Налог на цифру по месту создания стоимости

Налог на цифру по месту создания стоимости

Почему Европа почувствовала себя обделенной.
Консультации / Евгений Воловик 12 Май 2018, 18:00
Налог на цифру по месту создания стоимости

В марте этого года произошли знаковые события, проливающие свет на перспективы создания системы международного налогообложения цифровых компаний. А именно приняты три важных документа.

- 13 марта правительство Великобритании выпустило меморандум «Налог с корпораций и цифровая экономика» («Corporate tax and the digital economy: position paper»);

- 16 марта Организация экономического сотрудничества и развития опубликовала документ «Налоговые проблемы, связанные с цифровизацией. Промежуточный доклад 2018» («Tax Challenges Arising from Digitalisation – Interim Report 2018»);

- 21 марта Европейская комиссия предложила новые правила обложения деятельности цифровых предприятий налогом «справедливо и благоприятным для экономического роста образом».

Два набора мер к налогообложению e-Commerce

Еврокомиссия изложила свои подходы к налогообложению цифровой экономики в проектах двух директив Совета. Комиссия рассчитывает, что они вступят в действие с 1 января 2020 года. Предлагают два набора мер: решение на долгосрочную перспективу и временный налог переходного периода, действующий до принятия этого решения.

Комиссия считает, что сложившийся порядок не охватывает глобальные компании, имеющие незначительное физическое присутствие в стране или вовсе не имеющие такового. В результате эффективная ставка обложения прибыли цифровых компаний оказывается в два раза меньше, чем для обычных. Особо подчеркивается, что цифровые фирмы получают прибыль в том числе от таких видов деятельности, как реализация контента и данных, сгенерированных пользователями. В то же время в действующей системе обложения прибыли цифровых компаний вклад пользователей никак не учитывается.

Предлагаемое Еврокомиссией долгосрочное решение предусматривает реформирование норм обложения корпораций таким образом, чтобы прибыль фиксировалась и облагалась по месту, где предприятие имеет взаимодействие с пользователями по цифровым каналам. Евросоюз предлагает скорректировать международные правила распределения между странами доходов цифровых фирм, а также ввести новые концепции виртуального постоянного представительства и создания стоимости пользователем. Это предложение может быть реализовано после пересмотра налоговых соглашений со странами, не являющимися членами ЕС.

В понятие постоянного представительства включается положение о существенном цифровом присутствии. В результате создается возможность обложения транснациональной корпорации независимо от ее физического присутствия в стране – члене Европейского союза. Согласно предложениям Еврокомиссии цифровая платформа имеет в данной стране – члене ЕС облагаемое (существенное) цифровое присутствие или образует виртуальное постоянное представительство, если выполняется хотя бы одно из следующих трех условий:

·                    выручка транснациональной корпорации за год в этой стране превысила €7 млн;

·                    эта корпорация в налогооблагаемом году насчитывала в стране более 100 тыс. пользователей;

·                    эта корпорация в налогооблагаемом году заключила с предприятиями-пользователями больше 3 тыс. контрактов на цифровые услуги.

Эксперты особо отмечают, что первые два условия имеют в виду местонахождение устройства (компьютера, смартфона) пользователя, получившего доступ к цифровому интерфейсу компании в момент потребления услуги. Местонахождение определяется IP-адресом пользователя при условии, что его нельзя более точно установить средствами геолокации. Третье условие относится к местонахождению оплачивающей услугу компании-пользователя.

Еврокомиссия предложила также пересмотреть правила отнесения прибыли ОЭСР с тем, чтобы они учитывали в том числе вклад пользователей и их данных в создание стоимости. В конечном счете эти меры могут быть интегрированы в систему общей консолидированной базы налога с корпораций (common consolidated corporate tax base – CCCTB) Евросоюза. Идея CCCTB, уже немало времени обсуждаемая в Европейском союзе, состоит в распределении прибыли крупных международных групп таким образом, чтобы оно полнее отражало место создания стоимости.

