Назад в стагнацию

Оживление экономики перечеркнул крепкий рубль

Биржи Европы рухнули

Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

На первый-второй рассчитайсь!

На прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предполагающий разделение

ЦБ припустил от рубля

ЦБ припустил от рубля

Как поддержать рубль в новых условиях?

Банк России перешел на бег трусцой

ЦБ указал рублю на спуск

ЦБ может снизить ставку до 9,25%

Рубль надо снижать

ЦБ снизит ставку до 9,5%

Банки должны выполнить требования по обязательным резервам

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   21.12.2015 12:35:15

Как не утонуть в озере «черных лебедей»

Если цену нефти нельзя прогнозировать, то как строить будущее?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Как не утонуть в озере «черных лебедей»

Нассим Николас Талеб уверен: будущего не знает никто. flickr.com by Salzburg Global Seminar

Котировки нефти меняются постоянно. Для России самое неприятное не только в том, что в целом цена нефти снижается, но и в том, что прогнозирование ее динамики, лежащее в основе бюджетных и иных правительственных планов, откровенно, демонстративно не работает. Что-то нужно менять. Что и как?

Рынок и аналитики

7 декабря цены на нефть снизились разом на 5,6%. Цены, как говорят на рынке, «тестируют» уровень в $40 за баррель, что еще совсем недавно казалось не более чем ночным кошмаром. Аналитики, гораздые все объяснять, но только задним числом, конечно, ссылаются на ОПЕК, которая отказалась сокращать квоты добычи. Толчком к снижению бездействие ОПЕК стать могло, но квоты не меняются весь 2015 г., так что рынок откровенно смеется над аналитиками.

Но те, не слыша этого хохота, продолжают отрабатывать свои деньги. Агентства и отдельные СМИ, убедившись, что пророков нет, перешли к «голосованию», пытаясь ориентироваться на консенсус-прогнозы. Например, по опросам 30 анонимных аналитиков получается, что в 2016 г. баррель нефти марки Brent будет стоить $57,95. Именно так, с точностью до цента. Неважно, кто эти аналитики, неважно, кто и как проводил опрос. Важно то, что результат все равно неубедителен. Истина не находится голосованием. По-моему, очевидно, что это не более чем упражнения во взаимной психотерапии. Впрочем, анонимным алкоголикам, говорят, помогает.

Агентство Fitch поступило мудрее. 30 ноября оно выпустило прогноз по нефтяным и газовым компаниям России на 2016 г. Он негативный. Причины: низкие цены на нефть (Fitch предусмотрительно обходится без конкретизации, отмечая лишь, что в 2016 г. цены на нефть расти не будут, их рост может произойти лишь в 2017 г.), повышение налогов на российский нефтяной сектор, окончание периода наращивания добычи нефти и постепенно усиливающееся воздействие от западных санкций.

Затоваренная бочкотара

Факт состоит в затоваривании рынка нефти. Предложение хронически превышает спрос. И в стратегии наращивания добычи в условиях падающей цены нефти, которую саудовцы в борьбе за доли рынка навязали остальным производителям, включая Россию, есть явная иррациональная составляющая.

Если вернуться к затовариванию, а сейчас, по данным Международного энергетического агентства (IEA), запасы нефти достигли 3 млрд баррелей, этого вполне достаточно для всей планеты на месяц, то пополнение резервов — это все-таки закупка, и эти закупки происходят тем быстрее и больше, чем ниже цены. Об этом лучше всего свидетельствуют самые последние действия Китая, который решил воспользоваться декабрьским падением, чтобы еще больше нарастить свои резервы. А когда резервы перестанут пополняться по физическим причинам полной заполненности всех пригодных для этого емкостей, цены еще больше упадут, так как упадет спрос.

Остается ждать эффект снижения инвестиций в нефтедобычу, но те же накопленные резервы могут, как подушкой, слегка этот эффект придушить.

Живучесть сланцев

В условиях неопределенности не стоит недооценивать технический прогресс. Когда Саудовская Аравия начала ценовой газават и вытеснение с рынка непрошенных сланцевых производителей, то в этом казавшемся успешном вытеснении, было что-то противоестественное. При всей экологической спорности сланцевая добыча доказывала, что новые технологии способны ввести в оборот ресурсы, которых на прежнем техническом уровне просто не было. История учит: будущее за новыми технологиями, если они доказывают свою эффективность.

Как выясняется, слухи о кончине сланцевого производства нефти оказались несколько преувеличенными. Как пишет РБК, уже очевидно, что прогнозы полуторагодичной давности относительно того, что падение цен на нефть ниже $70 за баррель приведет к вытеснению с рынка североамериканских производителей, несостоятельны. Дело именно в совершенствовании и удешевлении технологии. Компании, работающие на основных сланцевых месторождениях (Bakken в Северной Дакоте, Eagle Ford и Permian в Техасе), сумели существенно снизить уровень точки безубыточности по проектам. «То, что должно было, как недавно казалось, перестать работать при $70 за баррель, сейчас вполне конкурентно и при $45 за баррель», — цитирует РБК директора Московского нефтегазового центра Ernst & Young Дениса Борисова. По его мнению, даже фактическое падение добычи не означает, что североамериканские сланцевые проекты безропотно покинут рынок.

Хотя бы потому, что технологически срок жизни скважин для сланцевых формаций существенно ниже, чем для традиционной нефти. С одной стороны, это действительно увеличивает удельные капитальные издержки, а с другой (особенно с учетом действующих налоговых вычетов в США) — повышает мобильность реагирования на ценовые вызовы. «Как результат, при восстановлении цен объем дополнительной нефти вновь будет оказывать влияние на мировой баланс спроса и предложения», — поясняет Денис Борисов.

Упоминавшиеся аналитики и прогнозисты любят ссылаться на данные американской нефтесервисной компании Baker Hughes, которая регулярно информирует о числе эксплуатируемых в США буровых установок. Динамика формально против сланцевиков: число установок на 20 ноября в годовом выражении снизилось на 60,7% — с 1172 до 757 единиц. Но разработчики сохраняют высокую активность на всех крупнейших сланцевых месторождениях. По оценкам МЭА, добыча на Bakken к концу 2015 г. сократится в годовом выражении на 12%, на Eagle Ford — на 25%. Одновременно с этим добыча сланцевой нефти на месторождении Permian вырастет на 0,6% — до 2,02 млн барр. в сутки. При этом число буровых установок на Permian сократилось на 49% по сравнению с пиковым значением, на Bakken — на 68% и на Eagle Ford — на 66%. Удельная эффективность растет. По данным экспертов, даже при уменьшении количества нефтедобывающих вышек на 20% объемы добываемой нефти все равно будут расти.

Положительная динамика добычи сланцевой нефти в США в ближайшие годы будет обусловлена тем, что расходы на реализацию этих проектов постоянно снижаются благодаря внедрению новых технологий. Кроме того, компании, работающие в данном направлении, не облагаются налогами, так как до недавнего времени отрасль не считалась перспективной. «На рынке сланцевых углеводородов в США доминируют небольшие компании, которые самостоятельно инвестируют в развитие этого направления. Основной объем инвестиций в эту отрасль был сделан еще до резкого снижения мировых цен на нефть, поэтому данные проекты не будут закрываться — компании находят способы оптимизировать свою экономику», — поясняет ситуацию РБК директор по энергетическому направлению фонда «Институт энергетики и финансов» Алексей Громов.

По оценке Международного института экономики и финансов НИУ ВШЭ, если в 2012 г. себестоимость добычи сланцевой нефти составляла примерно $64–97 за баррель в зависимости от месторождения, то к 2015 г. она снизилась более чем на $30.

Вывод: сланцевая добыча выдержала ценовой натиск. Более того, американская ExxonMobil планирует в текущем году начать разработку ряда новых проектов по добыче сланцевой нефти на месторождении Permian, а небольшим компаниям, разрабатывающим сланцевые проекты, продолжают оказывать поддержку фонды прямых инвестиций.

