Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   03.06.2013 10:00:32

Хорошо сидим…

Чем хороша и чем плоха амнистия предпринимателей?

Хорошо сидим…

ИТАР-ТАСС

Май выдался бурным. В правительстве заговорили об антикризисном бюджете, министр экономического развития Андрей Белоусов выразил надежду на ускорение экономики во втором полугодии, бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил широкую амнистию предпринимателей, президент Владимир Путин отправил проект на доработку, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин выдвинул идею уголовной ответственности юридических лиц за незаконный вывоз капиталов. Это непроизвольно надерганные новости; все перечисленное имеет прямое отношение к тому, как будет развиваться российская экономика. Так как же?

Грань между экономикой и политикой

Первое, что четко показал май: экономика нуждается в политических решениях. «Финансовая газета» уже приводила аргументы Андрея Белоусова, но они стоят того, чтобы их повторить. Вот логика министра экономического развития: модель экономики необходимо модернизировать — это стратегический ответ на вызовы кризиса. Для этого нужны деньги, по подсчетам Минэкономразвития, минимум необходимых дополнительных вливаний в экономику измеряется 7,5% ВВП. Можно мобилизовать резервные фонды, но денег все равно не хватит, времени их накопить нет — экономика замедляется. Дать необходимые ресурсы может только подъем экономики. Здесь, на первый взгляд, тупик: чтобы найти средства на обновление экономики, нужен ее подъем, рост же экономики, по прогнозам самого Минэкономразвития, неуклонно снижается. Но Белоусов не считает, что круг замкнулся. Он настаивает на том, что инвестиционный потенциал в российской экономике налицо: объем сбережений достигает 30% ВВП. Правда, инвестируется только 20%, остальное уходит за рубеж. Значит, дополнительные, столь необходимые инвестиции экономике принесет улучшение инвестиционного климата, это не прекраснодушный призыв, а арифметика.

А еще это мостик в политику. Улучшение инвестиционного климата — отнюдь не только налоги или работа налоговиков. Капиталы бегут из России не столько из-за налогов, сколько из-за того, что не чувствуют себя здесь в безопасности.

Почему практически все крупнейшие российские частные компании и все чаще компании с госучастием регистрируются не в российской юрисдикции? Почему самые острые споры предприниматели предпочитают разрешать не в российских судах? Не из-за олигархического оскала, не из-за того, что предприниматели рассматривают Россию как «зону охоты», предпочитая накапливать капиталы там. Давно пора отложить пропагандистские клише в сторону и посмотреть всем известной правде в глаза.

Суды в России не независимы. Это в первую очередь подтверждается их решениями. 1% оправдательных приговоров в судах без привлечения присяжных — это тоже приговор, и отнюдь не оправдательный, отечественной судебной системе.

Изменение ситуации в российских судах, которым предстоит завоевать доверие не только силовых и правоохранительных органов, но и общества, и не в последнюю очередь бизнеса — ключ улучшения, в частности, инвестиционного климата. Это задача политическая.

Разговоров на эту тему предостаточно, «дорожных карт» не одна колода, были и «реформы» — вот только ситуация не меняется. Нужны действия, именно они в состоянии дать недвусмысленные сигналы тем же судам и правоохранителям.

Это горькое слово амнистия

Таким действием могла бы стать амнистия предпринимателей, которую предложил бизнес-омбудсмен Борис Титов. Амнистия — это выход на свободу тех, кто осужден по статьям, на которые амнистия распространяется. Люди, попадающие под амнистию, не становятся невиновными. Юридическая система логично исходит из того, что в тюрьмы невиновные не попадают. Амнистия — это не декриминализация тех статей, на которые она распространяется, УК остается без изменений. Амнистия — это лишь признание избыточной строгости, проявленной к осужденным по выбранным статьям.

Амнистия по смыслу — акт даже не юридический (правовая система не меняется), а гуманный. А в гуманности наша судебная система нуждается весьма и весьма. Недаром с детства знакомая цитата из «Кавказской пленницы»: «Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!» с годами вызывает все более горький смех.

Связь амнистии предпринимателей с улучшением инвестиционного климата очевидна. Она не столько в том, что к нормальной, в том числе и экономической, жизни возвращаются люди, готовые строить бизнес (в том числе готовые бороться за возвращение своего бизнеса), сколько в тех самых сигналах. Суды должны уловить сигнал в том, что если они и дальше будут предпочитать во всем полагаться на следствие и прокуратуру, а не на собственные расследования при честной конкуренции обвинения и защиты, при опоре на экспертные заключения, то следующим шагом может быть расследование действий самих судей. Если амнистия приведет к появлению новых уголовных дел, на этот раз против чрезмерно ретивых правоохранителей, значит, сигнал пошел и по этой системе.

