Не все санкции освобождают

Санкции вместо налогов

Сами не рады

Сами не рады

Банки РФ видят риски в Украине

Росимущество требует дивидендов

Дивиденды должны быть не меньше 50% прибыли

Закупки проконтролируют

Новое постановление кабмина

Набиуллина: Россию не отключат от SWIFT

Набиуллина отчиталась перед Путиным

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти с Украины

Чиновников премируют за экономию

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

Восемьдесят три человека

Ежегодное исследование компании Knight Frank, посвященное анализу распределения

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   27.02.2016 08:54:35

Двуликий ВЭБ

Нужна ли России корпорация развития?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Двуликий ВЭБ

Владимиру Дмитриеву грозит судьба оловянного солдатика. Михаил Метцель/ТАСС

18 февраля, как пишет РБК, глава ВЭБа Владимир Дмитриев сообщил коллективу банка о «скором уходе в отставку». ВЭБ с конца прошлого года хронический ньюсмейкер со знаком «минус», т. е. именно такой, какой просто просится на газетные полосы. Тут и «черная дыра» долгов, и отсутствие денег для их покрытия, и давно начавшийся спекулятивный поиск преемника на кресло председателя. Все это, безусловно, горячо и интересно, но главный вопрос: почему ВЭБ оказался в столь незавидном положении?

Банк-канатоходец

Почему ВЭБ балансирует на грани банкротства? Вопрос кто-то сочтет риторическим. Все ясно — астрономические долги налицо, чем и как платить неизвестно. Виноват руководитель. А кто, собственно, еще?

Примерно так рассуждает, например, Алексей Кудрин. Он считает, что на погашение долгов пойдут вовсе не обсуждаемые 1,5 трлн руб., которые необходимы ВЭБу до 2020 г., а сумма, гораздо меньшая, что ВЭБу необходимо сохранить, а вот команду следует поменять. Довольно логично.

Похоже, события так и развиваются. Но у меня вопрос: смена главы — это решение проблем ВЭБа? Есть ли не гарантия, конечно, но хотя бы аргументированная позиция, опираясь на которую можно быть спокойным за следующую команду, которая не наступит на те же грабли, к тому же если и ей придется действовать в условиях очередного кризиса, который, как навязчивый сосед, может заявиться в любой момент, а то и вовсе практически поселиться у вас на голове? Если кто-то решил, что я собираюсь все списать на безответный кризис по старому принципу: «Война все спишет», то это было бы слишком просто.

Грабли ВЭБа в том, что он и банк, и не банк. По закону ВЭБ — это государственная корпорация развития. Словосочетание «государственная корпорация» не вызывает у меня положительных эмоций. Но госкорпорация развития — это не «Олимпстрой» и не дорожный фонд. Это, если угодно, денежные руки государства. Куда они тянутся, что в этих руках есть и почему — вопросы не столько к ВЭБу, сколько к государству, т. е. к правительству, неслучайно премьер Дмитрий Медведев является председателем его наблюдательного совета. Главная задача госкорпорации развития — финансово поддерживать самые разнообразные проекты, и совсем необязательно дышащие на ладан, но нуждающиеся в поддержке в силу социальных причин или лоббистских усилий. Конкурентов на этом поле у ВЭБа немного, обычные банки, государственные или частные, не горят желанием кредитовать реальный сектор.

Главный вопрос: откуда ВЭБ берет на это деньги? Корпорация развития не российское изобретение. Такие банки существуют и в Германии, и в Китае, и в Южной Корее. Всего же в мире тех или иных институтов развития почти вдвое больше, чем стран, — порядка 500. Задача формировать и, что еще важнее, планомерно пополнять капитал корпорации развития — функция государства. И делается это из бюджета. Естественно, на пополнение капитала идет и прибыль самой корпорации. Но это не к ВЭБу.

В ВЭБе с нескрываемой завистью приводят такие цифры. С 2008 по 2014 г. капитализация бразильской корпорации развития — BNDES — выросла в 2,2 раза. Во столько же раз вырос капитал у Госбанка развития Китая. Корейский банк развития KBD нарастил капитал в 1,5 раза. И все это происходило в том числе и в годы последнего мирового кризиса.

ВЭБ же такой регулярной бюджетной подпитки не получает. В результате у китайской корпорации развития капитал составляет $110 млрд, у бразильской — $24 млрд. Внешэкономбанк на 1 ноября 2015 г. имел капитал 492 млрд руб., т. е. меньше $8 млрд.

Размер, что называется, имеет значение. Но главное — сам механизм формирования капитала корпорации развития. Если ВЭБ тратит деньги как корпорация развития — на проекты, в развитии которых заинтересовано государство, а сами деньги получает не от государства, а как обычный банк ищет их на финансовом рынке, то именно эта ситуация порождает долги и преддефолтное состояние. И таким будет итог усилий любой команды ВЭБа, если механизм финансирования его капитала не изменится.

Вывод: если России нужна госкорпорация развития, то ее следует адекватно финансировать.

Долги и платежи

Сказанное ни в коем случае не индульгенция всех долгов ВЭБа. В любом деле важна мера. Меру долгов ВЭБ явно превысил. А это значит, что, столкнувшись на практике с тем, что правительство злоупотребляет потенциалом ВЭБа, параллельно ограничивая возможности его капитализации, руководителям госкорпорации развития стоило брать пример с Андрея Громыко или с любого министра финансов и чаще говорить: «Нет!». Тогда и с бюджетным финансированием, возможно, дело быстрее продвинулось бы. Неслучайно источник РБК, сообщившего о досрочной (его контракт истекает лишь летом 2017 г.) отставке Дмитриева, сообщил, что его уход связан с тем, что он «просто выполнял, что ему скажут, и при этом не информировал о рисках», с которыми могут быть связаны те или иные решения правительства, те или иные финансовые операции, осуществляемые через ВЭБ. Но что делать с долгами, которые уже есть? О системном решении было только что сказано, но как быть прямо сейчас, когда ВЭБ признает, что во II квартале будет испытывать проблемы с погашением долгов? Проблема еще и в том, что по закону о госкорпорации развития государство не отвечает за ее долги.

Есть очевидное предложение устроить распродажу активов ВЭБа. Но тогда появляется новая сторона. Среди госбанков, наверняка, есть желающие поживиться за счет тех банков, которые санкционирует, неся убытки, ВЭБ и которые остаются на его балансе. ВЭБ, естественно, не готов прощаться с активами по дешевке. Это его баланс не украсит. В январе в Давосе Владимир Дмитриев предложил передать Связь-банк и «Глобэкс» в банк «Российский капитал»: «Они не останутся у нас, они перейдут под контроль, по сути дела, АСВ и будут развиваться как устойчивые финансовые институты». Идею в Москве поддержал министр экономического развития Алексей Улюкаев: «Мне кажется, все согласны с тем, что пойдет зачет обязательств ВЭБа перед Банком России через передачу активов, в том числе „Глобэкса“ и Связь-банка. А дальше было бы разумным под эгидой АСВ сформировать из „Российского капитала“ крупный банк». И развил свою мысль: «Я думаю, масштабы этого бизнеса не таковы, чтобы просто быть санатором компаний („Российский капитал“ является санатором „СУ-155“). Мне кажется, мы могли бы получить еще один полноценный банк. Если не получается у нас частная конкуренция, пусть конкурируют хотя бы государственные банки».

Судьба Связь-банка и «Глобэкса» теперь зависла. 17 февраля стало известно, что ЦБ обязал ВЭБ докапитализировать Связь-банк и «Глобэкс» на сумму около 27 млрд руб. Основание: летом 2015 г. именно на эти цели ЦБ передал 15% своей прибыли ВЭБу. Однако 4 сентября 2015 г. вышло постановление о том, что ВЭБ может использовать полученные от ЦБ 27,5 млрд руб. и на другие цели, как сообщает «Коммерсантъ». Между тем Дмитриев собирался передать санируемые банки АСВ «по рыночной стоимости». Сейчас средств для докапитализации Связь-банка и «Глобэкса» у ВЭБа нет.

Конечно, неоконченная история Связь-банка и «Глобэкса» — это малая часть долгов ВЭБа, но она иллюстрирует градус взимоотношений ВЭБа с другими гигантами-госбанками, которые готовы на проблемах ВЭБа расширить свои империи. К тому же РБК распространяет информацию о том, что наверху хотели бы видеть во главе ВЭБа Германа Грефа или хотя бы кого-нибудь из прошедших его школу зампредов Сбербанка.

Что же касается оперативного решения долгов ВЭБа в целом, то, хотя распродажи части его активов исключать не стоит, наметился совершенно адекватный вариант. Как 15 февраля написали «Ведомости», по последней версии Минэкономразвития антикризисный план правительства вырос в цене. Теперь предлагается потратить 980,3 млрд руб., что больше на 152,6 млрд руб., чем в предыдущей версии антикризисного плана. Прирост — это поддержка ВЭБа. Именно так: не финансирование выплат его долгов, а бюджетная поддержка. Как это и должно быть в любой год, даже кризисный. Другое дело, что этих денег ВЭБу может не хватить. Но, во-первых, главное — начать. А во-вторых, главное — начать правильно.

Николай Вардуль

Направления инвестирования Внешэкономбанка

Мнения лидеров   27.02.2016 08:54:35   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.