Китай ослабил юань

Юань подешевел на 0,42%

Moody’s улучшило прогноз по рейтингу России

Moody’s улучшило прогноз по рейтингу России

Рейтинговые агентства отмечают восстановление экономики

Приватизация не бывает простой

Споры о целесообразности приватизации в нашей стране идут со времен ваучеров, когда политики

Игра в политические карты

Губернаторов опять потряхивает. В течение недели трех отправили в отставку — Виктора

Портрет ВВП-2016

Россстат и Минэкономразвития 7 февраля хором спели статистический ораторий-2016. Цифр много,

Kraft Heinz отказалась от сделки с Unilever на $143 млрд

Kraft Heinz и Unilever будут работать отдельно

Безвизовая Белоруссия

Белоруссия уже не страна-изгой

Футбол за 638,8 млрд рублей

Мы за ценой не постоим. Хотя победы не дождемся

Нефть дорожает

Апрельские фьючерсы на нефть выросли

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Стиль жизни   15.01.2017 10:21:29

Взгляд на пенсионеров как на пионеров

Почему исследователи ждут от пожилых того же экономического поведения, что и от молодых

Взгляд на пенсионеров как на пионеров

Кто сказал, что с возрастом проходит тяга к новому? Владимир Смирнов / ТАСС

Ветхая реальность

Снижение рождаемости, повышение ожидаемой продолжительности жизни, выход на пенсию многочисленного поколения 1950-х и снижение численности населения трудоспособного возраста приблизительно на 14% в течение следующих 35 лет — все эти факторы будут способствовать старению населения в России. В отсутствие изменений в уровне экономической активности населения трудовые ресурсы России могут сократиться более чем на 20 млн работников, а коэффициент демографической нагрузки при этом вырастет более чем на 50%, утверждается в докладе Всемирного банка.

Нередко старение населения рассматривается как отрицательный фактор общественного развития, приводящий к снижению инвестиций и производительности, разбалансировке бюджета, чрезмерной нагрузке на молодых, а также к существенному ухудшению состояния здоровья, финансов и удовлетворения жизнью пожилых. Как правило, самые мрачные прогнозы последствий старения населения получаются в результате экстраполяции сегодняшних моделей поведения и институтов на будущее более пожилое общество. Например, значительное увеличение числа пожилых людей, страдающих от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, при неизменных возрастных показателях заболеваемости будет непосильной нагрузкой для системы здравоохранения. Существенный рост иждивенцев пожилого возраста при неизменном характере сберегательного поведения в течение жизненного цикла и возрасте выхода на пенсию также станут непосильным бременем для пенсионной системы.

«К счастью, люди меняют свое индивидуальное поведение в ответ на демографические изменения. И государство также может менять свою политику. Так, повышение качества медицинского обслуживания и изменение образа жизни могут резко улучшить состояние здоровья пожилых, что сделает ненужным досрочный выход на пенсию, а мотивирует работать дольше и, таким образом, облегчит проблему финансирования пенсий. Правильная политика может помочь российским гражданам проживать более долгую, обеспеченную и счастливую жизнь», пишут авторы доклада, среди которых Биргит Хансл, Виктория Левина и Уильям Шоу.

Таким образом, по мнению авторов доклада, старение населения может быть как умеренно позитивным фактором, в случае если государство, да и сами члены общества осознают новую реальность и меняют свое поведение, в частности систему медицинского страхования, так и негативным, если этого не происходит, и институты продолжают функционировать, словно ничего не произошло. В этом случае рост демографической нагрузки может привести к ежегодному снижению темпов роста на 2 процентных пункта в течение следующих нескольких десятилетий. Одним из важных источников являются сбережения, которые в случае неизменной нормы сбережений в рамках жизненного цикла могут резко сокращаться по мере старения населения. Кроме того, в результате старения населения могут значительно увеличиваться расходы на здравоохранение и выплату пенсий, создавая устойчивый дефицит бюджета, что может привести к резкому росту показателя отношения государственного долга к ВВП к 2050 г. выше 100% — с 20% ВВП в настоящее время.

