Не все санкции освобождают

Санкции вместо налогов

Сами не рады

Сами не рады

Банки РФ видят риски в Украине

Росимущество требует дивидендов

Дивиденды должны быть не меньше 50% прибыли

Закупки проконтролируют

Новое постановление кабмина

Набиуллина: Россию не отключат от SWIFT

Набиуллина отчиталась перед Путиным

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти с Украины

Чиновников премируют за экономию

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

Восемьдесят три человека

Ежегодное исследование компании Knight Frank, посвященное анализу распределения

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   10.02.2014 17:10:30

Как вывернуть офшорные карманы

Минфин предлагает план

Как вывернуть офшорные карманы

Антон Силуанов и Михаил Мишустин не устают расставлять капканы на офшорные компании и их владельцев. Евгений Глотов

Тема борьбы с офшорами из фазы призывов и угроз переходит в фазу стратегической операции. Какой она будет, знает Минфин. Его цель — недопущение ухода налогов из страны. Средства — введение в Налоговый кодекс четких понятий «налоговое резидентство компаний», «фактический получатель (собственник) дохода» и «контролируемые иностранные компании». Это главные инструменты, всего же Минфин предлагает план из 21 пункта.

С офшорами, как не раз писала «Финансовая газета», связан целый клубок проблем. В офшоры российские компании выталкивает не только нежелание платить налоги в российскую казну, но, главным образом, подобное бегство означает оценку российской юрисдикции как мало пригодной для ведения бизнеса. Из-за отсутствия защиты частной собственности, произвола чиновников и силовиков и зияющего отсутствия независимого суда. Именно так понимая предпочтения офшоров, ректор Академии народного хозяйства и государственного управления Владимир Мау 13 января 2014 года предупреждал: «Если говорить о переводе (крупного российского бизнеса. — Н.В.) в национальную юрисдикцию, то это задача сложная и долгоиграющая. От нее не надо ожидать эффектов для роста. Это проблема легализации экономической жизни, а не проблема повышения темпов роста по сравнению с предыдущим годом. Это качественная проблема, а не количественная, и в этом смысле она долгоиграющая».

Ключ — улучшение делового климата, то есть повышение конкурентоспособности российской юрисдикции в глазах бизнеса, именно эта задача «сложная и долгоиграющая», по словам Мау. Главным образом потому, что решается на политическом уровне. Зададимся простым вопросом: какая власть готова сама создавать себе ограничитель в виде независимого суда? Никакая. Но лишь до тех пор, пока люди во власти не осознают временность и сменяемость своего там пребывания. Когда ты сегодня во власти, а завтра в оппозиции, тебе для решения неизбежно возникающих конфликтов необходим авторитетный, а значит, независимый суд. Отсюда следует, что центральная проблема улучшения делового климата — это не «дорожные карты», которые, как и движение по ним, безусловно, необходимы, а развитие политической конкуренции.

Сказанное, конечно, не означает, что проблему офшоризации российской экономики не надо решать в современных условиях. Надо выбрать локальную задачу. Минфин так и поступил. Он не берется повышать конкурентоспособность российского государства в целом, его задача — бюджет и его наполнение. Минфин предлагает ввести в Налоговый кодекс три новых понятия — «налоговое резидентство организаций», «фактический получатель (собственник) дохода» и «контролируемые иностранные компании».

Налоговое резидентство — важнейшее понятие в налоговом праве. Оно определяет налоговую юрисдикцию, на территории которой возникают обязательства и осуществляется конечная налоговая ответственность налогоплательщика.

Существует два основополагающих принципа налогообложения: принцип резидентства и принцип территориальности. Принцип резидентства предусматривает налоговую ответственность как физического, так и юридического лица по месту нахождения его налогового домицилия (все доходы, полученные в разных юрисдикциях проведения коммерческой деятельности, облагаются налогами в стране, в которой эти лица являются резидентами). А принцип территориальности реализует налоговый суверенитет каждого государства (все доходы, полученные на данной территории, подлежат налогообложению в юрисдикции их происхождения). В России применяется принцип резидентства, поэтому особенно важно четко определить место резидентства того или иного хозяйствующего субъекта.