Важным стало заявление Еврокомиссии о необходимости рассмотреть возможность применения метода распределения прибыли, позволяющего обеспечить справедливость налогообложения при отнесении прибыли на ту или иную страну в зависимости от существенного цифрового присутствия в этой стране. Величину прибыли предприятия, относимой на существенное цифровое присутствие в стране Европейского союза, предлагается устанавливать путем использования функционального анализа. При ее оценке будет учитываться экономически важная деятельность, осуществляемая компанией благодаря ее присутствию в виде цифрового интерфейса в данной стране, с особым акцентом на функции, обычно относимые на нематериальные активы. Документ Еврокомиссии приводит примеры такой деятельности, имеющей отношение к пользовательским данным, сгенерированному пользователем контенту, онлайновой рекламе, цифровым торговым площадкам.

Относить доходы на постоянное представительство с существенным цифровым присутствием предлагается по принципу сделок между независимыми сторонами (the arm’s length principle). Это означает, что в расчет будут приниматься выполняемые цифровым интерфейсом функции, используемые активы и предполагаемые риски.

Деятельность, относящаяся к данным и пользователям, должна иметь экономический смысл. Ее следует учитывать при анализе функций, относящихся к разработке, доработке, обслуживанию, защите и эксплуатации нематериальных активов (development, enhancement, maintenance, protection and exploitation of intangibles (DEMPE) functions). 

Суть принципа DEMPE заключается в том, что структуры транснациональной корпорации могут исполнять функции, использовать активы или принимать на себя риски, увеличивающие стоимость нематериального актива. Поэтому эти структуры должны получить долю прибыли от его использования. Установив структуры, выполняющие функции DEMPE в конкретной операции, налогоплательщики и налоговые органы могут обеспечить выполнение требований программы ОЭСР по борьбе с размыванием налоговой базы и уводом прибыли из-под налогообложения (BEPS).

Директива включает список услуг, освобождаемых от налога (19 позиций). Список включает, например, услуги радио- и телевизионного вещания, услуги консультантов, оказанные ими по электронной почте, некоторые услуги преподавателей, услуги доступа в Интернет.

После имплементации в национальное законодательство государства – члена ЕС директива будет распространяться на трансграничную цифровую деятельность корпораций внутри Европейского союза (даже если налоговые соглашения между государствами – членами ЕС не были соответствующим образом скорректированы). 

Директива будет распространяться и на предприятия в третьей стране, обладающие существенным цифровым присутствием в стране – члене ЕС (даже в случае отсутствия соглашения об избежании двойного налогообложения между страной ЕС и этой третьей страной). Еврокомиссия рекомендовала государствам – членам ЕС скорректировать свои соглашения об избежании двойного налогообложения с другими странами с целью включения в них положений о существенном цифровом присутствии и распределении прибыли в соответствии со степенью этого присутствия.

Налог на выручку цифрового предприятия

Второе предложение Еврокомиссии относится к идее введения промежуточного налога переходного периода. В качестве временной меры Евросоюз предлагает установить налог на выручку цифрового предприятия со ставкой в размере 3%. Этот налог не будет иметь отношения к обложению доходов, согласие по которому сегодня представляется труднодостижимым. Его можно было бы ввести без промедлений, не ожидая решений на глобальном уровне.

Еврокомиссия игнорирует мнение, что цифровую экономику нельзя обособить в отдельную категорию, а цифровые бизнес-модели могут значительно различаться. Она строит новый налог, исходя из трактовки данных и участия пользователей как основных источников создания стоимости. 

Он будет охватывать основные виды цифровой деятельности, которые в настоящее время избегают налогообложения в Европейском союзе. Применение единой ставки позволит исключить налоговые махинации со ставками. Введение временного налога на цифровые услуги могло бы также предупредить односторонние инициативы отдельных стран Евросоюза, чреватые созданием «лоскутного налогового одеяла».

Налог на цифровые услуги был предложен в ответ на обращение министров финансов Германии, Франции, Италии, Испании. Они просили Европейскую комиссию разработать налог, который возместил бы потери бюджетов в странах ЕС из-за отсутствия прогресса на международном уровне, где проблема налогообложения цифровой экономики обсуждается как минимум с 2013 года. Позднее к этому обращению четырех министров присоединились другие государства Европейского союза. По оценкам Еврокомиссии, по линии такого налога можно будет собирать €5 млрд в год.

Новое предложение Европейского союза по временному обложению технологических фирм касается только компаний, которые продают онлайновую рекламу или являются онлайновыми торговыми площадками. В число таких компаний входят Google, Facebook, Uber, Airbnb. Предложение не распространяется на продажи цифрового контента, на потоковые сервисы, облачные вычисления, онлайновые игры. Налог не распространяется на платежные системы, поскольку их пользователи устанавливают контакт с поставщиком услуг средствами, отличными от цифрового интерфейса. Не облагается этим налогом и онлайновая розничная продажа, когда оператор веб-сайта одновременно является и продавцом товаров и услуг. Не предполагается облагать цифровые услуги, оказанные другому лицу одной и той же, консолидированной по финансовой отчетности, группы.

По мнению комментаторов, мишенью новой инициативы Еврокомиссии являются крупнейшие игроки рынка цифровых услуг. Она поставила перед собой цель обложить временным налогом цифровые фирмы, основным предметом деятельности которых является получение выручки от эксплуатации участия пользователей либо данных, полученных от пользователей. 

Дело в том, что созданная благодаря участию пользователей стоимость не учитывается действующими нормами международного налогового законодательства, регулирующими распределение прибыли транснациональных компаний между странами.

Предложение комиссии относится только к крупным фирмам с глобальной выручкой больше €750 млн и налогооблагаемой выручкой в странах – членах Европейского союза более €50 млн в год. Налогом предлагается облагать только выручку:

·                    от продажи онлайнового рекламного пространства;

·                    от посреднической деятельности платформ, позволяющих пользователю находить других пользователей и взаимодействовать с ними;

·                    от посреднической деятельности платформ, позволяющих пользователям осуществлять прямые операции купли-продажи, и занимающихся обслуживанием пользователей;

·                    от продажи данных, сгенерированных на базе собранной от пользователей информации, а также полученных в результате обработки сведений об их действиях на цифровых интерфейсах.

Место обложения будет определяться местонахождением устройства (компьютера, смартфона) пользователя в момент потребления услуги, определяемого, например, его IP-адресом или средствами геолокации. Налог может применяться по местонахождению рекламы либо по местонахождению пользователя, сгенерировавшего передаваемые компанией данные, по местонахождению заключившего сделку пользователя, по местонахождению пользователя платформы. Критики этой идеи отмечают сложности в учете местонахождения, которые могут возникнуть из-за мобильности пользователей.

Минимизировать административные издержки компаний предлагается путем применения концепции «одного окна», согласно которой компания сможет в выбранной ею одной стране – члене Евросоюза отчитаться по операциям во всех странах ЕС. Такой механизм сейчас применяется в Европейском союзе для НДС. Смысл этого механизма (он называется VAT Mini One Stop Shop – VAT MOSS) заключается в том, что страна, которую выбрала компания, будет отвечать за идентификацию налогоплательщика, сбор налога с него и надлежащее распределение налоговых поступлений между другими странами Союза.

Налогом предлагается облагать совокупный валовой объем выручки за вычетом НДС и других аналогичных налогов. Предполагается, что предприятиям будет разрешено делать вычет налога на цифровые услуги из налоговой базы налога с корпораций (то есть при начислении налога с корпораций вычитать из дохода компании сумму уплаченного ею налога на цифровые услуги), подлежащего уплате по местонахождению предприятия. 

Причем предприятие сможет делать это независимо от того, уплачиваются ли эти два налога в одном и том же или в разных государствах Европейского союза. Однако комментаторы отмечают, что, во-первых, предложения Еврокомиссии не содержат обязывающих положений в отношении этого разрешения. Во-вторых, сокращение суммы налога с корпораций, если оно состоится, не имеет отношения к обязательствам по налогу с оборота. В-третьих, нельзя заставить компании в государствах – не членах Евросоюза – относить налог на цифровые услуги на подлежащие вычету расходы компании. В-четвертых, такой подход ведет к увеличению административной нагрузки на компанию.

Критики идеи налога на цифровые услуги также указывают на возможность возникновения обязанности уплаты налога в Евросоюзе у компаний, которые вообще не имеют физического присутствия в ЕС. Пример: американский производитель может покупать рекламное пространство у американского же оператора социальной сети с прицелом на европейский рынок.

Еврокомиссия не устанавливает конкретных сроков действия временного налога. Предполагается, что он будет существовать до тех пор, пока не будет достигнуто международное согласие о принципах обложения цифровых транснациональных фирм налогом на прибыль корпораций. Для предприятий в третьих странах он будет оставаться в силе до тех пор, пока государство – член ЕС не пересмотрит соглашение об избежании двойного налогообложения с этой страной.

Налоговые войны

По мнению некоторых экспертов, предложения Еврокомиссии – это путь в никуда. Комментаторы считают, что временный цифровой налог создает для многих компаний нереалистично высокий уровень отнесения прибыли на Евросоюз и с высокой вероятностью ведет к двойному налогообложению. Совсем не очевидно, что налог с оборота, да еще со ставкой 3%, можно будет полностью и эффективно зачесть в налогах на прибыль, говорят эксперты.

Комментаторы считают, что, на первый взгляд, из-за высокой пороговой величины выручки и акцента на определенные бизнес-модели (только рекламных и посреднических услуг) предлагаемый Еврокомиссией временный налог ударит, прежде всего, по крупным американским фирмам. Экспертам трудно отделаться от впечатления, что предложение ввести временный цифровой налог, по сути, является антиамериканской мерой, несмотря на все уверения Евросоюза в обратном. Соединенные Штаты будут воспринимать это предложение как попытку обложить налогом объект, правом облагать который, как они полагают, обладает только Америка. 

Обозреватели считают, что в свете проводимой нынешней администрацией Белого дома международной политики подход Еврокомиссии может оказаться ошибочным. Они прогнозируют однозначную реакцию президента Трампа на попытки европейских государств «откусить» часть налоговых доходов, поступающих в государственную казну Америки от ее знаменитых технологических гигантов. Эксперты полагают, что попытка Евросоюза неминуемо вызовет раздражение Америки и приведет к дальнейшему раздуванию пламени международной налоговой войны. Хотя не исключено, что внося такое предложение, Европейский союз пытается принудить США сесть за стол переговоров.

У большинства комментаторов нет сомнений в том, что Соединенные Штаты займут оборонительную позицию по отношению к предлагаемым Еврокомиссией реформам. В связи с этим возникают серьезные сомнения в способности ОЭСР добиться глобального консенсуса по вопросу налогообложения цифровой экономики. Как отмечают некоторые специалисты, следует ожидать, что временный налог в странах Европейского союза окажется постоянным.

Для реализации же долгосрочного решения европейским странам потребуется согласие США внести поправки в налоговые соглашения с ними, в результате чего налоговая нагрузка на транснациональные компании вырастет. Одни обозреватели полагают это немыслимым ни при какой американской администрации. Другие эксперты (таких относительно немного) все же видят признаки того, что Соединенные Штаты вроде бы готовы к дискуссии по проблеме расширения понятия постоянного представительства и правил распределения прибыли. Это было бы большим прогрессом, поскольку до сих пор проект BEPS имел отношение к решению проблемы двойного необложения налогами и не занимался рассмотрением подходов к решению проблемы «источник vs. местонахождение».

Все же среди комментаторов превалирует мнение, что предложения Еврокомиссии затормозят дальнейшую работу по поиску глобального решения, устраивающего неевропейские страны. Считается, что решение Европейского союза действовать в одиночку подрывает усилия ОЭСР, направленные на достижение глобального консенсуса в вопросах налогообложения цифровой экономики. Что еще хуже: действия ЕС могут спровоцировать принятие односторонних решений другими странами, что создаст новые препятствия международному налоговому сотрудничеству.

Реакция стран Евросоюза

Реакция государств ЕС на предложения Еврокомиссии ввести налог на цифровые услуги оказалась вполне предсказуемой. Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания предложения приветствовали и посчитали достойными изучения. Государства же, в которых располагаются европейские штаб-квартиры крупных компаний цифровой экономики, проявляют склонность к неприятию предложений, поскольку их реализация приведет к сокращению налоговой базы этих стран в результате перетока налоговых платежей в страны с большим количеством пользователей и относительно высокой частотой цифровых операций.

