Резервы остаются

Резервы будут пополняться

Инвестировать в старость нужно сейчас

Инвестировать в старость нужно сейчас

Проблема выплаты пенсий, их индексаций с каждым годом все острее и острее встает перед

Игра в переводного

До 31 декабря граждане имеют право подавать заявление на перевод в следующем году своих

Зачем выходить из "тени"

В Московском правительстве недавно сообщили, что в этом году были востребованы более 70 тыс.

ИГРА В НАЦИОНАЛЬНЫЕ ВАЛЮТЫ

В Сочи 1 декабря прошло заседание совета глав правительств стран-членов Шанхайской

Дебют в декабре: Vivo выходит на российский рынок

Компания Vivo объявляет о выходе на российский рынок и представляет флагманские смартфоны

Ипотека процветает

Ипотечные ставки упади до исторического минимума

Инвестиции в золото поднялись до максимума

Политическая обстановка в мире подталкивает инвесторов к наращиванию доли защитных активов в

Ценовая война сотовых операторов

Вслед за МТС «Мегафон» объявил, что с 8 декабря откроет для подключения «новые, еще более

Минфин увеличивает покупку валюты

Рубль перешел к снижению

Самый роскошный рост

В этом году заметный доход принесли не только такие   традиционные виды инвестиций,

Фарфоровый агитатор и пропагандист

Фарфоровый агитатор и пропагандист

Советский фарфор, в отличие, например, от мейсенского, обычно не вызывает ассоциаций с чем-то

Классика на заказ

Повседневная мужская мода – явление не особо капризное,  если брать в расчет самую

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Компания Miele представляет уникальную новинку – функциональный, практически бесшумный,

HIGH END в темпе вальса

Дорогие телевизоры и аудиосистемы пользуются стабильным спросом

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Рынки   25.06.2013 15:25:18

Восточный фронт прорван

Что общего в событиях, развивающихся в китайской и российской экономиках?

Восточный фронт прорван

Пока эксперты, особенно этим отличались наши соотечественники, спорили о том, откуда ждать новых экономических угроз — из Европы или из США, кризис напомнил о себе в Азии. Причем события конца июня показали, что в эпицентре кризиса может оказаться вторая экономика мира — Китай. Это серьезный удар как по мировой экономике, так и по экономистам, которые уже привыкли считать Китай образцом альтернативной экономической политики, за которой числилась победа над кризисом 2008–2009 годов. Придется опять переосмысливать ценности.

Макро

В 2008–2009 годах Китай на самом деле выступил локомотивом, в значительной мере не только не давшим мировой экономике глубже погрузиться в кризис, но и по мере сил вытащившим ее из ямы. При этом Китай сумел снизить собственную зависимость от спроса на мировых рынках. Он остался мировой фабрикой, слегка поделившись заказами с соседями по Юго-Восточной Азии, но за счет развития внутреннего рынка сумел относительно безболезненно пройти поразивший многие другие страны мировой кризис.

Китайский опыт стал модной темой. Собственно, в России, особенно в широких кругах, сохранивших левую ориентацию, этот опыт был неизменно популярным со времени краха перестройки. Но и на Западе среди интеллектуалов какое-то время было модным рассуждать о крахе демократической модели, которая не выдерживает ни наплыва переселенцев из стран, где обходились без нее, ни вызовов экономики. Демократические процедуры приводят к неэффективным, а значит, неадекватным решениям. Как водится, здесь опять же не обошлось без представителей российской элиты. Высказывания об устарелости демократических ценностей позволили себе, в частности, Эльвира Набиуллина и Герман Греф, который на прошлогоднем петербургском форуме высказался в том духе, что демократия должна остаться в пройденном двадцатом веке. Конечно, свою роль, наверняка, сыграла и отечественная концепция суверенной демократии, но не обошлось и без антикризисных успехов Китая, позволивших говорить о демократии в прошедшем времени на международном форуме.

Как видим, китайский колосс вызвал в мире стремление по-новому взглянуть и на экономические, и на политические ценности. Но так было, пока Пекин находился в ореоле победителя мирового кризиса. Теперь этот ореол поблек и продолжает блекнуть. События конца июня на мировых биржах могут означать, что китайская модель, во всяком случае экономическая, — не панацея от кризиса.

