Эстер Дайсон, венчурный инвестор: «30% одного рынка стоят больше 5% шести рынков»

Эстер Дайсон, венчурный инвестор: «30% одного рынка стоят больше 5% шести рынков»

Интервью 05 Июн 2012, 09:11
Эстер Дайсон, венчурный инвестор: «30% одного рынка стоят больше 5% шести рынков»

Вы много инвестируете, в том числе в России. С Вашей точки зрения сегодня Россия — правильное место для инвестиций?

Это одно из правильных мест для инвестиций. Но, в конце концов, я инвестирую в конкретные компании, а не в страну в целом. Для меня это имеет смысл, так как я знаю многих тут, понимаю рынок (по крайней мере, по сравнению с большинством иностранцев!) и даже немного говорю по-русски. Скажем, китайский я не знаю, большого смысла мои инвестиции в Китай не имели бы, так как кроме денег, я не могла бы ничего дать.

В каких областях можно ожидать наиболее удачных стартапов? На какой рынок им лучше ориентироваться — внешний или внутренний?

Сложно так сказать. Технологичные компании, безусловно, должны продавать продукцию по всему миру (даже если только через партнеров), но компании, в чьей продукции больше местной или культурной составляющей могут достичь больших результатов на тех рынках, где у них есть уникальное преимущество. Стоит всегда помнить, что 30% одного рынка стоят больше 5% шести рынков.

У нас традиционно жалуются на большую бюрократию, коррупцию и низкую конкуренцию. С Вашей точки зрения, на сколько процентов может вырасти количество стартапов в стране, если положение дел в этих областях улучшится?

Я не уверена, что число стартапов быстро выросло бы…, это бы повело за собой большую конкуренцию не только за финансирование, но также за сотрудников и клиентов. И если бы было больше стартапов, главной сложностью был бы рост бизнеса, выход на следующий уровень развития.

На кого есть смысл рассчитывать российским стартаперам — на зарубежных бизнес-ангелов, на местных бизнесменов, на государство?

Лучшее решение — местные инвесторы из бизнеса, которые могут непосредственно помочь с бизнес-советом, управлением и так далее.

Как Вы сейчас относитесь к проекту Сколково?

Я продолжаю считать Сколково и его поддержку предпринимательского сектора положительным явлением для страны. Я бы хотела, чтобы проект был более прозрачен и более сфокусирован на внедрении и практической пользе инноваций, однако многие мои компании подают заявки на гранты Сколково, а это говорит о многом!

В своем выступлении на Конгресе Европейской ассоциации бизнес-ангелов в Москве Вы говорили, что даже прекрасные стартапы могут превратиться в отвратительный бизнес. Как можно избежать такого превращения?

Инвесторы должны уделять внимание бизнесу после того, как инвестировали; они должны направлять и давать советы, а не только деньги.

Чем, с Вашей точки зрения, отличаются российские стартапы и российские бизнес-ангелы от зарубежных коллег?

В общем, у западных инвесторов больше бизнес-опыта, но русские очень быстро учатся.

Справка: Эстер Дайсон участвовала в разработке проекта Инновационного центра в России. Когда проект превратился в инноград Сколково, многие ожидали, что Дайсон станет сопредседателем его научно-технического совета, но ее подвел знаменитый острый язык. На прошлогоднем Давосском форуме на сессии о модернизации России, возглавляемой вице-премьером Игорем Шуваловым, Эстер Дайсон выступила с сомнениями относительно прозрачности Сколково, в том числе относительно контрактов между американскими и российскими компаниями. В результате, пост занял человек не замеченный в резких высказываниях — американский биохимих, Нобелевский лауреат 2006 года Роджер Дэвид Корнберг.

Татьяна Рыбакова

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться