Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   09.03.2014 10:00:07

Детектив от Набиуллиной

Регулировщики пасуют перед рецессией

Детектив от Набиуллиной

Эльвира Набиуллина подняла ключевую ставку Банка России с 5,5 до 7%. ЦБ загоняет экономику в рецессию. tatarstan.ru

Январская статистика практически не оставляет выбора. Эксперты говорят о смене стагнации рецессией. Экономика перестает топтаться на нуле и готова скатиться вниз. Правительство и ЦБ ограничиваются позицией наблюдателя.

Сказка о Мальчише-Кибальчише бессмертна

«В январе объем промпроизводства сократился на 0,2% по отношению к тому же периоду прошлого года после прироста на 0,4% в декабре. Резкое падение инвестиций (на 7%) на фоне ухудшения ситуации в отраслях, работающих на инвестиционный спрос, а также в производстве транспортных средств <…> позволяет высказывать предположение о быстром скатывании российской экономики из стагнации в рецессию», — говорится в обзоре, подготовленном ВШЭ.

Минэкономразвития пытается развеять пессимизм, но делает это, скорее, из служебных обязанностей, а не по убеждению. Андрей Клепач, замминистра экономического развития и главный правительственный прогнозист, с высоты алтайского экономического форума увидел обнадеживающие перспективы: «К сожалению, в экономике пока продолжается стагнация, но мы ожидаем, что все-таки из этой стагнации должны выйти во втором-третьем квартале».

Любопытно, что шеф Клепача Алексей Улюкаев надеялся, что тенденция роста проявится раньше. Не так давно он утверждал: «Мне представляется, что низшую точку мы прошли в районе третьего квартала прошлого года, наметились довольно обнадеживающие симптомы постепенного выправления ситуации». Тогда Клепач министра запросто поправил: «Из-за погоды результаты третьего сдвинулись на четвертый квартал». То есть вместо реализации больших надежд всего лишь сезонный сдвиг. Теперь оптимизм Клепача строится на «определенном оживлении внешних рынков» и на том, что «эффект резкого сжатия инвестиций „Газпрома“ и других госкомпаний перестанет действовать».

С оживлением внешних рынков все понятно. Как в сказке про Мальчиша-Кибальчиша: прискакала красная конница и порубала всех врагов мальчишей, так теперь ту же роль должен выполнить вернувшийся спрос на российское сырье. «Мальчиши» ни при чем. С инвестициями не так сказочно. Да, увы, главный инвестиционный генератор — это госкомпании (причина этого — отдельная тема); да, госкомпании в прошлом году «скупее стали в желаниях», то есть в инвестициях. Но вот в том, что от них пойдет инвестиционная волна, обеспечивающая подъем экономики уже во втором квартале, есть сомнения. В конце концов, заморозку их тарифов никто не отменял, инвестиционный олимпийский проект завершен. И сейчас ситуация с инвестициями, как с патронами в окружении. Росстат рапортует: спад инвестиций в основной капитал в РФ в январе 2014 года составил 7% к январю прошлого года. Январь-2014 куда трагичнее января-2013, когда был рост инвестиций на 2,9%.

«Мальчиши» сначала обрезали госкомпаниям доходы, а теперь ждут от них инвестиционного спурта. Разве не мудро?

ЦБ как спусковой крючок

Что еще? Клепач, по сути, делегирует ответственность за оживление экономики Центробанку. Делается это непрямо. Клепач надеется, что «даже с учетом девальвации рубля, которую мы наблюдаем, инфляция вряд ли выйдет за установленный целевой предел — до 5,5%. Пока мы, скорее, в середине этого интервала — около 5,3%». Инфляция в данном контексте не просто макроэкономический показатель, это ключ к кредитно-денежной политике. Клепач своим прогнозом призывает ЦБ не ужесточать ее. Однако по итогам заседания совета директоров 14 февраля ЦБ заявил, что наоборот готов кредитно-денежную политику ужесточить.

Клепач прав не в своем прогнозе, а в самом обращении к ЦБ. Именно он запустил цепочку событий, усугубивших положение экономики. А экономика как хороший детективный роман, в ней за одним действием неминуемо следует новое, и результат может оказаться в прямом смысле убийственным.

Итак, шаг первый. Набиуллина вопреки собственным публично высказываемым убеждениям о вредности для российской экономики ускоренного обесценения рубля столкнула рубль вниз. Не исключено, что под нажимом, в интересах спасения бюджета, положение которого и в самом деле незавидное. Расчеты расходятся. Центр развития Высшей школы экономики в своем регулярном обзоре «Комментарии о государстве и бизнесе» (КГБ) говорит о том, что федеральный бюджет может

получить до одного триллиона рублей ($28,1 млрд) от ослабления рубля по итогам года. Министр финансов Антон Силуанов втрое скромнее. По его оценкам, ситуация такова: рост курса доллара на один рубль дает бюджету 180 миллиардов рублей. «Если считать, что мы отклонились от плановых прогнозируемых значений примерно на два рубля пока, то соответственно цифра — 360 миллиардов рублей», оценил выигрыш федерального бюджета его главный хранитель. В любом случае ЦБ пожертвовал рублем ради бюджета.

Шаг второй. Учитывая, что до 40% российского потребительского спроса покрывается продовольствием и товарами импортного происхождения, а импорт по законам арифметики обязательно дорожает из-за обесценения рубля, за девальвацией последует рост цен.

Шаг третий. ЦБ отреагировал. Это Андрей Клепач, замминистра экономического развития, надеется, что прилива цен не будет, но его голубоглазость свойственна далеко не всем. «Мы предполагаем, что ЦБ пойдет на повышение ключевой процентной ставки на 50 базисных пунктов не во втором полугодии текущего года, как предполагалось ранее, а уже в первом», — таковы ожидания экспертов Morgan Stanley.

Их аргументы: раз уж ЦБ взялся за «таргетирование инфляции», надо соответствовать. Цель — 5%, но в Morgan Stanley считают, что уже в марте—апреле показатель может превысить 6,5% из-за слабеющего рубля на фоне тормозящей экономики. ЦБ просто ничего не остается, как поднять базовые ставки. В результате падение рубля замедлится, но ненадолго: «В краткосрочном периоде новости об ужесточении политики ЦБ могут послужить катализатором для снятия перепроданности рубля». В целом же удел рубля как лирического героя Есенина — «катиться дальше вниз». Эксперты Morgan Stanley называют три базовых причины. «Прежде всего это общая динамика валют развивающихся рынков. Внешние условия, аналогично с внутренними, не обеспечивают им поддержки, что будет провоцировать дальнейшее снижение, в особенности против доллара США. Хотя темпы ослабления рубля вполне могут замедлиться в преддверии монетарного ужесточения.

Состояние платежного баланса России и низкие темпы экономического роста, наряду с отсутствием прогресса в структурных реформах, снижением профицита счета текущих операций и оттока капитала, также не добавят силы рублю. Тенденция может усугубиться повышенным интересом населения к валюте на фоне девальвационных опасений.

И, наконец, третьим фактором против укрепления рубля выступает риск снижения нефтяных цен. Наши специалисты, в частности, ожидают того, что цены в текущем году достигнут своего пика в первом квартале, а в следующем средний их уровень составит 98 долларов за баррель».

Суть: вектор политики ЦБ безальтерна‑ тивен — ужесточение.

3 марта все подтвердилось ЦБ поднял ключевую ставку сразу на 1,5 процентных пункта — с 5,5 до 7%.

Шаг четвертый. Экономика не только не получит кредитов, но столкнется с их еще большей дороговизной. Если уже январская статистика не оставляет сомнений в том, что стагнация кончилась, теперь — рецессия, то дальше будет только хуже.

Те же и Алексей Улюкаев

Что характерно, в своем недавнем интервью РБК Алексей Улюкаев не удержался от мягкой, но все-таки критики ЦБ. Она касается прежде всего решения задачи таргетирования инфляции, которую ЦБ объявил, еще когда его первым зампредом был Алексей Улюкаев. Теперь министр экономического развития напоминает: «Движение к инфляционному таргетированию — это не только свободное курсообразование, это совокупность элементов. Помимо свободного курсообразования это трансмиссионный механизм денежного рынка, передача сигналов регулятора к индустрии, информационный диалог регулятора с обществом и правильная система моделей, которая позволяет должным образом реагировать на отклонения реальной траектории курса от целевых значений. Действия во всех этих направлениях должны быть синхронизированы». Пока же практически все сводится к отправке рубля в свободное плавание.

