Метят в богатых, пугают бедных

Метят в богатых, пугают бедных

Жилая 28 Янв 2017, 08:30
Метят в богатых, пугают бедных

Прежде, напомним, в рамках стратегии социального государства (стратегии неписанной, тем не менее вербально декларируемой) недвижимость не трогали, если человек в квартире (в доме) жил, и больше у него иной недвижимости не было. Впрочем, уже и сейчас социальные ограничения не распространяются на недвижимость, взятую в ипотеку: такие квартиры банк изымать может, даже если это единственное жилье, но клиент перестал платить.

Оговорка на оговорке

Впрочем, если вчитаться в документ, то обнаружишь, что он изобилует оговорками и ограничениями. Во-первых, изымать можно только то жилье, что слишком велико (вдвое превышает социальную норму). Шершавым языком законопроекта это звучит так: нельзя изымать жилье, «размер которого не превышает двукратную норму предоставления площади жилого помещения, установленную в соответствии с законодательством Российской Федерации, на гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в указанном жилом помещении». Напомним, норма площади устанавливается муниципалитетом от 14 до 18 кв. метров на человека.

Во-вторых, изымают, если квартира слишком дорогая: нельзя, сказано в законопроекте, если «… стоимость составляет менее двукратной стоимости жилого помещения, по размеру соответствующего норме предоставления площади жилого помещения, установленной в соответствии с законодательством Российской Федерации, на гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в указанном жилом помещении, рассчитанной с учетом среднего удельного показателя кадастровой стоимости объектов недвижимости для кадастрового квартала на территории субъекта Российской Федерации, утвержденного в соответствии с законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности».

Наконец, размер задолженности (прежде всего за услуги ЖКХ) должен составлять от 5% стоимости жилья, а другого имущества, которым можно было бы покрыть долги, у человека нет, т. е. у человека должны быть пустые стены, ни телевизора, ни холодильника, ни мебели. Наверное, такие антисоциальные картины можно наблюдать разве что в притонах. Впрочем, мир богат и многообразен.

Согласно законопроекту недвижимость выставляется на торги. Выручается сумма, с нее гасится долг, остальное возвращается человеку. Все это надо проделать так ловко, чтобы у человека хватило средств приобрести жилье по социальному нормативу. Трудность процедуры налицо, но это плата за попытки соблюсти социальные обязательства перед населением.

Так или иначе, говорить о том, что у людей начнут массово отнимать квартиры, все-таки пока нельзя. Тем не менее вокруг законопроекта развернулась серьезная дискуссия. Реагируя на нее, Кремль преисполнился осторожности в оценках. «Это одно из рабочих предложений, которое подлежит детальной проработке и с юридической точки зрения, и с точки зрения правоприменения», — сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Бедствия среднего класса

Государство рассматривает проблему долгов за ЖКХ в навязанной ему социальной и даже социалистической парадигме, хотя на самом деле речь не о бедных, которые не могут заплатить за коммунальные услуги. Напротив, явление массовой неуплаты породил строительный и квартирно-инвестиционный бум накануне кризиса 2008 г. Тогда представители среднего класса массово покупали инвестиционные квартиры. Львиная доля этой недвижимости составляла «черные» квартиры, т. е. бетонные коробки без отделки. Грянул кризис. Продать недвижимость стало затруднительно. Сдавать «черную» квартиру нельзя. В результате огромное число квартир просто стоит, и владельцы не собираются платить за их обслуживание. В этом корень проблемы, а вовсе не в том, чтобы непременно заполучить право отнять некое мифическое единственное жилье.

Но есть и другой взгляд. По состоянию на конец 2016 г. около 10% россиян не платят за услуги ЖКХ. Такие данные получили в исследовании эксперты компании «Секвойя кредит консолидейшн». Причем 20% россиян просто забывают оплатить «коммуналку». Портрет неплательщика за услуги ЖКХ, по мнению экспертов «Секвойя кредит консолидейшн», выглядит так: женатый мужчина 40–45 лет со средним или среднеспециальным образованием, сумма долга — 25–32 тыс. руб.; разведенная женщина 45 лет, одна воспитывает ребенка, средний размер долга — около 30 тыс. руб.

Надо признать, что страх потерять недвижимость оказывается действенным. Если в 2014 г. долги по стране составляли почти 1 трлн руб. (точнее, 930 млрд руб.), а пика в 1 трлн цифра достигла весной 2015 г., то в конце прошлого года — всего 275 млрд руб. Тоже много, конечно. Однако в Кремле, вероятно, отметили позитивную динамику, сочли, что проблема рассосется сама собой через несколько лет и инициативу Минюста расценили как перегиб. Зачем злить население, если оно уже и так напугано и то, что платить надо, начинает осознавать. С другой стороны, именно такими страхами люди и обретают ум. Так что инициатива Мин­юста ценна тем, что лишний раз напоминает гражданам о том, что собственность — это не только право, но и система обязанностей.

Как на Западе пока не получается

На Западе практика к неплательщикам куда менее гуманная, чем в России. Так, в США санкции за неуплату квартплаты и прочих коммунальных услуг наступают даже быстрее, чем за неуплату налогов. Возможно, просто потому, что такие неплатежи проще выявить. Уже через месяц просрочки начисляются пени, затем сразу суд, который, как правило, из квартиры выселяет и продает ее за долги. В России последствия не наступают, даже если не платить полгода (некоторым умельцам удается продержаться незамеченным и дольше).

Интересна налоговая практика США (в большинстве штатов уплата того, что мы называем ЖКХ, не отделима от уплаты налога на недвижимость, потому что коммунальные услуги «зашиты» в налог; налогами называются такие платежи и в Великобритании, например налог на уборку мусора). Если вы купили дом за 150 тыс. долл., но его рыночная цена, по мнению властей и составителей кадастра, составляет 300 тыс. долл., налог с вас берут по ставке кадастра. Это, кстати, уже начинает перенимать и наше законодательство.

Далее от цены кадастра отнимается треть (в ряде штатов — 10–20%), и эта треть правится на коэффициент, зависящий от престижности района, это и есть реальная налогооблагаемая база. Ставка налога определяется местными властями и рассчитывается исходя из затрат на содержание района. Скажем, если в районе два дома, а его содержание составляет 50 тыс. долларов в год, убейся, но собери с дома по 25 тыс. долл. В результате годовые расходы на содержание недвижимости стартуют от 2 тыс. долл. за самое простое жилье, а дальше — хоть в космос. В России, кроме расчета земельного налога от кадастровой стоимости, ничего подобного нет, по-прежнему применяется перекрестное субсидирование в энергетике (предприятия в районе фактически платят часть сумм за частных потребителей), не отменены пределы роста тарифов.

Не говоря уже о том, что в большинстве стран Запада с владельца и арендатора недвижимости требуют внесения депозита, т. е. фактически залога за то, что ты можешь не заплатить коммунальные налоги. Народу хочется жить, как на Западе, но вряд ли народ до конца представляет, что это значит.

Алексей Морозов

Должники за ЖКХ

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться