Где бочка опоры

На российском валютном рынке с середины октября происходят непривычные вещи. Нефть уверенно

RAEX (Эксперт РА): общий объем незастрахованных рисков в России составляет более 1 000 трлн рублей

RAEX (Эксперт РА): общий объем незастрахованных рисков в России составляет более 1 000 трлн рублей

15 ноября 2017 года в Москве состоялся XI Ежегодный форум «Будущее страхового рынка»,

Международная валютно-финансовая система: пути модернизации

Поиск новых механизмов экономического развития и новых финансовых инструментов, создание

Есть деньги на пенсии?

Госдума приняла поправки в бюджет ПФР

Автомобили вновь пользуются спросом

Сентябрь стал месяцем сбора урожая не только для сельских жителей, но и для дилерских

Выпуск облигаций для бизнеса обеспечит «РЕЗУЛЬТАТ»

14 ноября 2017 года состоялось выступление генерального директора ГК «Результат» Гончарова

OPPO выпустила смартфон F5 из серии  Селфи Эксперт с революционной технологией SelfieTune

OPPO выпустила смартфон F5 из серии Селфи Эксперт с революционной технологией SelfieTune

Ведущая глобальная технологическая компания OPPO представила в России свой первый

Российские компании знают, как построить "умные" города

В Барселоне проходит Международный форум Smart City Expo World Congress 2017. Это одно из

«Галс-Девелопмент»: вторая очередь ЖК «Наследие» введена в эксплуатацию

«Жилой квартал «Наследие» – один из самых успешных проектов компании «Галс-Девелопмент»,

Физлиц не пустят на криптобиржи

Возобладал подход ЦБ к регулированию крипторынка

Классика на заказ

Повседневная мужская мода – явление не особо капризное,  если брать в расчет самую

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Компания Miele представляет уникальную новинку – функциональный, практически бесшумный,

HIGH END в темпе вальса

Дорогие телевизоры и аудиосистемы пользуются стабильным спросом

Ценная старина

Рынок антиквариата – одно из самых закрытых и непубличных пространств в России. Далеко не все

РОСКОШНЫЕ И ДОРОГИЕ

Для мировых автомобильных брендов класса «люкс» Россия была и остается одним из основных

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Мнения лидеров   28.11.2015 17:07:28

Дело о 1,5 триллионах

Насколько устойчиво «устойчивое развитие ВЭБа»?



Дело о 1,5 триллионах

Владимир Дмитриев думает о будущем и вспоминает Владимира Якунина. Сергей Фадеичев forumsochi2015.tassphoto.com/

12 ноября «Коммерсантъ» написал о том, что правительство готовится докапитализировать ВЭБ на астрономическую сумму в 1,5 трлн руб. Политическое решение принято, дорабатываются технические детали. Чем вызвана подобная потребность и к чему приведет столь масштабное расходование госсредств?

Что такое 1,5 трлн руб.

К счету на триллионы приходится привыкать. На стр. 2 мы писали о том, что ЦБ готов эмитировать 1 трлн руб., теперь выясняется, что ВЭБу требуется 1,5 трлн руб.

Что подобная практика больших чисел до добра не доведет, понятно. Как можно взвесить 1,5 трлн руб.? Это почти 2% ВВП РФ. И это 30% от того, что осталось в ФНБ. Сравнение с ФНБ неслучайно. Если докапитализацию ВЭБа проводить через бюджет, он попросту посыплется, к тому же, как подчеркивают рыночные аналитики, подобная процедура не пройдет бесследно для российских рейтингов, а значит, станет еще одним фактором, отгораживающим Россию от мировых рынков капиталов.

Теперь попробуем примерить 1,5 трлн руб. на сам ВЭБ. Понятно, что деньги понадобились ему не от хорошей жизни. Как отмечает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай, это «оценка объема плохих кредитов, находящихся на балансе ВЭБа». 1,5 трлн руб. — это в 4 раза больше сегодняшнего капитала ВЭБа, это более половины его кредитного портфеля. Более половины кредитов банка оказались «плохими», т. е. безвозвратными. Как же получилось, что имя им триллион?

Ситуация острая, обсуждается предложение о создании государственного похоронного фонда активов по специальным операциям, куда ВЭБ мог бы передать «токсичные кредиты». Вот комментарий министра экономического развития Алексея Улюкаева по поводу 1,5 трлн руб.: «Цифра может быть немного уточнена в сторону уменьшения, но в целом она будет очень большой в любом случае». Улюкаев объяснил ее появление: «Необходимость докапитализации ВЭБа очевидна, потому что в его портфеле находится большое количество так называемых специальных проектов разного рода, которые по своей природе экономически нерентабельны и поэтому требуют досоздания больших провизий, а это вычет из капитала, поэтому, конечно, необходимо ВЭБ докапитализировать».

Чем корпорация развития отличается от банка?

Другими словами, правительство нагружает ВЭБ финансированием «специальных», т. е. некоммерческих, не окупаемых, как коммерческие, проектов. И должно за это платить.

В принципе, в такой постановке вопроса есть резон. ВЭБ — это не просто банк, даже не просто госбанк, ВЭБ — это государственная корпорация развития. Через нее, в частности, государство должно реализовывать свою главную экономическую функцию. А она как раз и состоит в том, чтобы запускать и поддерживать неприбыльные проекты — с этим прекрасно справится и частный капитал. Задача — реализовать те, прежде всего инфраструктурные, проекты, которые необходимы и экономике, и обществу, но которые не окупаются в сроки, приемлемые для частного капитала.

Другая сторона проблемы в том, что далеко не всегда и уж точно не сразу проводится деление проектов на «семь пар чистых и семь пар нечистых». Дележка происходит, когда пожар уже разгорелся, в пограничной ситуации, когда ВЭБ, если называть вещи своими именами, находится уже за гранью банкротства. Теперь всех «свистать наверх», с огромным напряжением скудеющих ресурсов изыскиваются планы спасения, — это и есть одно из проявлений ручного управления, действующего не на опережение событий, а вслед за ними.

Попытки решить проблему через государственно-частное партнерство в российском исполнении, где значительная роль отведена административному принуждению в той или иной форме, ограниченно годны. Частный капитал все равно не готов брать на себя даже частичную ответственность за проекты, представляющие собой с его точки зрения одни затраты. Необходимо развивать финансовые инструменты. Выпускать не только инфраструктурные облигации с госгарантиями, но и, как это начинают практиковать в ЕС, «пакетные облигации», распространяемые на целый комплекс проектов в рамках развития, например таких отраслей, как электроэнергетика или транспорт, в которые входят проекты с разной окупаемостью, что в совокупности снижает нагрузку на государство, которое, однако, остается основным финансовым ответчиком.

«Устойчивое развитие»

Сегодня ВЭБ в огне. Уже звучат его сравнения с РЖД — госкорпорацией, которая призвана решать инфраструктурные задачи, где окупаемость также по определению должна оказываться не на первых ролях. В РЖД, где финансовое положение было гораздо стабильнее, для сокращения убытков понадобилась смена руководства.

Любопытно, что сам ВЭБ в сложившейся ситуации выбирает стратегию оловянного солдатика. Красноречивое совпадение: именно в момент, когда в правительстве идет напряженная дискуссия о том, как с наименьшими потерями спасать ВЭБ, сам банк 20 ноября провел скромно-рутинную презентацию отчета об отчете. Презентовался отчет группы ВЭБ «об устойчивом развитии».

По гамбургскому счету, устойчивое развитие — это и есть развитие, в основе которого не только извлечение прибыли. Это и экология, и вложения в человеческий капитал, и региональное развитие. ВЭБ отчитался о своем участии в реализации всех этих проектов. Правда, стройность рядов была несколько нарушена. Упоминалась, в частности, и поддержка устойчивости банков, что гораздо ближе к окупаемости и в конечном счете к извлечению прибыли. Впрочем, китайской стены нет. Как показывает, например, опыт США, и такие проекты, как развитие человеческого капитала, и даже экологические проекты с успехом могут быть доведены до прибыльности.

Я спросил Анну Голышеву, заместителя начальника управления по аналитическому обеспечению устойчивого и институционального развития

департамента стратегического развития ВЭБ, можно ли считать ориентацию на «устойчивое развитие» одним из объяснений необходимости масштабной докапитализации ВЭБа. Она ответила: «Да. Задача ВЭБа как корпорации развития вообще отличается от задач коммерческих банков. Для корпорации развития окупаемость далеко не единственный критерий. Мы должны рассматривать и проекты, не окупаемые извлечением прибыли. Иначе мы не могли бы рассчитывать на докапитализацию».

