирные украшения отмечают радостные моменты — свадьбу, рождение ребенка, годовщину. В качестве подарка любимой женщине украшение становится символом красивой и долгой любви, оберегает ваши чувства. Украшение, наполненное таким глубоким смыслом, особенно ценно и любимо женщиной. Затем она передает его своей дочери, желая ей большого счастья. Также во многих семьях, кольцо матери становится обручальным кольцом для невесты сына. Все это формирует определенные семейные ценности, особое отношение к украшениям, которые принято хранить и носить не только потому, что это красиво, но потому, что многое для тебя значит, — в этом философия Дома Rodery.

Как приходит идея создания того или иного украшения?

Дизайн каждого украшения формируется от камня — его цветового настроения, формы. Создавая ювелирное изделие, мы исходим из уникальности самого камня и той страны, где его ждут больше всего. Сапфиры оттенков Royal Blue и Corn Flower Blue созвучны американскому стилю, а более насыщенные тона близки России. Рубин требует роскошного обрамления — это Азия, Саудовская Аравия, Оман. Камень сам выбирает свою историю, мы лишь придаем ему огранку.

Какие этапы проходит камень, чтобы стать частью украшения от Rodery?

Драгоценный камень, который формируется тысячи лет, достают на поверхность земли. Где-то это до сих пор происходит вручную, и иной камень извлекается просто золотыми руками шахтеров. Затем камень попадает к огранщику, человеку с большим практическим опытом и глубокими знаниями. После чего камень попадает в руки к геммологу, мы называем их «Gem hunters», который оценивает его, относит на изучение в лабораторию. И уже в лаборатории целая группа специалистов выдает камню соответствующий сертификат. И только после получения сертификата камень попадает к нашим лучшим художникам и ювелирам. Производства Rodery находятся по всему миру: в Италии, Гонконге, Дубае, также в ближайшее время планируется открытие производства и в России.

Расскажите о текущих коллекциях…

Мы экспериментируем, сочетая изумруды с аквамаринами и бриллиантами разных геометрических форм, работаем с полудрагоценными камнями. Но главное, конечно же, роскошные сапфиры и изумруды.

Коллекция Top Model посвящена самым красивым и успешным топ-моделям мира. Каждое изделие под стать той или иной известной героине. Комплект Наоми Кэмпбелл в стиле техно был представлен на благотворительном аукционе и ушел за рекордную сумму. Есть коллекция с сапфирами и изумрудами, которая посвящена городам и небольшим предместьям Италии. Но самые роскошные и уникальные камни представлены в коллекции с русским названием Tsar’ — Царь. Дизайн этих украшений воплощает собой настоящее «царское начало».

Есть ли возможность создать украшение на заказ?

Безусловно, мы делаем изделия на заказ. Как правило, это неповторимые и дорогостоящие украшения для благородных семей. Дизайн Rodery — это проверенная временем классика, но с элементами оригинальности. Кольцо может быть украшено узором или усыпано бриллиантами таким образом, что это будет заметно лишь его обладательнице. Небольшой камень или же микроскопическая гравировка, которую можно увидеть только в лупу. Это маленький подарок от наших ювелиров, небольшие, но важные детали, отличающие украшения Rodery. Каждое уникальное произведение ювелирного искусства, которое человек носит на себе, каждый дизайн для нас что-то значит.

Как вы видите портрет вашего клиента?

Наши клиенты — люди, которые ценят вещи с благородной историей, готовые вкладывать в свое будущее и в будущее своей семьи. Ведь драгоценные украшения — это еще и хорошая инвестиция. Мы гордимся тем, что знаем о драгоценных камнях буквально все и с радостью делимся своими знаниями с нашими клиентами. Мы можем рассказать о каждом камне в украшении Rodery, откуда он родом, как он добывался и т. д. Клиенты ценят наш подход и всецело нам доверяют. Это дает человеку возможность совершить покупку даже онлайн. Увидев кольцо на видео, на фото, он может очароваться им и попросить доставить его в любую точку света.