Если говорить о небольших государствах Евросоюза, то аналитики считают, что некоторые из них вряд ли поддержат предложения Еврокомиссии о временном налоге, реализация которых приведет к потере налоговых сборов в этих странах. Так, против идеи Еврокомиссии сразу выступила Ирландия. В этой стране, где размер ставки налога с корпораций составляет 12,5%, разместили свои штаб-квартиры многие оперирующие в Европе американские цифровые и технологические фирмы.

Ранее, еще до выхода документов Еврокомиссии, против идеи временного налога высказывались Мальта, Дания, Люксембург, Швеция. Уже после опубликования предложений Еврокомиссии министр финансов Мальты Эдвард Сциклуна (Edward Scicluna) в своем выступлении на международной налоговой конференции призвал к соблюдению особой осторожности при реализации Европейским союзом планов пересмотра налоговых правил для цифровой экономики. 

Он предложил более ответственно отнестись к оценке целесообразности применения концепции цифровой экономики как обособленного сектора налогообложения. Сциклуна подчеркнул, что цифровая экономика не сводится к технологическим инновациям. По его мнению, ее следует скорее рассматривать как необходимое условие развития общества и экономики в широком смысле. Странам следовало бы вместе стремиться к поиску международных решений, а не к сиюминутным результатам, – заявил министр.

А Швеция критиковала Еврокомиссию еще и за вмешательство в область законодательства, являющуюся суверенным правом государств – членов ЕС, а также за неспособность провести серьезный экономический анализ влияния предлагаемых реформ на налоговые базы малых стран Европы.

На встрече министров финансов и руководителей центральных банков стран Большой двадцатки в марте этого года против идеи принятия краткосрочных мер высказалась Швейцария. Подчеркнув необходимость адекватного обложения цифровой экономики, она рекомендовала продолжить обсуждение вариантов реформы налогообложения цифровой экономики на платформе ОЭСР. Швейцария считает, что в интересах формирования правовой определенности, избежания чрезмерного и двойного налогообложения, в целях борьбы с высокой административной нагрузкой страны должны воздерживаться от введения краткосрочных мер.

Еврокомиссия в отместку усилила политический нажим на инакомыслящих. Ирландию, Люксембург, Мальту, Бельгию, Кипр, Венгрию и Нидерланды в ходе одной недавней презентации публично обвинили в участии в структурах агрессивного налогового планирования. Раньше на подобных мероприятиях таких заявлений не делали.

Реакция бизнеса

Ожидается, что плательщиками налога на цифровые услуги станут порядка 100 компаний, в том числе несколько европейских. По данным СМИ, цифровые компании выступили против нового налога. 7 марта Еврокомиссия провела за закрытыми дверями совещание с рядом технологических гигантов. Некоторые представители отрасли намекнули на высказанное корпорациями единогласное мнение, что налог на выручку является плохой идеей.

Федеральная ассоциация немецкой промышленности (BDI) заявила, что предложения нанесут ущерб европейской экономике и повысят напряженность в торговых отношениях между Европой и Соединенными Штатами. Руководство Ассоциации призвало к выработке скоординированного на международном уровне подхода к налогообложению цифровой экономики, в отличие от поиска краткосрочных односторонних решений, реализация которых приведет к росту налоговой нагрузки на компании, инвестирующие в цифровизацию.

Обозреватели считают, что Комиссия продолжит работу с частным сектором по этому кругу вопросов. Евросоюз обозначил, что намерен участвовать в обсуждении проблем обложения цифровой экономики на платформе ОЭСР и в Большой Двадцатке. Тем временем законодательные предложения Еврокомиссии будут внесены в Европейский совет и в Европейский парламент для обсуждения. Принять их страны – члены ЕС могут единогласным голосованием. Пока неясно, наложат ли на этот законопроект вето небольшие страны Европы, в которых располагаются европейские штаб-квартиры главных акторов цифровой экономики.

ОЭСР рассчитывает достичь консенсуса до 2020 года

16 марта 2018 года ОЭСР опубликовала промежуточный доклад на 218 страницах, посвященный налогообложению цифровых фирм (Tax Challenges Arising from Digitalisation – Interim Report 2018). Документ содержит углубленный анализ вызванных цифровизацией экономики изменений в бизнес-моделях и в процессах создания стоимости и определяет признаки некоторых бизнес-моделей, характеризующихся высокой степенью цифровизации. Доклад исследует влияние цифровизации на другие аспекты налогообложения, включая возможности, которые открывают новые технологии для повышения налоговой дисциплины и качества услуг налогоплательщикам.