Я прекрасно понимаю, что несколько панических биржевых дней могут показаться никак не сопоставимыми с эффективностью китайской модели как таковой. Я и не говорю о том, что надо бросать учить китайский — ни в коем случае. Но, во-первых, в мире, увы, нет ничего совершенного. А это значит, что ценности — будь то китайские или демократические — следует оценивать, отложив в сторону непостоянство моды. А во-вторых, несколько панических дней осени 1929 года привели к тому, что Соединенные Штаты изменились, и весьма значительно. Об этом позаботился «Новый курс» Рузвельта, который, отвечая на вызовы Великой депрессии (а относительно недавно опять же модным было сравнивать нынешний, как выясняется, вряд ли завершившийся мировой кризис с кризисом 1929–1932 годов), превратил американский классический капитализм в индустриальное общество.

Микро

Так что же произошло в конце июня? Главное событие — 19 июня глава ФРС США Бен Бернанке дал понять, что политика количественного смягчения может быть завершена в середине 2014 года.

С одной стороны, впереди у инвесторов и спекулянтов достаточно широкая перспектива. С другой — эта перспектива уже заставляет пересматривать инвестиционные планы. Этот пересмотр, как показали дальнейшие события, не сулит ничего хорошего развивающимся рынкам.

Сигнал тревоги прозвучал именно в Китае. Практически одновременно с заявлением главы ФРС США там разразился кризис ликвидности. Ставки однодневного и недельного репо на рынке межбанковского кредитования (Shibor) выросли до самого высокого уровня за последние пять лет, достигнув 20 июня исторической отметки в 13,44%. Вмешательство Центробанка позволило вернуть ставки к уровню 8–8,5%, при этом дополнительную ликвидность получили лишь крупнейшие госбанки. Ее размер оценивается приблизительно в 400 млрд юаней ($64 млрд).

«В настоящее время ликвидность рынка денег находится на приемлемом уровне», — оценили ситуацию в китайском ЦБ. И ошиблись.

Заявление денежных властей было воспринято рынком как сигнал того, что впереди — ужесточение кредитно-денежного механизма. На фоне этого и ожиданий того, что поток иностранного капитала как минимум не усилится, китайский фондовый рынок покатился вниз.

За два дня — 24 и 25 июня рынок акций, если судить по шанхайскому индексу SSE Composite, обвалился более  чем на 10%. Появились не слишком далекие от истины оценки, что рынок обрушился в «свободное падение». Упал и юань.

Падение, естественно, Китаем не ограничилось. Рынки акций развивающихся стран рухнули до минимальных значений за 19 месяцев. Индекс MSCI Emerging Markets падает уже шестую сессию и 25 июня опустился до 881,69 пункта, т. е. потерял с января этого года уже 19%, сообщает Bloomberg. Китай ускорил и возглавил это общее падение.

Его пример — другим наука

Итак, Китай сменил ориентацию. Если недавно он был оплотом антикризисной коалиции, то теперь сам может оказаться «слабым звеном». О чем говорит такой китайский опыт?

Главными двигателями падения рынка акций стали:

— Опасения иностранных инвесторов, которые подогрела перспектива ужесточения денежной политики США.

Но этот двигатель работает не только в Китае. Его обороты легко распространились (и распространятся еще интенсивнее) и на Россию, бегство капиталов из нашей страны продолжается.

— Общее замедление роста китайской экономики. Уже в разгар биржевой паники стал известен обновленный прогноз развития китайской экономики, выпущенный инвестиционным банком Goldman Sachs: оценка роста ВВП Китая в 2013 г. была понижена до 7,4 с 7,8% и в следующем году — до 7,7 с 8,4%.

Замедление — это и характеристика текущего состояния российской экономики. Минэкономразвития оценило рост российского ВВП в январе—мае 2013 года в 1,8%. В 2012 году ВВП вырос за первое полугодие на 4,3%.

— Падение рынка подтолкнуло решение китайского ЦБ, который сигнализировал рынку, что он готов умыть руки, считая выполненным свой долг по поддержанию ликвидности.

Это просто перевод на китайский политики отечественного ЦБ, который не устает повторять, что во имя удержания в рамках инфляции не собирается смягчать кредитно-денежную политику.

По-моему, картина получилась прозрачной: история болезни китайской и российской экономик схожа, как бы ни отличались друг от друга российские и китайские экономические и тем более политические ценности. Если падение китайских рынков уже стало фактом истории, то в России, где роль фондового рынка не столь определяющая, впереди также зияет провал экономики.

События в Китае позволяют оценить верность прогноза Андрея Белоусова, ставшего с тех пор из министров экономического развития помощником президента Владимира Путина, о том, что осенью российскую экономику вполне может встретить рецессия.

То же сравнение позволяет вспомнить и еще одну меру оживления экономики, которую предлагал Белоусов. Речь идет о курсовой политике, о сознательном и рукотворном, по возможности управляемом ослаблении рубля. Здесь параллель в пользу Китая. Пекин так и не выпустил юань в свободное плавание, и снижение курса юаня, объективно уже начавшееся из-за развития ситуации на фондовом рынке, может ускориться, с тем чтобы противостоять перспективам замедления экономики, что в конце концов поднимет и рынки. В России ситуация другая, рубль не на таком коротком поводке у ЦБ, но все равно политика его ослабления возможна, к ней Белоусов и призывает, встречая дружный отпор со стороны как нового председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной (здесь она ничем не отличается от своего предшественника Сергея Игнатьева), так и нового министра экономического развития Алексея Улюкаева.

Получается, что опасности, с которыми рискует столкнуться российская экономика, те же, что возникают перед китайской. Но никто не сомневается в том, что китайская экономика продолжит рост, просто темп этого роста может не соответствовать решениям задач, запланированных Пекином, к тому же у Китая есть возможность подтолкнуть экономику вверх ослаблением юаня, несмотря на то что эта мера обязательно вызовет резкую отповедь Вашингтона. Россия же сознательно не собирается использовать курсовую политику в интересах ускорения экономики.

Вывод: хотя экономики Китая и Россия движутся в одном, не радующем ни ту, ни другую страну направлении, у Китая тормозов больше.

Здесь, как это кому-то ни покажется странным, самое время вернуться к теме демократических ценностей. Я уверен, что если возобладает позиция Германа Грефа, заключающаяся в том, что традиционные демократические институты и процедуры пора засыпать нафталином, сложить в сундук и отдать старьевщику, то положение российской экономики будет еще хуже.

Андрей Белоусов, Эльвира Набиуллина, Алексей Улюкаев при всех спорах между ними едины в том, что магистральная трасса ускорения российской экономики пролегает через улучшение инвестиционного климата. Проблема же хронического неулучшения инвестиционного климата, о чем российские власти говорят десятилетиями, в том, что это улучшение не отделимо от превращения в норму жизни тех самых базовых принципов построения демократического общества.

Приведу лишь один, но, пожалуй, центральный — разделение властей. Возможно, в Китае этот принцип не так важен, так как руководящей и направляющей силой там остается КПК, сумевшая стать ударной силой рыночных преобразований экономики. Но в России такой признаваемой обществом силы нет — и слава Богу! Альтернатива, реализации которой и был посвящен самый романтичный этап отечественной новейшей истории — конец 1980-х — самое начало 1990-х, так с тех пор так и не достигнута.

Экономике же, что уже и доказывать не надо, совсем не все равно, каковы взаимоотношения между исполнительной и законодательной властями, и уж совершенно точно, для неизбежно возникающих в экономике споров и конфликтов совершенно обязательно наличие уважаемой обществом самостоятельной судебной власти.

Круг замыкается. Я начал, казалось бы, с далекой от горячих потребностей экономического развития темы моды на китайскую модель, которая обходится без кому-то кажущихся громоздкими и неэффективными демократическими институтов, а заканчиваю констатацией того, что главный ресурс ускорения российской экономики напрямую зависит от того, будет ли в российском обществе реализован не на словах, а на уровне принимаемых решений принцип разделения властей, — краеугольный камень построения любого демократического общества.

Вот такой урок из китайского опыта.

Николай Вардуль

Рынки   25.06.2013 15:25:18   

Тэги: Китай, фондовый рынок, ФРС, инвесторы, ЦБ, Россия, китайский опыт, китайская мода, инвестиционный климат, разделение властей, демократия

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.