Улюкаев считает, что ЦБ поставил себя в трудное положение, взявшись сразу за решение многих трудных задач: «Когда начинается одновременно большое количество преобразований, принимаешь на себя сразу несколько рисков. По управленческой логике лучше эти риски разносить по времени. Нужно вводить „Базель 3“, принимать более жесткие меры для раскрытия информации о собственниках, обеспечения основного капитала, контроля рисков, которые принимают на себя участники рынка. Но одновременно проводится политика внедрения инфляционного таргетирования с довольно чувствительными для банковского сообщества элементами. Плюс на этом отражаются дополнительные меры по расчистке банковского сообщества от его негодных элементов. А ведь еще надо проводить примерно ту же самую селекционную работу в сообществе НПФ. Это набор очень больших задач».

Отмечает Улюкаев и конкретные промахи ЦБ, ускорившие падение рубля. Банки, как он считает, получили от ЦБ слишком много ресурсов на нерыночных условиях, которые ушли на валютный рынок. Улюкаев говорит об этом так: «Баланс ЦБ в части валового кредита вырос за прошлый год на 1,8 трлн рублей. Это очень много — более чем в полтора раза». И продолжает: «Эти обстоятельства действительно создали дополнительное давление на курс и мотивировали на проведение спекулятивных курсовых операций с расчетом на ослабление рубля». После чего бывший первый зампред ЦБ специально оговаривается: «Может быть, это и ошибка, но, наверно, я не могу гарантировать, что не совершил бы такую же. Я бы за это не критиковал».

улюкаев

Алексей Улюкаев запросто готов представить себя в прежней должности первого зампреда ЦБ. tatarstan.ru

Любопытно, что когда Улюкаев переходит к зоне своей сегодняшней ответственности, то практически ничего нового не говорит. Его главные надежды на реализацию оптимистического прогноза возобновления роста следующие: «Если потребительский спрос будет не меньше 3%, то мы можем быть в этом прогнозе твердо уверены. Во-вторых, есть некоторое оживление экспорта и в физических, и в стоимостных объемах, причем он несырьевой, отчасти из-за роста сельскохозяйственного экспорта. Я ожидаю, что в этом году будет прирост чистого экспорта даже безотносительно курсовых изменений». И никакого креатива. Только обращаясь к тому, как повлияют украинские события на российскую экономику, Улюкаев, снова выбирая валютную составляющую, честно признает: «Для нас это означает материализацию рисков. Это дополнительный импульс для вывода капиталов из страны и дополнительное давление на курс».

В общем за все приходится платить. «Хэппи-энд» у нашего «детектива» не просматривается. Что в сухом остатке? В прицеле правительства и ЦБ удовлетворение интересов бюджета (следует специально подчеркнуть, что федеральный, региональные бюджеты девальвация рубля фактически не пополнит), сдерживание инфляции, но никак не интересы самой экономики и ее субъектов. Им помощи ждать неоткуда. А когда интересы бюджета или сдерживания роста цен ставятся впереди интересов собственно экономики, в проигрыше, в конечном счете увы, как правило, оказываются все.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   09.03.2014 10:00:07   

Тэги:

Отзывы читателей

Владимир Кутузов16.03.2014 08:42:21#

"Учитывая, что до 40% российского потребительского спроса покрывается продовольствием и товарами импортного происхождения, а импорт по законам арифметики обязательно дорожает из-за обесценения рубля, за девальвацией последует рост цен".
"Только обращаясь к тому, как повлияют украинские события на российскую экономику, Улюкаев, снова выбирая валютную составляющую, честно признает: «Для нас это означает материализацию рисков. Это дополнительный импульс для вывода капиталов из страны и дополнительное давление на курс»."
Вот чего будут стоить россиянам мартовские маневры в Крыму.

 

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.