Какие планы развития бренда в России?

Этой осенью мы планируем открытие первого шоурума Rodery в Москве. Но, еще только планируя открытие, мы уже начали свою благотворительную деятельность в России. Работая в той или иной стране, наша компания чувствует свою социальную ответственность, эту безусловную необходимость участвовать в добрых проектах и создавать их. Ранее, я рассказывала об аукционе с ювелирным комплектом, созданным в честь Наоми Кэмпбелл. Еще одна прекрасная история произошла на балу фонда Михаила Рудяка, где мы представили кольцо Rodery с изумительным сапфиром Royal Blue в окружении бриллиантов. В борьбе за украшение победил Николай Басков, который подарил его свой возлюбленной Софье. Так сложилось, что каждая история, в которой участвует Rodery, наполнена романтикой и добром.

Весной 2017 г. планируется Rodery Super Cup. Расскажите об этом мероприятии.

Rodery Super Cup — это наш благотворительный проект, гонки на роскошных суперкарах, которые стартуют с Красной Площади и доедут до Крокуса через всю Москву. Все средства, собранные в результате гонки, поступят в фонд Михаила Рудяка на строительство большого дома престарелых. Мы привлекаем известных людей, бренды, финансовые ресурсы, чтобы по результатам благотворительных мероприятий, в том числе гонки Rodery Super Cup, было сделано что-то действительно емкое, что-то действительно важное. Обращаем внимание на проблему одиночества пожилых людей, их невозможности справиться с разнообразными жизненными задачами. Нельзя делить этот мир на добрый и злой, нельзя закрываться от него, прячась в уютном квартале. Но важно быть открытым и всегда помогать тем, кто в этом действительно нуждается.

Алексей Баранов


Россыпь ответов без вопросов от Анны Нерли

В России очень серьезная школа оценки камней, Московская лаборатория славится своей строгостью по всему миру. Мы оцениваем камень по старой, нигде уже не работающей системе — балльной. Предположим, есть камень, его достали из земли, он — сапфир, т. е. по своему составу он — корунд. Сапфиром, т. е. драгоценным камнем, он будет считаться, только если окажется темно-синего цвета, яркого, насыщенного. Если камень, например, желтый, он тоже сапфир, но он уже полудрагоценный. Это по российскому законодательству. За границей он будет считаться ювелирным камнем, у нас — нет.
Я часто сама езжу на закупки, за последние три месяца дважды была в Могоке — это часть Бирмы, где находятся уже вымирающие месторождения, которые рождают самые потрясающие сапфиры, которые есть на данный момент в мире. Месторождение Кашмир было открыто в конце XIX в. и за счет активной разработки оно в скором времени иссякло. Теперь та же участь ожидает и Могок. Раньше он был закрыт для посторонних, на въезде в окрестности забирали паспорта, телефоны, чтобы люди не могли туда проникнуть и разрушить внутренний аутентичный рынок.

Сегодня, во-первых, надо получить разрешение от государства на въезд, и только если тебя там знают и ты официальный житель Могока, а они все живут там поколениями из столетия в столетие, все семьи друг друга знают, и вот если такой человек делает тебе разрешение от государства, ты отправляешься на «запрещенную» территорию. До Бирмы лететь без малого 12 часов, а далее нужно более четырех часов ехать в горы Могока, там такая узкая дорожка и несутся машины на огромной скорости навстречу тебе, и ты тоже несешься с такой же скоростью.

Там есть новая дорога, она занимает три часа времени. Вдоль дороги стоят вооруженные засады, которые грабят людей. Здесь идут камни, которые стоят колоссальные деньги. Терминалы в дикой стране не работают, значит, человек везет с собой много кеша, а если едет обратно, значит где-то у него в машине или в кармане  камни. И всякий раз возвращаясь из Могока, я чувствовала настоящую радость, что мы приехали целыми.

Но во мне есть дух авантюризма! И факт, что там, где не были даже мои учителя, я была дважды и вернулась целиком, а не частями, наполняет меня восторгом и уверенностью в себе.

В июне в Бирме невыносимая жара, а в Могоке — бесконечный дождь: ты просыпаешься — дождь, ты засыпаешь — дождь, он льет, не переставая, вся одежда, постель — все влажное, ничего не сохнет! Это сезон дождей, и я как раз попадаю туда в это время, потому что в другое мне надо быть в других местах, связанных с демонстрацией и продажей камней. Но какая там земля! Она чистая и она рождает камни, которые сверкают совершенно бешеным светом, всеми цветами радуги.

У каждой страны есть свой стиль, в России, например, любят темно-синие сапфиры, они называются Royal Blue. А в Америке любят сапфиры василькового цвета, более светлые. Это говорит, в частности, и о том, что под разным небом глаз воспринимает разные структуры по-разному, на предпочтения отдельных стран в тех или иных камнях все влияет: характер нации, исторические совпадения, какой конкретный камень какую роль сыграл в истории королевских семьей или страны в целом. Например, жадеит — это священный камень в Азии, он там очень дорогой, у нас не ценится вообще и стоит копейки. Или рубины. Скажем, рубины Магока стоят подчас дороже бриллиантов. Рубинов выше четырех карат очень мало, чтобы найти большой и качественный камень, надо искать много лет. По своей структуре рубин тот же сапфир. Если это будет темно-розовый сапфир — их сравнивают по спектру, то он считается рубином. И тогда этот камень будет стоить колоссальных денег. Если же он на несколько тонов светлее, то это уже не рубин и стоит в десятки раз меньше. В Азии они очень ценны и в Америке, а у нас рубины не носят вообще.
Мода — очень интересная золотая рыбка. У нас в цене бриллианты. Они долго обладали самой высокой инвестиционной стоимостью, несмотря на большое количество скачков и падений рынка. Сейчас мы находимся в фазе очередного падения рынка бриллиантов. А благодаря существующей базе бриллиантов Раппопорта, к которой может получить доступ каждый официальный игрок рынка, инвестиционный вес бриллиантов естественным образом снижается. Конечно, есть коллекционные камни с большим количеством карат, они только растут в цене, но и стоят неподъемных денег. Месторождения бриллиантов есть и их много, а месторождений цветного камня мало, они умирают. Кашмир умер, и люди сегодня охотятся на эти камни, есть коллекционеры, которым нужен экземпляр именно оттуда. Поэтому такой камень будет расти в цене. То же самое с Могоком.
После того, как в России ученым Поповым был значительно усовершенствован метод производства синтетических рубинов и сапфиров Вернейля — камень заполонил весь рынок, и у каждой женщины был свой (маленький, большой ли) рубин, настолько они были в тот момент доступны. А потом произошел информационный взрыв, все стали писать, что это — синтетика — и все! Мода на рубины вернется теперь в Россию едва ли в конце этого столетия. Сегодня в мире очень много синтетических камней. Если в магазинах не задавать вопрос: «Этот изумруд синтетический или натуральный?», ты с высокой вероятностью купишь синтетический изумруд. По закону продавцы обязаны говорить, что это синтетика, или просто когда ты смотришь на бирку, на ней обычно стоит маленькая буковка s. Однажды случилась забавная история, когда подруга одного из моих преподавателей спросила в магазине натуральные ли камни на приглянувшимся ей браслете с изумрудами? И продавец ответила: «Конечно! Это самые натуральные изумруды! Натуральные гидротермальные изумруды!». Гидротермальный метод — метод синтеза берилла.

Очень много синтетических и гретых камней в Таиланде. Иногда на международных выставках мне приходится говорить некоторым самонадеянным и нечестным игрокам рынка из Таиланда, что их камни — нагретые или вообще искусственно выращенные. Понимаете, рынок камней — это рынок высокой репутации, и если некто выдает синтетические камни за натуральные, это должно караться законом, жечь до тла репутацию. Я бы таких граждан лишала возможности участия в выставках.

