Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

Инвестиции на паузе

Инвестиции на паузе

Когда начнется приток?

Сын за отца отвечает

Новации от Минфина

Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка «Югра»

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Падение «Югры»

Продолжается ползучий кризис российской банковской системы

Великий русский файервол

Великий русский файервол

Блогосфера в шоке

Сименс держит лицо

Концерн пострадал от санкций

Задорнов комментирует ситуацию вокруг «Югры»

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   16.05.2015 10:50:15

Бюджет без правил

Минфин мобилизует бюджетное правило на экономию госрасходов

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Бюджет без правил

Владимир Кутузов

Бюджетное правило опять в центре межведомственной борьбы. Его новую редакцию предлагает Минфин, Минэкономразвития против. Теперь окончательно ясно, что важно не само правило, а то, какую версию экономической политики оно подкрепляет.

Закон хорош тем, что его можно переписать

Бюджетное правило, как оно сформулировано сейчас в Бюджетном кодексе, достаточно просто. Это правило формирует объем госрасходов, признавая, что ключ к доходам бюджета, а значит, и его расходам — цена нефти. Так как прогнозисты Минэкономразвития многократно садились в лужу, пытаясь разглядеть в будущем этот ключевой для бюджетной стратегии показатель, было решено перейти на автоматический режим. Бюджетный автопилот строится так: расходы бюджета рассчитываются исходя из средней долларовой цены на нефть за ряд прошедших лет (этот базовый период начинался с пяти лет и каждый год прирастал еще на год, для бюджета 2015 года базовый период составлял семь лет; предполагается, что этот период должен вырасти до 10 лет), к рассчитанной таким образом величине расходов добавляется еще не более 1% ВВП.Но, как уверены в Минфине, в нынешних условиях на таком автопилоте бюджет далеко не улетит. Расходы окажутся неподъемными, потому что средняя цена барреля будет слишком превышать текущую, а, значит, «правильные» расходы бюджету уже не по карману (см. таблицу).

Положение анекдотичное. Совсем недавно изменить это правило со всех трибун призывали представители Минэкономразвития под лозунгом, сформулированным министром Алексеем Улюкаевым: «Правило должно быть правильным!», Минфин отстаивал его незыблемость, теперь все наоборот.

Суть не в правиле, а в том, что эти два ключевых экономических ведомства в силу объективного разделения ролей между ними лоббируют расходящиеся интересы. Минэкономразвития заинтересовано в том, чтобы госрасходы, в том числе инвестиционные, поддерживали экономику. Минфин отстаивает в первую очередь интересы не экономики, а казны. Подход же каждого из этих министерств сменился на противоположный из-за произошедшей девальвации рубля и падения цен на нефть.

Можно вслед за «Ведомостями» сравнивать бюджетное правило с дырявым или переносным забором, можно взглянуть на сложившуюся ситуацию как на показательную коллизию между правом и политикой. В нашей стране было немало примеров, когда право отступало перед «революционной сознательностью» или политической целесообразностью. Бюджетное правило — еще один пример. Впрочем, предлагается изменить положение Бюджетного кодекса в связи с вновь открывшимися обстоятельствами — ничего сверхъестественного в этом нет. Правда, фактически бюджетное правило уже не выполняется: в трехлетку 2015–2017 годов заложены опять прогнозные, а не средние за 7 лет цены на нефть.

ulukaev

Алексей Улюкаев правильно считает, что правило должно быть правильным. natnik

Что же предлагает Минфин? Перейти к расчету цен на нефть в рублях, причем пересчитывать среднюю долларовую цену по текущему расчетному курсу. Другими словами, сделать все, чтобы новое бюджетное правило само без посредства Минфина максимально урезало будущие расходы.

Сейчас правительство обсуждает новые бюджетные проектировки на 2016—2018 гг. В 2016—2017 гг. Минфин предлагает заметно сократить расходы (в февральских проектировках — на 3,1 трлн руб.; на 7,7% — в 2016 г. и на 10,6% — в 2017 г.) и заморозить их на уровне 2015 г. — около 15 трлн руб. Бюджет-2017 может быть бездефицитным. Если бюджетное правило не менять, то, как заявил «Ведомостям» Владимир Назаров из Института Гайдара, «полное исчерпание резервного фонда уже в 2016 г. и дальше — два года чудовищного сокращения расходов».

Вроде альтернативы новой редакции бюджетного правила нет. Минфин, изменяя правило, продлевает жизнь Резервному фонду, а значит, сохраняет пусть серьезно обессилившую, но все-таки гарантию для будущих бюджетов, которые могут также столкнуться с форс-мажорными политическими или неф­тяными обстоятельствами. Но у правил есть вредное свойство, от частого видоизменения они перестают быть правилами. Помощник президента Андрей Белоусов, как пишут «Ведомости», вообще считает бюджетное правило анахронизмом и предлагает в качестве ограничителя бюджетных расходов просто фиксировать ненефтегазовый дефицит.

Сколько сэкономит бюджету корректировка бюджетного правила.jpg

Бюджетное правило и рубль

В лоббистской борьбе вокруг новой редакции бюджетного правила Минфин вряд ли получит поддержку от ЦБ. И дело не в какой-то черной кошке, якобы пробежавшей между основными столпами российской денежно-финансовой политики.

Как уже было сказано (см. стр. 2), одной из целей снижения ставки ЦБ было умеренное снижение курса рубля. Рубль, однако, не стал торопиться вниз. Возможно, Банку России стоило чуть резче опустить ставку, но на курс рубля, конечно, оказывает влияние не только ставка ЦБ.

Если Минфин сумеет настоять на своей версии нового бюджетного правила, это повлияет на рубль, но даст прямо противоположный эффект по сравнению с установкой ЦБ. Минфин, обновив бюджетное правило, надеется не тратить Резервный фонд, а пополнять его. Другими словами, это означает, что не просто госрасходы будут сокращены, что уже уменьшит рублевую массу на рынке, но и часть этой рублевой массы может быть изъята в пользу резервного фонда. Все вместе это означает, что рубль будет укрепляться.

Это означает, что ЦБ, во-первых, получит еще один аргумент в пользу дальнейшего снижения своей ставки. Во-вторых, ЦБ уже сейчас может использовать другие инструменты, для того чтобы рубль все-таки отступил на ступеньку вниз. Скорее всего, Банк России сократит предложение валюты, прежде всего в рамках валютного репо, что уже и начало происходить.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   16.05.2015 10:50:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.