"Карманные деньги" ШОС

04.12.2017
Задать вопрос

Шанхайской организации сотрудничества нужны собственные финансовые механизмы. Именно отсутствие последних –  настоящая ахиллесова пята организации.

Есть, конечно, Межбанковское объединение ШОС. Но оно не смогло выработать понятных алгоритмов многостороннего проектного финансирования, работая в основном в режиме двусторонних связей. Именно на таких началах осуществлялось привлечение зарубежных инвестиций, например, для совместных проектов ВЭБа и Евразийского банка развития (ЕАБР) – строительства платной автомобильной дороги «Западный скоростной диаметр», вагоностроительного завода в Тихвине и цементного завода в г. Сланцы Ленинградской области, а также третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 в Казахстане – совместного проекта ВЭБа  и Банка развития Китая.

Однако даже если банки-члены МБО найдут какую-то устраивающую всех формулу многостороннего участия, это все равно не приведет к переходу количества в качество и появлению у ШОС собственных карманных денег. Такую задачу может решить только создание в той или иной форме самостоятельного финансового института ШОС.

Сегодня обсуждается несколько концепций его организации: Фонд развития ШОС и Банк Развития.

Первая идея, в поддержку которой выступает Россия, предусматривает создание сравнительно небольшого финансового института для кредитования разработок международных проектов с их последующим финансированием другими международными финансовыми учреждениями – Новым банком развития БРИКС, ЕАБР, Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, МБО ШОС, китайским Фондом Шелкового пути и т.д.

КНР патронирует вторую концепцию –  создание мощного финансового института под условным названием «Банк развития ШОС». Автором идеи в ноябре 2010 года стал тогдашний премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао. Для других стран, даже несмотря на желание получать кредиты из КНР, основным сдерживающим фактором являются вопросы распределения голосующих долей в правлении. Узел противоречий здесь – несопоставимость размера экономик Китая и стран Центральной Азии. Принятие решений на основе величины взносов участников в соответствии, например, с моделью Международного валютного фонда исказит принципы консенсуса и равноправия, принятые в ШОС, и поставит партнеров в зависимое положение от КНР.

Дискуссия продолжается. Другими перспективными направлениями финансового взаимодействия стран ШОС являются расчеты в национальных валютах, обсуждение общих правил использования новых финансовых инструментов, в том числе основанных на технологиях блокчейн и криптовалютах. Последнее, помимо всего прочего, может придать новый импульс идее создания наднациональной евразийской валюты.