Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Инфляция в 4% будет не позднее июля

инфляция будет падать

Росстат передадут в МЭР

Росстат опять подразделением МЭР

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

ЦБ снизил ставку

ЦБ неожиданно понизил ставку

Тариф «Платона» увеличится до 1,91 рубля

15 апреля начнут действовать новые тарифы "Платона"

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   12.07.2016 14:09:02

Дураки. Дороги. Что еще?

Вечные беды российской экономики

Экономика не первый год задает одни и те же вопросы: как обеспечить диверсификацию, откуда возьмутся необходимые инвестиции, что следует изменить в экономической политике? Среди тех, кто пытается на них ответить, определились противостоящие друг другу лагеря политиков и экспертов. Уже есть и откровенно враждебные друг другу форумы. Дальше многое разворачивается по принципу распознавания «свой — чужой». Ничего, впрочем, нового. Поэтому, может быть, стоит отойти от увлекательного развешивания политических ярлыков и вернуться к сути проблем, которые уже давно стали нашими бедами. Иначе третьей бедой нашей экономики становится ее зависимость от политики.

«Либералы», шаг вперед!

Парадокс: геополитика нашей страны сегодня качественно отличается от той, что проводилась еще три года назад, а экономическая политика пока столь же резко не меняется. Не поспевает? Многие политтехнологи публично с телеэкрана говорят многомиллионной аудитории: для того чтобы Россия в полной мере стала суверенной и самостоятельной, пора, наконец, отрубить «хвосты, тянущиеся из 90-х», и обновить команду, ответственную за экономическую политику, вместе, естественно, с самой политикой.

Этого, однако, не происходит. Наоборот, президент Владимир Путин при всяком удобном случае выражает свое доверие центральным фигурам экономической политики — председателю ЦБ Эльвире Набиуллиной, министру финансов Антону Силуанову, о том же свидетельствует новая политическая роль, которую теперь будет играть в качестве руководителя Центра стратегических разработок, став ключевой фигурой в разработке стратегии развития экономики, Алексей Кудрин.

Парадокс, на мой взгляд, требует объяснения. Расхожий вариант: президент доверяет проводить политику тем, кого хорошо лично знает, очевидно, не полон. Доверие, вырастающее из долгого знакомства, — важный, но далеко не единственный и вряд ли определяющий фактор. Президент прекрасно отдает себе отчет в том, что геополитика — это искусство возможного. Возможное предполагает трезвость в оценках.

Суть в том, что экономическому блоку правительства вместе с руководством Банка России есть что предъявить.

Во-первых, экономический кризис проходит совсем не с той остротой, которую от него ждали, как вне России, так и внутри (речь идет об оппонентах экономической команды, находящейся у руля).

Во-вторых, действие внешних рисков — падение цен на нефть и война санкций — удалось в значительной мере сгладить.

В-третьих, ЦБ вопреки еще недавнему мнению большинства наблюдателей, к которым принадлежал и я, показывает достаточно быстрое и уверенное приближение к достижению своей важнейшей цели — снижению уровня инфляции до 4% в 2017 г.

Все вместе — уже капитал доверия. Не только того доверия, которое возникает при длительной совместной работе, но доверия к профессионализму.

Оппонентам, по определению, ничего подобного не предъявить. Зато они горазды на обещания. Но время, когда у них был хотя бы теоретический шанс на смену нынешней команды, проходит. Оно еще не прошло, зависание экономики между рецессией и стагнацией с обострением бюджетных проблем может продолжаться весьма долго, но, похоже, острую стадию политической баталии за собственное выживание нынешняя команда выиграла.

Если так, то это в пользу и грядущей геополитической нормализации. Оппоненты Набиуллиной и компании предлагают экономическую модель, отвечающую нарастанию конфронтации, от нее один короткий шаг до мобилизационной экономики. Возможно, такая модель останется на запасном пути, но сегодня востребована не она.

Те же и Нуриэль Рубини со Стивеном Кингом

В Петербурге на рубеже июня и июля прошел Международный финансовый конгресс (МФК). Там прозвучало много интересных оценок, важных для развития мировой экономики и экономики России.

Вот, например, позиция Нуриэля Рубини, американского профессора, прославившегося предсказанием кризиса 2008 г. Он объясняет, почему реальные темпы мировой экономики ниже потенциальных. Главный ответ: «Большие государственные и частные долги влекут за собой ограничение по расходам». В результате и рост ВВП получает ограничение.

О перспективах двух крупнейших мировых экономик он пишет (цитирую представленные Рубини тезисы) так: «В американской экономике низкий рост в 2%. Это лучше, чем остановка экономического роста. Однако рынок труда стал более вялым, прибыли в корпоративном секторе несколько снизились и это влечет за собой снижение капиталовложений, что еще больше затормозит рост экономики в США». «В Китае, — считает Рубини, — не будет роста в 7%, будет 6%. И постепенно рост будет снижаться к 5%. Финансовая волатильность, избыток инвестиций, плохие активы и плохие долги могут привести к финансовой хрупкости».

О России Рубини пишет: «Даже если в конечном счете санкции будут постепенно сняты и если кривая роста стабилизируется, потенциальный рост не сильно увеличится в отсутствие необходимых структурных реформ. Несмотря на большое количество структурных препон к устойчивому росту общая макроэкономическая система более стабильна и менее уязвима, чем несколько лет назад. В отличие от Саудовской Аравии Россия по-другому отреагировала на нефтяной шок. Например, денежно-кредитная политика сменилась на инфляционное таргетирование и коэффициент инфляции, скорее всего, будет до 4%, что является важным показателем для макроэкономической стабильности. Кроме того, Россия ввела плавающую ставку курса рубля и это стало большим демпфером шоков, поскольку снижение обменного курса национальной валюты с макроэкономической точки зрения приводит к меньшей уязвимости страны».

Рубини предупреждает об угрозах, которые влекут изменения в статусе и политике Банка России: «Сохранение независимости Центробанка имеет большое значение, поскольку денежно-кредитная политика и бюджетная политика являются основой экономической стабильности, но всегда существует риск того, что политическое вмешательство может заставить Центральный банку уйти на другую дорогу».

Суть позиции: мировую экономику замедляют пузыри долгов. И США, и Китай не выйдут на те показатели роста, которых от них ждали. У России проблемы долга не так остры, но ее экономический рост ограничивает отсутствие структурных и институциональных реформ. Главный же и в целом успешный борец с кризисом в России — это ЦБ, его плавающий курс и антиинфляционная политика.

Любопытно, кстати, что, когда на МФК заходила речь о том, насколько полезно, и полезно ли вообще для экономического роста России обесценение рубля, Эльвира Набиуллина всякий раз говорила об опасности эмиссионной накачки экономики. Плавающий курс она с полным основанием не считает искусственным занижением рубля. Но именно падение курса в 2014—2015 гг. и обеспечило рост в отдельных секторах экономики, ориентированных на экспорт и на импортозамещение, и в целом смягчило падение ВВП.

Зато полный тезка короля ужасов Стивен Кинг, главный экономист HSBC, на МФК сделал все, чтобы оправдать сходство. Он предупредил: мир близится к следующей рецессии, однако «спасательных шлюпок» уже нет. «Посмотрите, что было в США в последние 30–40 лет, когда происходила фаза восстановления экономики, — отметил он. — Ключевая ставка поднималась минимум на полпроцента каждый раз, когда происходило улучшение экономического прогноза. Это минимум, а сегодня у нас ставка находится практически на нуле». Это значит, что большинство средств во многом уже использованы.