Почему же 23 мая проект амнистии не получил поддержку президента Путина? До сих пор мы рассуждали об амнистии, не вдаваясь в детали. Но именно там, как известно, и прячется дьявол. С точки зрения проработки в деталях Путин назвал проект амнистии «сырым». Вот аргументы президента: «В число 240 тысяч наказанных за экономические преступления попадают совсем разные категории осужденных — там находятся фальшивомонетчики, люди, которые были осуждены за криминальный экспорт материалов двойного применения, которые могут быть использованы в производстве оружия и даже оружия массового уничтожения, там есть и другие категории граждан, которые осуждены формально по экономическим преступлениям, но степень их общественной опасности выходит далеко за рамки сути проблемы, о которой вы говорите (чрезмерное наказание за экономическое преступление)».

Путин не поставил крест на амнистии, он призвал тщательнее проработать те статьи экономических преступлений, на которые она распространяется. Но это не так просто.

Борис Титов согласен «прошерстить и сократить» количество статей для амнистии. Но «Путин вчера сказал, что нельзя говорить о фальшивомонетчиках. А у нас такая проблема: фальшивомонетчики — это статья вместе с подделкой ценных бумаг…, а подделку ценных бумаг часто использовали, чтобы обвинять предпринимателей. По некоторым делам, связанным с векселями, до сих пор еще не закрыты судимости… Тогда был шабаш с этими ценными бумагами, кто прав, кто виноват — сейчас очень сложно разобраться, давали вексель, он оказывался фальшивый, а ты им расплачивался и тебя обвиняли в подделке. Но вот эту статью нам придется убрать, потому что действительно она идет вместе с подделкой денежных знаков», — сказал Титов. Другими словами, ради того, чтобы амнистия состоялась, придется ее сокращать.

В какой-то мере это будет торг с правоохранительными органами и спецслужбами. Не секрет, что осуждение тех или иных предпринимателей по тем или иным статьям проходило при активном участии и «кураторстве» высоких фигур в этих органах. Которые, естественно, не намерены оказываться в результате амнистии под ударом.

Главное — чтобы амнистия состоялась.

Силовики, впрочем, не сидят, сложа руки. С новой инициативой выступил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. У него свой рецепт того, как добиться реализации инвестиционного потенциала нашей экономики здесь и сейчас. Это прямая альтернатива проведения амнистии предпринимателей.

Александр Бастрыкин предлагает ввести уголовную ответственность для юридических лиц за незаконный вывод капитала за рубеж. На физических лиц, руководителей компаний уголовная ответственность за подобные преступления (уклонение от налогов, отмывание капиталов) распространяется, уголовная же ответственность юрлиц — это штрафы, лишение квот, лицензий и в конце концов их закрытие. Бастрыкин уверен, что сведения о «судимости» компаний позволят добросовестным участникам коммерческого оборота проявлять большую осмотрительность при выборе контрагентов. Кроме того, по его мнению, государство не будет расходовать силы и средства сначала на привлечение компании к административной ответственности за незаконный вывод капитала за рубеж, а потом — на привлечение ответственного физического лица к уголовной.

По данным Банка России, в 2012 году из страны было выведено $56,8 млрд, что почти на $24 млрд меньше показателя преды­дущего года. При этом около $35 млрд пришлось на сомнительные операции.

«Сомнительные» операции — это еще не доказано преступные действия, хотя председатель ЦБ Сергей Игнатьев считает, что около половины из незаконно выведенных из России средств может приходиться на неустановленную группу людей.

За рубежом также озабочены миграцией капиталов, которая наносит мощный ущерб экономике. Но там не пошли дальше обсуждения «налога Тобина» — незначительного налога на капитал, покидающий страну раньше определенного срока. Сам налог был введен только во Франции.

Если идея Бастрыкина получит поддержку законодателей, экономические последствия для России предсказать нетрудно. Инвесторы оценят ее как дорогу с односторонним движением, и покупать инвестиционный билет в России в один конец желающих будет мало. Если бизнес оценит инициативу СКР как реальную, следует ждать взрыва вывоза капиталов. Ситуация может напоминать погрузку на корабли в Крыму после взятия Красной Армией Перекопа.

Совершенно очевидно, что законодательное оформление инициативы СКР перечеркнет сначала все надежды на слом тенденции замедления экономического развития, которую еще питает министр экономического развития Андрей Белоусов, а потом — и без того отдаляющиеся перспективы модернизации структуры отечественной экономики. Дальше получать загранпаспорт придется непосредственно в СКР.

Как это часто бывает, развитие российского инвестиционного климата на перепутье. Выбор — между надеждой на подъем экономики, и этот маршрут идет через амнистию предпринимателей, и дорогой к идеям чучхе, которая пролегает через инвестиционную политику, предлагаемую СКР: держать и не пущать!

Николай Вардуль

Мнения лидеров   03.06.2013 10:00:32   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.