Анна Голышева

Анна Голышева: ВЭБ ориентируется не на прибыль, но на безубыточность


Правила сложения и вычитания

Правда, Анна Голышева уточнила: ВЭБ ориентируется не на прибыль, но на безубыточность.

Опять возникает тема 1,5 трлн руб. Почему так много?

Где же ВЭБ набрал столько убытков? Понятно, что на память сразу приходят объекты сочинской Олимпиады. Но вот что, например, говорил «олимпийский вице-премьер» Дмитрий Козак: «Ни у кого не должно и мысли возникнуть о том, что тут деньги льются рекой, все средства предоставленные Сбербанком и ВЭБом, в сумме 1,5 трлн руб., это инвестиции в развитие и модернизацию региона к Олимпиаде». Это было сказано в феврале 2013 г. Но все равно Олимпиада «плохие кредиты» ВЭБа и близко не покрывает.

Убыточным оказался ВЭБ-Лизинг (речь идет прежде всего о транспортной отрасли, на которую приходятся основные обязательства по лизингу).

ВЭБу предстоят крупные выплаты по внешнему долгу: из $9 млрд до конца года предстоит погасить $2,5 млрд.

Есть и россыпь отдельных убыточных проектов, среди них выделяются: финансирование поставок самолетов SSJ 100 по сниженной ставке, кредиты на 7 млрд руб. венгерской авиакомпании Malev и ее бывшему акционеру, экс-владельцу «Красэйр» Борису Абрамовичу.

Получается, что, во-первых, статус корпорации развития объясняет далеко не все потери и промахи ВЭБа; во-вторых, сумма в 1,5 трлн представляется все-таки завышенной.

Улюкаев, как мы видели, на последнее обстоятельство осторожно намекал, Алексей Кудрин говорит о нем прямо. «У ВЭБа есть реальные проблемы с капиталом. В этом смысле на какую-то сумму он должен быть докапитализирован. Как, на какую сумму, за счет бюджета или нет — это большой вопрос. Я бы в общем-то в перспективе двигался к увеличению доли частного сектора в ВЭБе, можно это делать и за счет инвестиций, частных. Цифру не называю, потому что она нам непонятна. Она явно меньше полутора триллионов рублей», — приводит ТАСС слова Кудрина.

Значит, или есть какие-то проекты, «специальные» в квадрате, или ВЭБ решил попытаться обезопасить себя на будущее, так как в условиях кризиса именно ему предстоит санация ряда провалившихся проектов.

Замкнутый круг: докапитализация — новые убытки — докапитализация, необходимо, по крайней мере, разнообразить. Мы предлагали сделать это за счет развития финансовых институтов, Кудрин говорит о движении «к увеличению частного сектора», это в том же направлении.

«Разнообразие», может быть, не самое подходящее, слишком легкое слово. На самом деле докапитализация ВЭБа в озвученных масштабах — это и макро­экономический риск.

Денис Порывай (Райффайзенбанк) описывает, как, скорее всего, будет происходить докапитализация ВЭБа: «Одним из вариантов решения проблем ВЭБа является его докапитализация по уже стандартной схеме через ОФЗ: в пассивах банк получает вливание в капитал 1-го уровня, а в активах — ОФЗ. Соответственно возникший у Минфина дополнительный расход (и бюджетный дефицит) финансируется этими ОФЗ. Сама эта операция нейтральна в отношении рублевой ликвидности. Повышение государственных расходов и дефицита (к уже принятому бюджету 2016 г.) может оказать давление на рейтинги РФ. Негативные последствия для денежного и валютного рынков (рост ставок и ослабление рубля) возникнут в тот момент, когда ВЭБ начнет привлекать рублевую ликвидность (для реализации новых проектов и погашения своих текущих обязательств) посредством РЕПО и/или продажи своих ОФЗ, при этом негативный эффект будет усилен в случае совершения валютных конвертаций».

Негативные последствия и с точки зрения стимулирования инфляции, и с точки зрения ослабления рубля наступят. Экономика ничего не забывает.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   28.11.2015 17:07:28   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.