Введение понятия «налоговое резидентство организации» в первую очередь позволит отследить те компании, у которых нет постоянного представительства в России. «В основном это финансовые структуры и холдинги. Точной статистики по ним нет, но есть четкая тенденция: офшорные элементы проявляются уже и на уровне средних компаний, не говоря о крупных компаниях. Причем часть из них используют офшорные схемы «по памяти 1990-х годов», — комментирует это положение газете «РБК Daily» партнер PWC Михаил Филинов.

Понятие о «фактическом получателе (собственнике) доходов» позволит не применять пониженные ставки по процентам, дивидендам и роялти в соглашении о двойном налогообложении в том случае, когда «получатель» является всего лишь агентом, а не фактическим получателем дохода, говорит управляющий партнер «Deloitte, СНГ» Геннадий Камышников.

В налоговом законодательстве уже есть понятие лица, имеющего фактическое право на доход, но это не то же самое, что и «бенефициарный собственник» в экономическом смысле. «Российский бизнесмен может стоять над российским заводом, за слоями офшорных компаний, и экономически — он бенефициарный собственник завода, — объясняет Михаил Филинов. — Но одновременно кипрский холдинг, который получает дивиденды от завода, может быть „лицом, имеющим фактическое право на доход“, если он будет, например, реинвестировать полученные дивиденды в другие заводы, а не перераспределять далее по офшорной цепочке».

Уже сейчас Россия требует, чтобы иностранная компания, которая применяет налоговую льготу к доходу из России, была его «бенефициарным собственником». Это прописано в соглашениях об избежании двойного налогообложения. «Если в дополнение к этому в законодательстве появятся четкие правила того, что подразумевается под „бенефициарным собственником“, может наступить большая ясность. С другой стороны, правила могут быть прописаны слишком сурово, что погубит и абсолютно легальные, и честные схемы, не имеющие своей целью уход от налогообложения», — добавляет Филинов.

Россия использует мировой опыт. Пример — правила налогообложения доходов иностранных контролируемых компаний — СFC rules (аббревиатура образована от слов Controlled Foreign Corporation). Намерение ввести CFC rules заложено в Основных направлениях налоговой политики РФ на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, разработанных Минфином. Суть СFC rules во всем мире заключается в налогообложении прибыли иностранной компании в государстве, резидентом которого является бенефициар этой организации. Подобные правила могли бы стать эффективным инструментом для борьбы с распространенными в России случаями агрессивного налогового планирования, когда пассивные доходы бенефициара уводятся от российского налогообложения за счет их искусственного перемещения на уровень офшорной компании. В результате прибыль, не попадая в имущественную сферу бенефициара, выводится из-под российского налогообложения. В последующем из офшорной юрисдикции прибыль может перетекать обратно к российской организации, но уже будучи оформленной в качестве займа, а не дивиденда владельца. Принцип CFC rules обязывает гражданина страны и бенефициара зарубежной компании декларировать свою долю в доходе корпорации, что дает налоговикам возможность предъявлять требования к собственнику напрямую.

Понятно, что план Минфина не всеохватен. В первую очередь он исходит из того, что бенефициары или собственники доходов офшорных компаний являются российскими налоговыми резидентами, что бывает далеко не всегда. Но это важный и совершенно практический шаг по деофшоризации российской экономики с точки зрения борьбы с налоговыми уклонениями.

Вот только следствием может быть окончательный переезд не только холдингов-владельцев российских компаний, но и их фактических владельцев — физических лиц за рубеж, что уже и так активно происходит.

Остается повторить еще раз: магистральный путь деофшоризации российской экономики — это повышение конкурентоспособности российского государства. Владимир Путин ставил такую задачу еще на заре своего первого президентства. Но она так и не решена, раз капиталы предпочитают бежать из России, а компании обзаводятся «вторыми паспортами».

Николай Вардуль

Мнения лидеров   10.02.2014 17:10:30   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.