Оптимизм безудержной рациональности

Однако Хансл, Левина и Шоу считают, что модель, при которой ни государство, ни граждане не предпринимают ничего — крайне нереалистична. По их мнению, факт старения населения осознается и институтами, и членами общества, и те, и другие действуют, учитывая ее. Таким образом, авторы исследования исходят из неолиберальной парадигмы максимально-оптимального рационализма в поведении субъектов экономической деятельности. В частности, они пишут: «Можно ожидать, что люди, рассчитывающие жить дольше, будут больше сберегать и дольше работать, понимая, что им предстоит более длительный период жизни на пенсии».

Повышение официального возраста выхода на пенсию, который в России низок по международным стандартам (так в докладе. — Ред.), могло бы способствовать продлению периода активной работы и снизить нагрузку на бюджет. Кроме того, государство могло бы помочь пожилым дольше и производительнее работать, стимулируя работодателей внедрять соответствующие методы управления персоналом, учитывающие возрастные особенности (например, путем снижения физической нагрузки для этой возрастной категории), а также путем запрета дискриминации по возрасту и жесткого преследования нарушений. И, наконец, поскольку ухудшение здоровья является самой распространенной причиной прекращения трудовой деятельности и выхода на пенсию, были бы полезны такие меры, как диспансеризация и профилактика, дополненные борьбой с распространенными в России вредными привычками (курение, злоупотребление алкоголем, плохое питание и недостаток физической активности). В результате состояние здоровья пожилых могло бы заметно улучшиться, что также способствовало бы продолжению их трудовой деятельности и повышению производительности.

Здесь есть к чему придраться, например к теме борьбы государства с вредными привычками. Недавно появилось исследование коллектива авторов, согласно которому запрет на продажу спиртного на час приводит к снижению потребления спиртного на 3% и росту самогоноварения лишь на 0,5%, таким образом, чистый эффект от продления моратория на продажу спиртного оказывается весьма высоким. Однако при ближайшем рассмотрении выяснялось, что авторы исследования просто-напросто не учли потребление населением веществ медицинского и бытового назначения на основе спирта. Трагедия в Иркутске в декабре 2016 г. показала, что, во-первых, эта потребительская привычка является слабо маркированной социально и встречается как в «низших» слоях общества, так и в среднем классе, а во-вторых, заставила вспомнить о статистике, согласно которой в год в России погибает от употребления подобных суррогатов не менее 14 тыс. человек. Похоже, авторы исследования ВБ переоценивают силу потребительских привычек, могущество государства, а также степень рациональности в поведении человека.

Больше работы нет

Другой вывод, с которым можно поспорить, заключается в уверенности авторов доклада в том, что пожилые способны к переобучению и могли бы не выпадать из активной трудовой жизни даже после очередной радикальной смены технологий. Если сопоставить это с верой авторов в то, что в России «слишком ранний» выход на пенсию, к этому тезису стоит присмотреться внимательнее. Итак, пожилые могут учиться, утверждают авторы из ВБ. Буквально так: «Пожилые работники сохраняют способность к концентрации и обучению новым навыкам в течение длительного времени после наступления пенсионного возраста. Их более совершенные социальные навыки и большой опыт, как правило, компенсируют ухудшение по некоторым показателям, таким как быстрота мышления и физическая сила». Однако в России, сетуют авторы исследования, отсутствие возможностей совершенствования профессиональных навыков и получения другой специальности ограничивает потенциальный вклад пожилых работников. Кроме того, эта ситуация снижает их мотивацию к продолжению работы. Формальную или неформальную переподготовку и повышение квалификации проходят менее 30% взрослых работников — существенно ниже среднего уровня стран ОЭСР и некоторых восточно-европейских соседей. В когорте пожилых работников этот уровень особенно низок. Например, уровень участия работников старше 60 лет в непрерывном профессиональном образовании в два раза ниже, чем у работников зрелого возраста. Определенные стратегии управления персоналом с учетом возраста, такие как создание коллективов из работников различных возрастов и определенная адаптация условий труда и трудовых правоотношений в соответствии с потребностями пожилых работников, могут помочь организациям сохранить свои зрелые ценные кадры. При этом не только производительность пожилых работников вырастет, но это положительным образом отразится и на их более молодых коллегах, верят авторы исследования.

На наш взгляд, здесь мы сталкиваемся с типичным случаем навязывания российским читателям исследования идей и мнений, признанных устаревшими в развитых странах под видом «мирового опыта». Так, в США вытеснение с рынка труда новыми технологиями и автоматизацией работников не приводит к тому, что работники, пользуясь возможностью переучивания, приобретают в результате более высокотехнологичную и «легкую» работу. Достаточно вспомнить ситуацию, когда МакДоналдс объявил о замещении тысячи вакансий в своих «ресторанах», на которые откликнулся миллион человек. Таким образом, получить работу по тем вакансиям в МакДоналдс оказалось формально сложнее, чем поступить в Гарвард. Вызвано это тем, что экономисты либеральной школы склонны недооценивать инерцию трудовых и социальных привычек людей после 35–40 лет. Автоматизация приводит к тому, что люди просто уходят в те сектора экономики и в те профессии, где пока нет автоматизации и не требуются серьезные навыки, это сфера обслуживания, в частности сотрудники общепита, водители такси и работники отелей на службе приема клиентов. Однако автоматизация постепенно добирается и до этих секторов. Так, в ряде штатов США уже приняты стандарты по внедрению беспилотных такси, МакДоналдс (даже в России) переходит на систему самостоятельного заказа, что резко сокращает потребность в персонале. Можно вспомнить и банковский сектор, где внедрение банкоматов лишило рабочих мест тысячи операционистов. Все это придает безработице в развитых странах затяжной, системный характер, более 70% безработных в США остаются на пособии более пяти лет и уже, по прикидкам, будут пользоваться пособием всю жизнь, потому что не смогут найти работу. Макджоб (термин, обозначающий неквалифицированную работу, буквально «работа в МакДоналдс») сильно помолодел, это уже не способ добыть прибавку к стипендии у студентов, средний возраст сотрудников ресторанов быстрого питания в США приближается к 50 годам. Что же мешает им переучиваться? Вероятно, драматичный разрыв между новыми технологиями и требованиями с их привычками. Мощность вычислительных машин удваивается каждые два года. Это способствует тому, что машины в состоянии обрабатывать те массивы данных, с которыми прежде мог справиться только человек (например, вождение машины), а система биг-дата (обработка гигантского массива данных компьютером, мыслящим по тем же алгоритмам, что и мозг человека) способствует вытеснению с рынка труда и тех профессий, где прежде трудились относительно продвинутые представители среднего класса, например банковские работники.

Фарма «сделала» всех

Так или иначе, развитым странам и примкнувшей к ней России придется жить с все более и более старым населением. Чтобы понять, как российская элита смотрит на проблему, можно обратиться к статье Алексея Кудрина и Евсея Гурвича «Старение населения и угроза бюджетного кризиса», которая появилась в 2012 г., но актуальность которой с тех пор только выросла, потому что бюджетный кризис стал куда более реальным, а принципиально новых решений не появилось.

Авторы сетуют на то, что изменяется структура государственных услуг — все больше становится потребность в услугах здравоохранения и социальной опеки. «Смещение структуры спроса из-за изменения возрастной структуры населения коснется спроса на рыночные товары и услуги, но, что важнее, и спроса на услуги, обеспечиваемые государством. С повышением возраста увеличивается потребность в услугах здравоохранения, а наиболее пожилым часто требуется дополнительная социальная опека. В то же время снижение рождаемости приводит к уменьшению числа учащихся средней школы», — пишут они.

Казалось бы, о чем переживать? Фарма постепенно становится драйвером экономики развитых стран, занимая второе-третье места по обороту после ВПК и компьютерных бизнесов. Одновременно фарма и медицинские исследования становятся ведущим драйвером в модернизации экономики. Так, программа Барака Обамы «Брейн» («Мозг») была профинансирована в объеме нескольких десятков миллиардов долларов и привела к настоящему прорыву в наших знаниях о том, как функционирует мозг. На рынке появились экзоскелеты, реагирующие на сигналы мозга, что дало возможность обрести полноценную жизнь безнадежно парализованным людям. А люди, страдающие серьезными формами слепоты, получили возможность видеть благодаря вживленному компьютерному зрению. Дальше — больше, наука вплотную подошла к программированию здоровья через изменения в генетической структуре конкретного человека, что вызвало даже дискуссию о том, будет ли генетически измененный человек, став здоровым, полноценным в нравственном и психологическом плане. Все эти исследования вызваны именно старением населения. Медицина столкнулась с болезнями, которых не было ранее просто потому, что люди не доживали до возраста, когда они появляются. Да, Россия оказалась на задворках этого процесса, может быть, потому, что для России старение — это, скорее, угроза, чем сегодняшняя реальность, хотя подлинная причина может заключаться в неадекватной инвестиционной политике государства. Там, где авторам видятся угрозы, на самом деле находятся возможности. Еще вопрос, что больше двигает науку, потребность молодых в компьютерных играх (игры прежде считались универсальным драйвером технического прогресса) или потребность пожилых в лекарствах.

Рост рынка социальных услуг вряд ли можно рассматривать как угрозу в свете того, что автоматизация ставит под сомнение перспективы найти работу даже у молодых и образованных. Кого роботы не заменят — так это сиделку, поскольку, помимо исполнения ею формальных требований пожилого человека, она должна также обеспечить эмоциональный контакт. Президент России в своем последнем послании Федеральному Собранию обратил особое внимание на развитие волонтерского движения в стране. Думается, что вкупе с тем фактором, что уже сейчас остро сказывается недостаток социальных работников, это именно то направление, в котором нужно корректировать начальную образовательную программу. Новой экономике в силу развития нейросетей не нужны в прежнем количестве инженеры и так называемые творцы, поскольку нейросети в состоянии взять на себя труд всех конструкторских бюро, какие только существуют. А вот поднять престиж социального работника, показать молодежи, что этот труд достоин уважения и того, чтобы посвятить ему жизнь, — вот достойная задача государства.

500-летний человек

Точно также химерами оказываются все прочие страхи, связанные со старением населения. Так, экономисты сетуют на возможное сокращение сбережений, в чем видят угрозу банковскому сектору и потребительскому рынку. Однако именно пожилые оказываются склонными к сбережениям, часто обеспечивая заметную долю вкладов в конкретном банке. Это вызвано психологическими особенностями возраста. Но это не значит, что пожилые плохо тратят, парадоксально, но страсть к сбережениям сочетается у них с довольно высокой потребительской активностью. В ряде исследований отмечается, что пожилые предпочитают товары более высокого качества и более высокой цены, что опять же вызвано их психологическими особенностями. Это создает не просто драйвер потребительской активности, а более качественный драйвер, направленный на поощрение производителей, предлагающих качественные товары с высокой добавленной стоимостью.

На самом деле, страхи перед пожилыми вызваны всего лишь проблемами, в которых увязла пенсионная система России и ряда развитых стран. Система, построенная еще Бисмарком и ориентированная на малую среднюю продолжительность жизни, перестала работать. Нет никаких сомнений, что через поколение, когда постареют те, кто не рассчитывает на пенсии и всю жизнь делает сбережения, проблема будет решена. В дальнейшем институты выработают иные схемы, направленные на помощь в пенсионных сбережениях, но для таких схем требуется время.

Похоже, нынешние поколения людей — последние, кто живет довольно недолго. По прогнозам, уже в 2050 г. появятся доступные препараты, позволяющие продлить жизнь человека до его физиологического предела, т. е. 120 лет. Дальше на смерть человека будут влиять только законы вероятности — математики показали, что нестареющий человек умрет от несчастного случая максимум через 500 лет. Это новая реальность, которая пока осознается лишь футурологами от экономики, но не стала пока предметом для серьезной дискуссии среди провластных, близких к принятию решений, экономистов.

Алексей Морозов

Прогнозные расчеты трудовых ресурсов

Стиль жизни   15.01.2017 10:21:29   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.