Назад в стагнацию

Оживление экономики перечеркнул крепкий рубль

Биржи Европы рухнули

Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

На первый-второй рассчитайсь!

На прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предполагающий разделение

ЦБ припустил от рубля

ЦБ припустил от рубля

Как поддержать рубль в новых условиях?

Банк России перешел на бег трусцой

ЦБ указал рублю на спуск

ЦБ может снизить ставку до 9,25%

Рубль надо снижать

ЦБ снизит ставку до 9,5%

Банки должны выполнить требования по обязательным резервам

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   25.02.2017 09:20:29

Фискальная лямка

О чем рассказал январский бюджет?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Фискальная лямка

Социальный блок правительства заботится о пенсионерах. Хотя размер пенсии долголетия не гарантирует. Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

14 февраля Минфин вывесил «Предварительную оценку исполнения федерального бюджета в январе». Ну и какой же оценки заслуживает бюджетная статистика?

С одной стороны, статистика соответствует бюджетному плану. Январский объем поступивших в бюджет доходов — 9,4% от годового плана, расходов — 7,9%. Дефицит федерального бюджета на 2017 г. определен в 3,2%, вот он неспешно и набирается, начав с январских 0,4% ВВП.

Тут же, правда, возникают и вопросы. 2017 г. начался совсем не так, как его предшественник. В январе 2016 г. бюджет был сведен с профицитом. Пусть это был единственный профицитный месяц прошлого года, но ведь какое начало! Повторить прошлогодний успех не удалось. Это еще не вопрос, а просто констатация. А вот дальше пойдут и вопросы.

Первый и, пожалуй, главный — а как же цены на нефть? Вопрос можно развернуть. Во-первых, план бюджета на 2017 г. строился из цены барреля в $40. И, как считает Минфин, при среднегодовой цене нефти $55 за баррель дефицит казны может сократиться до 1,5% ВВП, а при $60 за баррель — исчезнуть совсем. Но в январе 2017 г. картина была совсем другой: цена барреля нефти марки Urals составляла в среднем $53,2. Во-вторых, в январе 2016 г. баррель Urals и вовсе стоил меньше $30. Так почему же такие разные получились январи?

Частичный ответ дает сам Минфин. Неф­тегазовых доходов в январе в федеральный бюджет поступило на 485 млрд руб. (9,6% от годового плана), ненефтегазовых — на 779 млрд руб. (9,2% плана). Ответ в том, что ненефтегазовых доходов у бюджета существенно больше, чем нефтегазовых. Но и в этом ответе есть новый вопрос: почему январская доля годовых доходов в разбивке на нефтегазовые и ненефтегазовые примерно одинакова, ведь нефтегазовые получили изрядную ценовую премию по отношению к плану?

Ответы будут разные. Доли нефтегазовых и ненефтегазовых доходов в январе могли получиться примерно разными, несмотря на сверхплановые цены на нефть, потому что экономика за рамками нефтегазового сектора росла быстрее, чем было заложено в бюджете.

Очень хотелось, чтобы так и было. Но ведь не так. Как росли различные сектора экономики в январе 2017 г., еще окончательно не подсчитано, но понятно, что ненефтегазовые отрасли не могли превысить рубеж роста нефтяных цен. Тогда в чем же правильный ответ?

Его опять, и на этот раз исчерпывающе, дает сам Минфин. Он дан в той части «предварительной оценки», где говорится о том, кто и как пополнял бюджет в январе. Вот это место: «Доходы федерального бюджета за январь 2017 г. в разрезе федеральных органов исполнительной власти — администраторов доходов федерального бюджета, на которые приходятся максимальные объемы администрируемых доходов:

Федеральной налоговой службой — в сумме 900 087,1 млн руб., или 11,3% к прогнозным показателям доходов федерального бюджета на 2017 г.;

Федеральной таможенной службой — в сумме 283 849,4 млн руб., или 6,7% к прогнозным показателям доходов федерального бюджета на 2017 г.;

другими федеральными органами — в сумме 80 446,9 млн руб., 6,0% к прогнозным показателям доходов федерального бюджета на 2017 г.».

Из этих данных получается, что январский взнос таможни в федеральный бюджет по доле в годовом плане больше чем в полтора раза уступает взносу налоговиков. Но сверплановый рост нефтяных цен в первую очередь отражается на результатах таможни, собирающей нефтегазовые пошлины. Значит, налоговики административно придавили экономику крепче, чем таможенники нефтяников и газовиков.

И тогда главный ответ на нефтяной вопрос в январском бюджете звучит так: налоговики сумели ужесточить налоговое администрирование и взыскать с остальной экономики гораздо больше, чем таможенники с нефтяников и газовиков с учетом сверхплановых нефтяных цен. Главное в «предварительной оценке» Минфина — это фактическое признание в том, что ФНС своей активной результативностью выбивает из экономики едва ли не больше того, что та может дать с учетом только-только проблеснувших неуверенных видов на оживление. С точки зрения дальнейших макроэкономических перспектив отчет Минфина весьма тревожен.

Это со стороны доходов бюджета. А как со стороны его расходов? «Коммерсантъ» подсчитал, как в январе расходовались средства федерального бюджета по трем основным расходным блокам: социальная политика, военные расходы и «национальная экономика». Получилось вот что: впереди с огромным отрывом социальные расходы (и прежде всего 5000 руб. каждому пенсионеру) — за январь потрачено 16,2% от годового плана. С расходами в погонах — почти в 8 раз хуже: «из-за ужесточения практики авансирования расходов бюджетополучателей план исполнен лишь на 2,6%». А «национальная экономика» в январе бюджет вовсе не интересовала: годовой план, в который входят, в частности, государственные инвестиции, выполнен в январе, смешно сказать, на 0,7%.

«Мы должны констатировать ухудшение качества бюджетной политики, — указывает, например, Алексей Девятов, аналитик ФК „Уралсиб“, — что выражается в значительном сокращении расходов федерального бюджета на инвестиции в человеческий капитал на фоне роста затрат на оборону, социальную политику и вопросы общегосударственного характера». С ростом расходов на оборону, как мы видели, Девятов несколько погорячился, но его вывод вполне обоснован: «В условиях общего снижения расходов бюджета в текущем году на 2,4% в номинальном выражении (что, по нашим оценкам, соответствует сокращению расходов на 6,5% в реальном выражении) такая бюджетная политика сдерживает рост экономики. В этой связи актуальным вопросом бюджетной политики становится дискуссия о направлениях использования дополнительных доходов бюджета, которые при условии сохранения нефтяных котировок на текущих уровнях (55–56 долл./барр. за сорт Brent) в течение всего года могут составить 1,3–1,4 трлн руб.».

Это, повторим, вывод из анализа хода бюджетных расходов в январе. Увы, он мало чем отличается от вывода, сделанного на базе анализа бюджетных доходов. Получается, бюджет экономике не товарищ. По крайней мере, в январе.

Николай Вардуль

Предварительная оценка исполнения федерального бюджета за январь .jpg

Мнения лидеров   25.02.2017 09:20:29   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.