Ты должен постоянно учиться, потому что технологии идут вперед, и синтетика становится все более первоклассной.

На оценку камней во время отсмотра их на месторождении уходят считанные минуты. И здесь очень важен уровень профессионализма. Во время отсмотра я нахожусь в офисе, а это такой огромный стеклянный куб, и нужно понимать, что вокруг — деревня, которую населяют местные жители. Заходит человек, он в платье по щиколотки и в него в руках пачка конвертов, где лежит слой кальки и несколько камней, и таких конвертов у него очень много. Дальше происходит торг, за большой камень борьба может идти сутками (каменный «посол» будет уходить и возвращаться), на небольшие же камни уходит меньше минуты. А в это время весь этот куб облеплен любопытными, они просто смотрят на белую женщину — охотницу за камнями.

Сам неограненный камень может походить на булыжник, а может и оказаться булыжником. Понять его ценность может только геммолог. Хозяин отдает находку огранщику, но если камень большой, его не будут гранить, а сразу выставят на аукцион внутри страны, куда не пускают посторонних, чтобы по ошибке не выпустить из страны слишком ценный экземпляр.

Не бывает необлагороженных танзанитов. Другие камни можно облагородить, например тем же нагреванием, особенно сильно это практикуется в Таиланде. Вообще оно, конечно, есть на всех месторождениях, кроме Магока, те камни родились совершенно в другой земле. В них много включений, такие внутренние искры, напоминающие снежинки, и именно это делает их такими блистательными, совершенно бешеный у них блеск. Но если камень Магока нагреть, он «взорвется»: расколется, а включения почернеют. Другие камни при нагревании могут стать ярко-желтыми или оранжевыми, каждый камень реагирует на нагрев по-разному. Обычно изменение цвета при нагревании — это облагораживание, которое относится к необратимым. Но, скажем, если кунциты, которые ввели в моду Картье и Тиффани, поместить под яркий свет и не давать им пить (а камни пьют), они через полгода выгонят и потеряют цвет. Если камни хранятся где-то на витрине, под стеклом, рядом обязательно должна быть емкость с водой. А вообще камень любит темноту, сейф, и это очень правильно.

Очень важна для создания ювелирного изделия огранка. Например, есть сапфир в 100 карат, и ему ищут органщика по всему миру. Считается, что из сырья должен выходить камень на одну треть, т. е. из камня в 10 каратов выходит на 3 карата ювелирное изделие. Но бывают органщики, у которых выход почти один к одному, правда, это касается бриллиантов. Камни разные, даже растут они в земле по-разному, сапфиры не так послушны, как бриллианты. Последние уже научились прогонять через компьютер, который рассчитывает варианты огранки. А с сапфиром так не поиграешь, ты начинаешь его гранить, а он может лопнуть, или можно сделать его большим, но внутри будет много мусора. Можно сделать два камня: один будет дорогой, но маленький, а другой большой, но грязный, и вообще ничего не будет стоить. Есть известный русский огранщик Виктор Тузлуков, он гранит топазы в три тысячи граней. В обычном бриллианте должно быть 57 граней, давно доказано, что именно такая огранка увеличивает скорость света настолько, что дисперсия становится самой яркой. Огранщик решает, чем он будет жертвовать: цветом, прозрачностью или дисперсией. Самые несуразные огранки встречаются в Индии, я вообще не имею дела с их камнями.
Камни — это не только инвестиции, это еще инструмент сохранения силы. Ты даришь детям то, что позволит ему быть в безопасности, — война ли, пожар, потоп, а семейные реликвии всегда будут беречь его и энергетически, и финансово. Недаром царские семьи передавали из поколения в поколение диадемы, и мы можем исторически проследить, как она прошла от царицы такой-то к царице такой-то, как она влияла на судьбы, как она изменяла окружающий мир. Украшения заряжают человека энергетикой: когда ты носишь камень, ты должен чувствовать, какая это энергетика и что она тебе дает, потому что даже изменить свой характер можно, надев тот или иной камень. Даже за этим люди учатся геммологии. Я сама заболела этим, когда моя бабушка подарила мне свое обручальное кольцо. С такой любовью и безумной трепетностью она мне его передала — самое дорогое, что у нее было, что подарил ей покойный дедушка, что я поняла: реликвии, как огромный знак доверия и уважения, не передаются просто, а только с миссией и любовью. Драгоценный камень должен быть яркого, насыщенного цвета, причем у каждого камня есть свой рейтинг, если посмотреть таблицы, как формируется цена камня, можно сойти с ума — там столько цифр! Учитывается множество факторов, но главное — размер, цвет и его первозданность. Если это сапфир, он должен быть темно-темно синим, блестеть и играть, если это изумруд, то самые дорогие камни будут голубоватого цвета. Есть такое понятие, как колумбийский цвет, он зеленый, но нет-нет и голубоватый. А, например, есть изумруды, которые рождает земля Замбии, они яркого травянистого цвета и не такие дорогие. А вот благородный колумбийский цвет — это совсем другое. Найти же прозрачный изумруд — это вообще нечто фантастическое. Изумруды по своей природе трещиноватые, у них такая структура. И я всегда говорю клиентам: «Мы никогда не моем руки в изумрудах!». Они не просто портятся, ведь если внутри в структуре есть напряжение, которое не видно взгляду, камень может пустить трещину из-за того, что вы помоете его с мылом. Однажды я прочитала в одной популярной книжке, что, если женщина хочет узнать, натуральный у нее изумруд или нет, она должна бросить его в стакан с Ферри. Это было написано на полном серьезе! Так вот, какой бы не был изумруд, попав в стакан с Ферри, он получит колоссальные проблемы на свою изумрудную голову, и он может потерять структуру, безумным образом испортиться. Кроме того, изумруд боится нагрева. В Штатах проходил судебный процесс, в котором обвинялся ювелир, взявшийся растянуть золотое кольцо с камнем. Камень он не извлек и при нагреве изумруд почернел. Свадебный подарок был испорчен и виноватым оказался, конечно, ювелир. Недостаток профессионализма не освобождает от ответственности. Мы должны беречь камни не только от попадания воды, но и от перепада температур. Если вы надеваете кольцо зимой, наденьте его под перчатку. Вышел на холод, потом вышел в теплое помещение, какому камню это понравится? За ним надо ухаживать, как за собой, как за домашним животным. Я уже не говорю о том, что не хранить украшение в шкатулке — это просто дурной тон.
Многие люди покупают просто камни, без украшений, это хороший способ вложить деньги. Камни кладут в банк, и хозяин знает, что через три года это настолько-то будет дороже. Но камни могут быть и опасными. Например, рубины Бирмы запрещены для ввоза в Америку для продажи, потому что считается, что они помогают трафику оружия. Поэтому таможня и ведет такой тщательнейший учет и контроль драгоценных камней, чтобы по миру не гуляли инструменты, которые могут помочь террористическим организациям. Ведь горсть чистейших рубинов может снарядить армию! А может помочь построить детский дом, как в случае с нашим участием в благотворительном проекте.
Ювелирный рынок — это рынок энергии и харизмы, человек решает всегда эмоцией и сердцем, какой ему нужен камень. Это не просто инвестиции. А каменный бизнес, он очень сложный, в чем-то интуитивный, даже чувственный, потому что, глядя на камень, ты должен иметь сноровку и понимание, что это такое. Ты смотришь внутрь камня и видишь весь его микрокосмос! Как он рос, здесь встретился с каким-то минералом, потому что бывают камни, внутри которых находится какой-то кристалл.

Недавно я отпраздновала свой 10-тысячный отсмотренный камень. У меня всегда есть с собой лупа, но и без нее я могу напрямую общаться с камнем.

Стиль жизни   13.08.2016 11:51:59   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.