Три недели дефляции

Дефляция сложилась в размере 0,1%

2017 год может стать поворотным для авторынка России

2017 год может стать поворотным для авторынка России

По данным Ассоциации европейского бизнеса, июль 2017 г. ознаменовался увеличением уровня

Вера в экономику

Во многом данный оптимизм - эффект низкой базы

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

«Мегафон» просит отложить отмену роуминга

Оператор налаживает диалог с ФАС

Ипотека подешевеет

Ипотека подешевеет

ВТБ увеличивает долю на ипотечном рынке

ФАС прекратила дело против Microsoft

Программы Microsoft стали доступны для сторонних антивирусов

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

Ставка купона ОБР привязана у учетной ставке

Bitcoin подорожал еще на 18%

Bitcoin Cash дешевеет

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   03.09.2016 12:38:51

Чубайс есть, а приватизации нет

Почему сначала собираются приватизировать «Роснефть» и только потом «Башнефть»?



Несмотря на дыры в бюджете, приватизация тормозит. Вроде все было готово к приватизации «Башнефти», но президент опустил перед ней шлагбаум, она перенесена на будущий год. Зато теперь правительство готово сосредоточиться на приватизации 19,5% «Роснефти». Почему произошли перестановки в очереди на приватизацию, окончательны ли они?

Рыжеволосая приватизация

Приватизация — это изменения в собственности. А такие изменения никогда не бывают бесконфликтными. Интересов вокруг приватизации слишком много, согласовать их невозможно, но нужно хотя бы взвесить. Так что же происходит вокруг приватизации российских нефтяных компаний?

Первый вопрос: для чего в принципе проводится приватизация? Изначально главная цель этой политики — создание более конкурентной среды, выход из засилья государственной собственности. Когда-то приватизацию связывали с поиском более эффективного по сравнению с государством собственника. В мире приватизация ради этого и происходит, однако в современной России этот тезис традиционно встречается враждебно. Неслучайно, когда правительство в этом году начало продвигать идею очередной большой волны приватизации, на федеральных телеканалах по существу была организована кампания против приватизации как таковой с воспоминаниями из ее бурной молодости в 1990-е. Можно не сомневаться, что карта приватизации (с неизменным фигуральным сожжением чучела Чубайса) будет многократно разыграна и в ходе начавшейся кампании по выборам в Государственную Думу. Политический подтекст очевиден: приватизация — лозунг «либералов», а они не шельмуются сегодня только ленивыми.

Чтобы провал не слишком проваливался

Приватизация — всегда политический акт, но сегодня в этой политике вопрос собственности — государственной, частной, эффективной или не очень, отнюдь не в центре внимания. На заданный вопрос о целях приватизации ответ один — фискальный. Но и в этом ответе должна быть логика.

Во-первых, раз речь идет о пополнении источника госрасходов, то логично привлекать в ходе приватизации не государственные, а частные деньги. Иначе — перекладывание денег из одного госкармана в другой. Тем самым тема собственности опять всплывает, пусть и не в роли примы происходящего.

Казалось бы, совершенно очевидная вещь: приватизация — это покупка госсобственности частным капиталом. Но в России немало больших мастеров оригинального жанра. В свое время всерьез обсуждалась версия приватизации «Роснефти», когда ее «приватизатором» становился «Роснефтегаз» — государственная копилка, где хранятся госакции «Роснефти» и «Газпрома». Если кто-то возразит, что это было «давно и неправда», то вот буквально вчерашний пример: в июле 2016 г. были «приватизированы» 10,9% обыкновенных акций компании «Алроса». Кавычки вокруг приватизации поставлены потому, что, по данным «Интерфакса», среди крупных покупателей был и Российский фонд прямых инвестиций, а он на 100% принадлежит государству. Вот такая «приватизация».

Во-вторых, положение бюджета оптимизма не вызывает, но вряд ли разумно жить исключительно сегодняшним днем. «Финансовая газета» не раз указывала, что темпы исчерпания Резервного фонда и нераспределенной части Фонда национального благосостояния недвусмысленно сигнализируют о том, что сегодняшние проблемы с финансированием бюджетного дефицита — «цветочки» по сравнению с теми «ягодками», которые вырастут в 2017—2018 гг. «Роснефть» же у нас одна (как и «Башнефть»). Возникает острый вопрос о том, когда же бросать в фискальный бой основные резервы, точно зная, что новых таких же уже не будет.

На Бородинском поле Мюрат, как известно, обратился к Наполеону: «Сир! Дайте мне Вашу гвардию, и я принесу Вам победу!». Бонапарт же предпочел сохранить своих «старых ворчунов». Также и с российским бюджетом. Его дыра будет только расползаться (в то, что расходы в 2017—2018 гг. удастся существенно сократить в ходе большого выборного цикла, верится так же мало, как и в то, что цены на нефть, одумавшись, рванут вверх). А значит, вряд ли стоит все козыри разом выкладывать на стол.

Сложная судьба «Башнефти»

До сих пор речь шла о важных, но общих соображениях по поводу сегодняшней приватизации. Но, естественно, вокруг каждой конкретной приватизационной сделки бушуют свои жаркие страсти и схватки. Отложенная приватизация 50,08% «Башнефти» — отличный пример.

В июле ее готовы были выставить на приватизационные торги. Среди возможных покупателей называлась, в частности, «Роснефть». Если бы покупка пакета «Башнефти» удалась именно ей, то под видом «приватизации» сложилась бы новая конфигурация распределения сил между гос­компаниями. Спикер «Роснефти» Михаил Леонтьев настаивал на праве компании участвовать в приватизации. По его словам, «Роснефть» нельзя юридически считать государственной компанией. Казуистический аргумент в том, что она принадлежит не Росимуществу, а компании (правда, на 100% государственной) «Роснефтегаз». Есть и такой аргумент на вырост: раз «Роснефть» сама приватизируется, то покупка ею «Башнефти» совсем не означает роста национализации в нефтяном секторе. Формально для выведения «Роснефти» из состава претендентов на акции «Башнефти» нужно специальное распоряжение правительства, которого не было.

Вся эта казуистика вкупе с тем, что на приватизацию «Башнефти» «Роснефть» была первоначально приглашена, свидетельствует о том, насколько острые лоббистские ставки развернулись вокруг лакомой «Башнефти», они едва не раскололи правительство.

Строго говоря, как указывали «Ведомости», можно было не допустить участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти» и директивой госпредставителям в совете директоров «Роснефти». По уставу компании сделки дороже $1,5 млрд должен утвердить совет директоров, рыночную стоимость продаваемого пакета «Башнефти» EY оценил в 306 млрд руб. ($4,7 млрд по курсу ЦБ). В совете директоров «Роснефти» пять человек из девяти голосуют по директиве правительства. Но до открытого конфликта «Роснефти» с правительством дело все-таки не дошло — вмешался президент Владимир Путин.

21 июля РБК сообщила о том, что Кремль поручил правительству не допускать госкомпании к участию в приватизации. Вице-премьер Аркадий Дворкович тут же раскритиковал «ВТБ Капитал» и Росимущество за организацию продажи «Башнефти», в ходе которой, в частности, в «Роснефть» были направлены предложения о покупке «Башнефти».

План «Роснефти» отложен. Но это долгосрочный план, возникший, возможно, еще до первой попытки приватизации «Башнефти», которую предпринял Владимир Евтушенков, но его попытка, как известно, была признана несостоятельной, что тоже в интересах «Роснефти».

Пока же именно снятие «Роснефти» с пробега, на финише которого была покупка акций «Башнефти», по сути, стало причиной переноса приватизации компании на будущий год. Хотя официальные причины другие. Анонимный федеральный чиновник назвал РБК три причины решения правительства. «Во-первых, действительно задумались, после получения заявок, надо ли продавать всю компанию на таком низком рынке. Во-вторых, есть еще 19,5% „Роснефти“ и акции других компаний, которые можно продать. В-третьих, свою роль сыграло письмо губернатора Башкирии Рустэма Хамитова, который предложил повременить с приватизацией». По его словам, решение правительства согласовано с президентом. Глава Башкирии попросил не приватизировать в этом году «Башнефть» или снизить госдолю до 25%, чтобы компания продолжала выполнять социальные обязательства перед республикой. Правительство Башкирии также владеет 25% «Башнефти» и не собиралось продавать этот пакет вместе с долей федерального правительства.

Если не «Роснефть», то кто может купить «Башнефть»? В приватизации готов участвовать ЛУКОЙЛ. Без «Роснефти» он очевидный фаворит. Однако его представители еще в апреле говорили, что не собираются «переплачивать» за «Башнефть».

Среди претендентов и фонд «Энергия», подконтрольный экс-министру энергетики Игорю Юсуфову. Фонд «Энергия» планирует участвовать в приватизации «Башнефти» в консорциуме с иностранными (в том числе китайскими и арабскими) фондами. Что же касается собственных средств фонда, то, по данным РБК, для частичной оплаты госпакета акций «Башнефти» могут быть привлечены средства, в частности, полученные под залог доли в «Яргео» (в этом СП НОВАТЭКу принадлежит 51%, «Энергии» — 49%. СП разрабатывает Ярудейское нефтяное месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе). Наверняка, появятся и другие претенденты.

«Роснефть» на передовой

17 августа первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил: «Сейчас на первый план выходит продажа „Роснефти“. Мы должны сосредоточиться на этом. Продав пакет „Роснефти“, вернемся к продаже „Башнефти“, так как у нас есть поручение президента по приватизации данной компании».

В том, что приватизация 19,5% «Роснефти» пройдет быстро и гладко, есть большие сомнения. Хотя предпосылки к этому есть, если удастся план правительства продать пакет акций «Роснефти», в первую очередь, стратегическому инвестору. Министр экономического развития Алексей Улюкаев не исключал, что в рамках приватизации «Роснефти» 5–7% акций могут быть размещены на бирже, а часть госпакета — продана стратегическому инвестору.

Вот только откуда он появится? В России такого стратега нет. Западные компании на подобный шаг в условиях акций, которые, в частности, прямо направлены на российский нефтяной сектор, не пойдут. Кто остался? Возможный кандидат — китайская компания China National Petroleum Corporation (CNPC). 4 августа директор международного департамента CNPC Ли Юэцян заявил, что его компания не получала предложения по покупке доли в «Роснефти», но готова рассмотреть покупку акций крупнейшей российской нефтяной компании. Но уже выставлены два условия. Первое — цена должна быть приемлемой, а насколько неуступчивыми могут быть китайцы в вопросах цены давно и хорошо известно. Второе — председатель совета директоров CNPC Ван Илинь говорил, что китайская компания заинтересована в наращивании своей доли в «Роснефти», однако при этом хочет получить право участия в управлении компанией. Пока CNPC принадлежит 0,6% акций «Роснефти», приобретенных в рамках IPO в 2006 г.

Оба условия требуют проведения непростых, а значит, затяжных переговоров. Алексей Улюкаев уже поделился своими сомнениями в том, что сделка по приватизации «Роснефти» может быть завершена в 2016 г. 22 августа он заявил: «Я считаю, что актив непростой, и есть вероятность того, что мы не успеем в 2016 г. Тем не менее мы будем делать все возможное, чтобы все-таки в 2016 г. это сделать».

Что же получается? Приватизация, как цирковая лошадь, ходит по кругу, но в отличие от лошади, бюджет не пополняет. А он рассчитывал получить от приватизации в 2016 г. 1 трлн руб. Перенос приватизации «Башнефти» пока лишь частично может быть компенсирован за счет выплаты промежуточных дивидендов госкомпаниями. Как пишут «Ведомости», предварительно речь идет об РЖД, «Транснефти» и «Совкомфлоте», а также «Роснефтегазе». Заметим, «Роснефти» в этом перечне нет.

Но в любом случае эта мера не закроет потери от переноса приватизации, к тому же выплата промежуточных дивидендов в этом году сокращает их выплату в будущем. Приватизация «Роснефти» в 2016 г., как мы видели, остается под вопросом. Всюду тупики.

С точки зрения бюджета нехватка приватизационных денег актуализирует продвижение в стратегическом направлении — к сокращению госрасходов, какие бы политические соображения этому не препятствовали. Сама же приватизация может еще долго ходить по кругу, демонстрируя опять же цирковые коленца.

И что-то подсказывает, что коленца могут выписываться именно вокруг «Башнефти». Например, такие: ее покупателем выступит Независимая нефтяная компания (ННК) бывшего президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова. А потом или ННК уступит пакет «Башнефти» «Роснефти», или «Роснефть» попросту купит саму ННК. Возможно и такое: «Роснефть» все-таки приватизируют, часть денег от приватизации получит сама госкомпания «Роснефть» и купит «Башнефть» как в рамках «приватизации», так и без флага приватизации.

Приватизация — приватизацией, а от своих планов «Роснефть» никогда не отказывается.

Николай Вардуль

Условия покупки Башнефти

Мнения лидеров   03.09.2016 12:38:51   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.