Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   02.02.2016 10:46:54

Четвертая индустриальная

Или революционер, или «дауншифтер». Третьего не дано

Четвертая индустриальная

Микеланджело знал, что его фреска на века. World Economic Forum

В Давосе прошло очередное заседание Всемирного экономического форума. Этот форум не только площадка для обсуждения острейших экономических и политических проблем на топ-уровне, но и попытка заглянуть в недалекое будущее. Обычно больший интерес вызывает обсуждение проблем сегодняшних, но на этот раз предлагаю сосредоточиться на давосской футурологии. Она того стоит.

«Индустрия 4.0»

Главная официальная тема давосского форума: «Четвертая индустриальная революция». Какая она?

«В первой промышленной революции сила воды и пара позволила механизировать производство. Во второй электроэнергия использовалась для организации массового производства. В третьей электроника и информационные технологии автоматизировали производство. Теперь она перерастает в четвертую промышленную революцию, характеризующуюся сочетанием технологий, которые размывают границы между физической, цифровой и биологической сферами», — так сформулировал свою позицию профессор Клаус Шваб, председатель Всемирного экономического форума. Неслучайно человекоподобный южнокорейский робот HUBO стал символом и участником форума.

А теперь с альпийских идиллических высот ненадолго спустимся в историю. Историю идей и социальной практики нашей страны.

Про первую промышленную революцию писал основоположник идей, которыми, по крайней мере формально, руководствовалась наша страна в 1917—1991 гг., Карл Маркс (обобщая написанное до него): это появление фабрик, победа сначала простейших механизмов над ручным трудом — основой мануфактур. Вторая, как надеялся Владимир Ленин, станет основой нового строя, родиной которого будет Советский Союз: «Коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны!».

Над этим лозунгом можно посмеиваться, но он свидетельствует: в неимоверно тяжелых условиях непосредственно после разрушительной гражданской войны руководители страны занимались не только социальными новостройками, но и добивались решительного продвижения на магистральном направлении мирового технологического прогресса. Электрификация была проведена.

Дальше хуже. Третья (ее можно назвать первой информационной) революция «не вписалась» в советский строй. Не только потому, что громоздкая система планирования ориентировалась на громадные ЭВМ и «прозевала» персональные компьютеры. Главная проблема в том, что вся советская система была организована по строго вертикальному принципу, а персональный компьютер — это первый камень в фундаменте принципиально новых горизонтальных связей — основы будущего производства. Если бы Советский Союз не развалился из-за дефицитов и военной перегрузки, он вряд ли устоял бы перед третьей индустриальной революцией. В современную Россию она была импортирована. Но сегодня российский годовой экспорт в сфере программного обеспечения уже приближается, по данным министра связи Николая Никифорова, к $10 млрд. Третья индустриальная революция еще очень далека до завершения, но прогресс, в том числе и в первую очередь благодаря ей, ускоряется.

Четвертая промышленная (или вторая информационная) революция — это будущее, которое уже начинается. Ее первые ласточки — умный дом, когда, например, холодильник уже готов оповещать хозяина о том, что продукты, которые тот предпочитает, на исходе, а в самое ближайшее время холодильник сможет сам закупать необходимые продукты в пределах суммы, которую определит хозяин. Это автомобиль «Тесла», который умнеет с каждым месяцем эксплуатации, получая обновления через Интернет и обмениваясь информацией со смартфоном хозяина, изучая его привычки, адаптируется к маршрутам, рассчитывает время выезда в зависимости от планов в календаре и места следующей встречи, прогревает салон перед расчетным временем выхода из дома. И у «Теслы» уже есть мощные конкуренты, это прежде всего калифорнийская компания Faraday.

Пароль четвертой индустриальной революции — «киберфизические системы», или CPS, которые будут определять лицо производства.

Гонка уже началась

Четвертая индустриальная, конечно, завораживает своими перспективами. Но достигнуты они будут в острейшей конкурентной борьбе.

Концепция «Индустрия 4.0» неслучайно была выдвинута в Германии. В Германии поняли, что будущее экономики страны под угрозой, точнее, будущее может обеспечить только технологический прорыв. Немецкая промышленность инвестирует 40 млрд в промышленную интернет-инфраструктуру ежегодно до 2020 г., как сообщает консалтинговая фирма Strategy&.

Из 278 опрошенных компаний в Германии 131 сообщила, что уже «вовлечена в Индустрию 4.0». Правда, эксперты считают, что подавляющее большинство этих компаний вовлечены только на словах, и только одна пятая реализует компоненты CPS на своих заводах. Из них Wittenstein (электродвигатели), Bosch (гидравлическое оборудование) и BASF SE, которая является пионером в области полностью «настраиваемых» на потребности покупателей шампуней и мыла и ставит перед собой задачу продемонстрировать возможности Индустрии 4.0.

У гонки в рамках четвертой индустриальной революции есть и стратегическая цель — кто определит будущие технические стандарты, тот займет место наверху. Всем хочется стать завтрашним Google. Новая революция означает огромный объем коммуникаций между разными системами, все машины должны говорить на одном языке. Если незаконченный продукт прибудет на машину, которая не сможет считать его RFID-чип, производственный процесс превратится в хаос. Таким образом, определение общих платформ и языков, на которых свободно будут общаться машины разных корпораций, остается одной из основных задач в распространении киберфизических систем.

Германия, конечно, не одинока на маршруте четвертой индустриальной революции. В США в 2014 г. создан некоммерческий консорциум Industrial Internet. В Китае и Южной Корее ведется большая работа по созданию глобальных стандартов и систем, которые позволят сделать производство «умнее». Но пока этим озабочены далеко не все страны.

Социальный обрыв

В любой революции есть выигравшие и проигравшие. Четвертая индустриальная революция кардинально изменит рынок труда.

К давосскому форуму ВЭФ подготовил доклад The Future of Jobs. Он более чем тревожен. Внедрение «киберфизических систем» создаст 2 млн новых рабочих мест. Самыми востребованными специальностями станут программист и администратор CPS. Одновременно роботизированное производство оставит без работы 7 млн человек.

5 млн человек погоды на мировом рынке труда не делают. По оценкам Международной организации труда (МОТ), в настоящее время работы не имеют 200 млн человек, а к 2020 г. нужно будет создать свыше 300 млн новых вакансий, чтобы справиться с текущей безработицей и компенсировать прирост населения. Проблема в том, что четвертая индустриальная революция создает вектор не на создание новых рабочих мест, а на их сокращение. Есть такие оценки: за 20 лет 47% рабочих мест современного мира будут автоматизированы.

Возникает вопрос: если реальна угроза новой массовой безработицы, то кто же будет пользоваться результатами новой промышленной революции, кто будет, например, заказывать шампуни исключительно по индивидуальному заказу? Ответ очевиден: как бы ни предупреждали, в том числе и на давосском форуме, о социальных угрозах, которые несет с собой четвертая индустриальная революция, впереди — новый рывок в социальной дифференциации.

А в Давосе обсуждали и такую сегодня фантастическую опасность, как предотвратить войны между роботами, если такая опасность возникнет?

Предупреждение Германа Грефа

Где же в четвертой индустриальной революции место России? Мы отстали. Причем именно за постсоветское время.

У России, как уже отмечалось, есть задел в программировании, не только в создании вирусов, но и в борьбе с ними. Но этого недостаточно.

Начинать надо с «перекодировки» нашей системы образования. Алексей Комиссаров, генеральный директор Фонда развития промышленности, в свое время в газете «Ведомости» предложил:

«1. Запустить программу подготовки детей через специальные уроки технического предпринимательства и творчества в школах и даже в детских садах, как это сделано в ряде стран Европы. Создать обширную сеть детских технопарков в регионах, систему олимпиад и конкурсов.

2. Максимальное внимание уделить важному сохраненному конкурентному преимуществу России — лучшей в мире математической школе. Надо возрождать и создавать новые специальные физико-математические средние школы, удерживать и максимально стимулировать лучших преподавателей, отбирать и поддерживать талантливых детей. В эпоху тотальной диджитализации планеты специалисты с математическим образованием будут не просто востребованы, возможно, именно они будут создавать новые тренды нашего мира.

3. Обратить пристальное внимание на подготовку кадров в области инжиниринга и промдизайна. Поставить задачу по созданию колледжа мирового уровня с большим технопарком, напичканным самым новейшим оборудованием. Сегодня промдизайнеров в основном готовят на базе художественных училищ. Научить рисовать хорошего инженера проще, чем научить художника основам сопромата и теории машин и механизмов».

Главное — не терять больше времени. Об этом очень драматично говорил Герман Греф на Гайдаровском форуме. Греф исходит из признания того, что новые технологии меняют не только производство, бизнес, общество и государство. Они меняют нас самих. И именно последнее — поле «самых драматических изменений». Мы слишком медленно меняемся. И в этом одна из причин того, что мы, как признал Греф, «проиграли в конкурентной борьбе». Борьбе за будущее.

Другая причина в том, что мы по-прежнему рассчитываем на нефть, а ее век заканчивается. Не нефть, а ее век. Греф напомнил: «Каменный век закончился не потому, что кончились камни». Дело в технологическом прогрессе, а он, в частности, в новой энергетике на возобновляемых источниках и в новых технологиях там, где сейчас главным образом потребляется топливо, например в развитии электромобилей.

«Россия оказалась среди стран-дауншифтеров», — считает Греф. Другими словами, среди стран, не успевших адаптироваться к новым условиям и вызовам. Разрыв же между победителями и проигравшими будет больше, чем по результатам прошлой индустриальной революции. «Первое последствие четвертой революции — это колоссальный разрыв в доходах между странами-победителями и проигравшими странами», — предупредил Греф.

Ответ Грефа на сакраментальное «Что делать?» — «изменять все государственные системы России». Начинать, тут Греф согласен с Алексеем Комиссаровым, с модели образования, которую целиком необходимо поменять. «Я не верю в науку, которая не связана с практикой и с образованием, я не верю в образование, которое не связано с практикой и с наукой, и я не верю в бизнес, который не связан ни с наукой, ни с образованием», — вот кредо Грефа.

России нужна цель, соответствующая магистральным направлениям четвертой индустриальной революции, и стратегия ее достижения. Иначе безнадежное отставание.

Николай Вардуль

Untitled-1

Мнения лидеров   02.02.2016 10:46:54   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.