Если приведенная информация верна, стоит выслушать бывшего вице-премьера Альфреда Коха, который в FB предупреждает: стратегия нефтешейхов может измениться. Раз с рынка не удается выдавить живучих сланцевиков, то почему бы не выдавливать российские компании заодно с венесуэльскими?

Выводы для России

Кох может оказаться неправым, но выводы делать надо. И, уверен, не те, что сделал министр экономического развития Алексей Улюкаев, который прогнозирует рост цен на нефть во второй половине 2016 г., так, чтобы базовый для бюджета прогноз цены барреля в $50 не нужно было менять. Это не прогноз, а подгонка под ответ.

Впрочем, давно пора открыто признать: цену нефти невозможно прогнозировать. Это, в частности, показывает автор теории «черных лебедей» Нассим Николас Талеб. «Черные лебеди» — это события, которые невозможно предвидеть или прогнозировать, но которые существенным образом меняют жизнь. Объяснить их, конечно, можно, но только ретроспективно. У Талеба «черные лебеди» — это доказательства того, что жизнь многократно сложнее казино. В казино есть ограниченный набор факторов, укладывающихся в определенную систему, влияющий на результат, в жизни их бесконечно больше, включая абсолютно непредсказуемых «черных лебедей».

В России теория Талеба становится популярной. 30 ноября замминистра экономического развития Олег Фомичев сравнил российскую экономику с прудом черных лебедей. Почему с прудом, а не с озером, надо выяснять у него. Что к «черным лебедям» обратились именно в Минэкономразвития, понятно. Это оправдание «блестяще» не сбывающихся прогнозов, ради которых министерство в свое время и создавалось.

Талеб — не только философ-скептик. Он еще и достаточно успешный биржевой трейдер. И у него «черные лебеди» — это не внезапное обрушившееся на голову зло, непредсказуемые события могут приносить удачу. Талеб предлагает простую модель поведения на рынке. Во-первых, обезопасить свои средства. Он предлагает до 85% средств вкладывать в самые надежные правительственные облигации. Во-вторых, не бояться рисковать. Оставшиеся средства распределять среди нескольких (чем больше, тем лучше) стартапов, инновационных проектов. В-третьих, не считать неудачные рискованные вложения поражением. Это поиск «черного лебедя», который прилетит только к тому, кто готов рисковать.

Если согласиться с наличием «черных лебедей», то как с ними уживаться России на государственном уровне? Если сосредоточиться на бюджете, то, строго говоря, бюджетное правило было страховкой от них. Напомню, предполагалось не прогнозировать цену нефти, не заниматься безнадежным делом, а закладывать в бюджет среднюю цену за 10 предшествующих лет. Она должна была погасить колебания. С вложениями в инновации, правда, было хуже и при бюджетном правиле. При превышении фактической цены бюджетного ориентира, деньги шли в резерв.

Сегодня надо не просто закладывать в бюджет «третий» рискованный прогноз, а строить расходы так, чтобы и при этом рискованном варианте не возникало секвестральных судорог и урезания всего под одну гребенку, необходимо в любом случае сохранять приоритеты, которые позволили бы взлететь на «черном лебеде», а это прежде всего развитие «человеческого капитала». Значит, расходы предстоит сокращать и точнее нацеливать.

На вопрос «как?» отвечает, например, Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы при правительстве: «Нам нужно определиться со стратегией, и дальше проводить те реформы, которые необходимы для самостоятельного роста экономики, независимо от цен на нефть». Он подчеркнул еще одну сторону: «Нужно серьезно заняться экономикой, поскольку сейчас она вторична по отношению к вопросам геополитики, безопасности». Если перевести последнюю фразу на язык «черных лебедей», она означает: не надо приманивать тех из них, кто несет с собой негатив и разрушения.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   21.12.2015 12:35:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.