Еще один риск — валютные войны. Если нацвалюту пытается девальвировать одна страна, а другие этого не делают, это помогает достичь желаемого результата. Однако, когда большое количество стран пытается проводить одинаковую политику, может случиться так, что риски перейдут на другие регионы мира и дестабилизация пойдет еще быстрее. Пример — Китай, где происходит замедление экономического роста. «Люди говорят, что это проблема внутреннего рынка, инвестиций и инфраструктуры, но необходимо помнить, что в последние несколько лет в Китае в реальном выражении сильно вырос обменный курс, — указал Стивен Кинг. — И это та причина, по которой экономика перестала так быстро расти. А когда Китай замедляет рост, снижаются цены на сырьевые товары и соответствующие эффекты чувствуют все страны мира».

Brexit Кинг назвал примером недооценки глобализации: «Я думаю, что все меньше поддержки оказывается глобализации, поскольку в разных регионах разные проблемы, и каждый регион готов обвинить в своих проблемах всех остальных».

Советы Виктора Ивантера

Подтверждается уже известная истина. Регулировщики экономики не справляются с ее вызовами, и это происходит повсеместно. Глобальный ответ есть, как мы знаем, у отечественных оппонентов нынешней экономической команды, но он рискован, как всякая революция, и отодвинут в глубокий резерв.

Но есть и не столь фронтально противоположная модель. 23 июня свою точку зрения на текущие проблемы российской экономики представил академик РАН Виктор Ивантер. Он согласен с тем, что в современных условиях у российских компаний есть только два пути для возврата к росту производства: импортозамещение на внутреннем рынке и расширение поставок на внешние рынки. И делает следующий шаг: «Выигрыш конкуренции за счет цены, а не качества может быть только кратковременным». Значит, «если мы хотим, чтобы процессы импортозамещения на российском рынке стали устойчивыми и превратились в важный фактор экономического роста, мы должны всемерно повышать качество товаров и услуг».

Дальше: «Повышение качества продукции объективно требует увеличения инвестиций в модернизацию производства и нередко влечет за собой рост номинальных цен на товары и услуги. Возникает закономерный вопрос: а насколько сильно этот рост цен повышает темпы инфляции?». Ивантер напоминает о структурных факторах инфляции. Он подчеркивает: «Попытка компенсировать отсутствие высококачественных ресурсов повышенным потреблением ресурсов низкого качества сама по себе запускает в действие проинфляционные механизмы. А вот в случае, когда номинальная цена на товар растет, но его качество повышается еще быстрее, все происходит ровно обратным образом». Вывод: «Замещение низкокачественной продукции высококачественной при прочих равных условиях обеспечивает антиинфляционный эффект».

Значит, «государство обязано всячески поддерживать рост производства качественной продукции». Для этого, например, «можно предъявлять достаточно жесткие требования по качеству при проведении работ, финансируемых из государственного или муниципальных бюджетов». Во-вторых, государство должно продолжить и расширить практику предоставления ценовых преференций качественной отечественной продукции при проведении госзакупок и закупок, осуществляемых госкорпорациями. В-третьих, необходимо ограничить импорт низкокачественной продукции.

Есть и такой путь, как «реализация крупных инфраструктурных проектов, генерирующих спрос на высококачественные материалы, машины и оборудование, проектные и строительные услуги. В последние годы в рамках этих проектов отечественные компании все чаще получают заказы на поставку соответствующих товаров и услуг, и многим из них это помогло вывести свое производство на принципиально новый качественный уровень. Достаточно вспомнить хотя бы инфраструктурные объекты, возведенные при активном участии наших корпораций во Владивостоке, Сочи, Казани, Москве, Санкт-Петербурге и других местах».

Не надо новых революций, пусть только в экономической политике, но недостаточно просто конструировать финансовую стабильность. Качество отечественной продукции, ее конкурентоспособность важнее споров «государственников» с «либералами».

Николай Вардуль

Объем рынка госзаказа

Мнения лидеров   12.07.2016 14:09:02   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.