В центре внимания документа оказались два краеугольных камня международного налогового права: нексус (то есть порог, при превышении которого компания становится налогоплательщиком в данной стране) и распределение прибыли между странами. Масштабы предпринимательской деятельности, осуществляемой без физического присутствия в стране, со временем будут только увеличиваться. В результате будет сокращаться количество стран, обладающих правом облагать прибыли транснациональных корпораций. 

Проблемы нексуса и распределения прибыли могут еще более обостриться при попытке учесть фактор создания стоимости пользователями. Использование нематериальных активов, с одной стороны, расширяет возможности компаний по структурированию деятельности в интересах минимизации своих налоговых обязательств, с другой – затрудняет налоговым органам проведение оценки того, как должны быть распределены доходы от таких активов по различным элементам транснациональной группы.

Новый доклад ОЭСР перечисляет три общих признака предприятий цифрового бизнеса:

·                    международные масштабы деятельности с минимальным физическим присутствием на территории страны или вообще без него;

·                    сильная зависимость от нематериальных активов, в особенности от интеллектуальной собственности (ИС);

·                    использование в коммерческой деятельности результатов анализа данных пользователей, эксплуатация их участия и взаимодействия с ИС.

Государства разошлись в оценках вклада этих показателей в создание стоимости. В частности, страны разделились во мнении о том, имеет ли третий перечисленный выше признак отношение к созданию стоимости компанией. Сторонники положительного ответа на этот вопрос ссылаются на то, что пользователи снабжают цифровые компании данными, которые можно монетизировать (либо путем улучшения своих услуг, либо путем продажи за деньги третьим сторонам), а контент может использоваться для привлечения и удержания других пользователей. Сетевой эффект цифровых платформ заключается в том, что, общаясь через платформу, пользователи повышают ценность платформы для рекламщиков и возможных других пользователей. Другие страны с этим не согласны: сгенерированные пользователями данные и контент эквивалентны исходным ресурсам независимых третьих сторон, поэтому пользователей нельзя считать лицами, создающими стоимость. Отсюда вытекают разногласия по проблеме их учета в процедурах отнесения прибыли на конкретные страны.

В целом страны разделились на три большие группы:

·                    страны (в основном небольшие), которые не видят необходимости в изменении существующей системы налогообложения;

·                    страны, считающие, что международные стандарты налогообложения нуждаются в корректировке из-за специфических характеристик цифровой экономики;

·                    страны (в их число входят США), открытые для обсуждения путей корректировки международных норм налогообложения, но лишь при условии, что это обсуждение не будет замыкаться на проблематике налогообложения цифровых компаний.

Все эти разногласия означают, что не содержащий твердых выводов доклад ОЭСР представляет собой просто описание различий в подходах заинтересованных сторон. В то же время он дает основательный материал для дальнейшей работы. В отсутствие общего согласия ОЭСР намерена провести обзор международных налоговых правил определения нексуса и принципов распределения прибыли, а также оценку влияния цифровизации на экономику, в частности аспектов этого влияния на подходы к соотнесению прибылей с экономической деятельностью и созданием стоимости.

В руководящих кругах ОЭСР отмечают, что разногласия стран обусловлены сложностью проблемы, а не затягиванием процесса с целью воспрепятствовать изменениям. Организация отдает себе отчет в том, что в условиях отсутствия прогресса в поиске долгосрочного решения отдельные страны будут выступать за введение краткосрочных временных мер. Она признает, что ряд стран может ввести у себя подобные налоги, в частности, акцизный налог на электронные услуги. В руководящих кругах ОЭСР отмечают, что государства, намеренные реализовать краткосрочные меры, договорились о разработке рекомендаций, которые следует при этом принять во внимание. 

В докладе перечисляются принципы, которые должны быть положены в основу временных мер:

·                    выполнение международных обязательств;

·                    ограниченность во времени;

·                    адресность. В частности, налог не должен распространяться на доставку товаров по заказам в Интернете, даже если контракт на нее был заключен в онлайне. С другой стороны, многие страны считают, что временные меры должны распространяться только на две бизнес-модели: платформы, извлекающие прибыль из онлайновой рекламы и платформы посреднических услуг (имеются в виду платформы обмена товарами и услугами между третьими сторонами);

·                    минимизация избыточного налогообложения, в том числе исключение каскадного эффекта;

·                    минимизация налогового воздействия на стартапы, на открытие новых предприятий и на малый бизнес;

·                    минимизация сложности схемы налогообложения и издержек администрирования. В целях снижения сложности администрирования не была исключена возможность использования существующей инфраструктуры НДС.

Страны пришли к согласию в том, что любая промежуточная мера не должна нарушать международные налоговые соглашения, правила Евросоюза по недопущению дискриминации, другие международные обязательства. В частности, таким временным налогом не может быть налог на доходы.

Комментаторы отмечают, что в случае принятия в качестве временной меры налога на валовую выручку замечание ОЭСР в отношении стартапов и малых предприятий будет иметь особую важность. Если компания терпит убытки или получает мизерную прибыль, налог на валовую выручку ее просто убьет. Существует также опасность того, что многочисленные налоговые органы «съедят прибыль» даже успешной компании.

По мнению комментаторов, документ ОЭСР демонстрирует разногласия между странами по вопросу необходимости корректировки международной налоговой системы в приложении к транснациональным цифровым корпорациям. Тем не менее страны сходятся во мнении о необходимости тщательного анализа различных концепций. 

По мнению экспертов, доклад ОЭСР фиксирует отсутствие консенсуса в отношении краткосрочных мер в области налогообложения цифровой экономики, хотя заинтересованные страны и пришли к согласию относительно некоторых моментов архитектуры соответствующей налоговой системы. Комментаторы считают важным безотлагательно начать разговор с максимально широкой аудиторией. Односторонние действия государств способны привести только к дорогостоящей фрагментации общего экономического пространства, двойному (а то и многократному) налогообложению и созданию барьеров между странами.

Организация экономического сотрудничества и развития ставит задачу достичь консенсуса относительно единого набора международных налоговых правил к 2020 году. Следующий промежуточный отчет по налогообложению цифровой экономики ОЭСР рассчитывает опубликовать в будущем году.

1.    Меморандум Великобритании

В Великобритании отмечают быстрый рост сектора цифровых технологических компаний. В настоящее время в нем занято более 1,5 млн человек. В 2016 году туда поступили инвестиции в размере 6,8 млрд фунтов стерлингов. Это на 50% больше, чем в любой другой европейской стране.

В марте 2018 года британское правительство опубликовало меморандум «Налог с корпораций и цифровая экономика». Как говорится в документе, Великобритания продолжает поддерживать принцип, лежащий в основе международной системы налогообложения корпораций: прибыль предприятия должна облагаться в стране, где оно создает стоимость. 

Вместе с тем в Великобритании отдают себе отчет в том, что справедливость этого принципа ставят под сомнение бизнес-модели, в которых создание стоимости хотя бы частично зависит от участия и совместной работы пользователей. Правительство считает, что налоговая система не успевает за этими изменениями, и для преодоления этого отставания требуется принятие особых мер. Скорректированная позиция британского правительства заключается в следующем:

·                участие пользователей и совместная работа с ними являются важной особенностью создания стоимости в определенных категориях цифровых бизнес-моделей. Стоимость может создаваться пользователями, в частности, благодаря предоставлению ими контента либо их вкладу в создание нематериальных активов;

·                предпочтительным и наиболее эффективным решением этой проблемы было бы реформирование основ международной системы налогообложения корпораций, позволяющее учесть стоимость, создаваемую участием пользователей. ОЭСР важно достичь прогресса в разработке многосторонних решений. Британское правительство предлагает при этом учесть некоторые его предварительные соображения, которые могут оказаться полезными в таком реформировании;

·                в условиях задержки реформы на глобальном уровне необходимо рассмотреть промежуточные меры, например, налог на выручку. Британское правительство предлагает отдельные важные соображения относительно масштабов и конструкции временной меры, а также действий, которые могут быть предприняты, чтобы она была адресной и не оказывала отрицательного воздействия на стартапы и растущие компании. Британское правительство продолжает считать предпочтительной реализацию промежуточной меры в международных масштабах и планирует продолжить работу с Европейским союзом и другими международными партнерами по этому вопросу.

Мартовский меморандум не ставит задачу изложения окончательной позиции правительства Великобритании по затронутой тематике. Он представляет всего лишь скорректированное мнение в расчете на дальнейшее обсуждение проблем с бизнесом и другими заинтересованными сторонами в интересах углубления взаимопонимания и поиска решений спорных вопросов. 

Тем не менее правительство заявляет, что проблема существует, и ее необходимо решать. Сложившееся несоответствие места обложения бизнеса и места создания стоимости чревато нарушением справедливости и целостности системы налогообложения корпораций и ее дискредитации в глазах общественности.

Комментаторы незамедлительно откликнулись на документ британского правительства. Одни находят странным выбор момента для его выступления с идеей налога на выручку. Другие утверждают, что одностороннее введение налога на выручку (оборот) цифрового бизнеса заблокирует инвестиции. Налог с оборота ляжет тяжелым бременем на бизнес в одной из наиболее быстро развивающихся отраслей британской экономики. Пострадают стартапы, которые будут вынуждены платить налог независимо от того, являются ли они прибыльными или нет. Помимо того, что налог станет дестимулирующим фактором для инвестиций в Великобританию, он может привести к двойному налогообложению доходов.

Высказывают мнение, что налог на выручку нарушит целостность международной налоговой системы. Его введение может привести к принятию ответных мер другими странами. Более эффективным способом решения проблемы налогообложения цифровых компаний могла бы быть корректировка действующих систем НДС и правил трансфертного ценообразования, – полагают эксперты. Другие комментаторы особо подчеркивают перспективность участия Великобритании в многосторонних процессах под эгидой ОЭСР и Европейского союза. Это позволит стране установить нужный режим налогообложения транснациональных технологических компаний не в ущерб перспективам роста британского технологического сектора.

2.    Другие страны

Многие государства встали на путь самостоятельного поиска решения проблемы налогообложения цифровой экономики. Предложение Евросоюза распространить концепцию постоянного представительства на компании с исключительно цифровым присутствием не является правовой новеллой: эту идею в той или иной форме в последние месяцы реализовали Аргентина, Италия, Израиль, Словакия и Тайвань. Идея налога на выручку нашла отражение в односторонних действиях Греции, Индии и Италии. Как уже было отмечено выше, Великобритания тоже поддержала эту идею в качестве промежуточной меры.

    

Обзор последних событий в области налогообложения цифровой экономики позволяет сделать несколько выводов:

·         похоже страны приходят к консенсусу, что налогообложение цифровой экономики должно строиться на основе принципа обложения прибыли по месту создания стоимости. Тем не менее на глобальном уровне государства не могут достичь согласия относительно факторов, создающих стоимость, и мест, где происходит создание стоимости.

·         перспектива достижения глобального (на уровне Организации экономического сотрудничества и развития) согласия относительно подходов к обложению цифровой экономики представляется неопределенной, решений ОЭСР (если они в принципе состоятся) можно ожидать как минимум через несколько лет;

·         руководство Евросоюза будет прилагать усилия, направленные на выработку единого подхода к решению задачи обложения цифровой экономики хотя бы в общесоюзных масштабах. Похоже в Еврокомиссии понимают, что без быстрых, эффективных многосторонних действий в области налоговой реформы и цифровой экономики результатом происходящего станет «лоскутное одеяло правил», наслаивающихся друг на друга, различных в разных странах, образующих несогласованное, неопределенное пространство с непредвиденными последствиями;

·         большим препятствием на пути достижения согласия на глобальном уровне, как представляется некоторым комментаторам, является несовместимость подходов к налогообложению цифровой экономики, с одной стороны, Соединенных Штатов и поддерживающих их государств, с другой – ведущих европейских стран. Большинство экспертов прогнозируют отрицательную реакцию Америки на предложения Европейского союза;

·         в условиях отсутствия на глобальном уровне прогресса в области эффективного налогообложения цифровых предприятий не все государства готовы сидеть сложа руки. Можно ожидать, что в целях решения этой задачи они будут принимать слабо согласованные, а то и вовсе односторонние действия.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться