Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   13.11.2015 16:04:15

Каким будет 2016 год для российской экономики?

Гавриленков против Кудрина

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Сентябрь вселил оптимизм, правда, осторожный, о чем «Финанасовая газета» писала. На календаре ноябрь. Что с оптимизмом?

Даешь 2,5%!

Он неистребим. По итогам сентября Евгений Гавриленков, главный экономист, управляющий директор компании Sberbank CI В., писал: «Был зафиксирован помесячный рост инвестиций даже с поправкой на эффект сезонного сглаживания и календарные факторы. Мы считаем, что это связано с повышением макроэкономической стабильности». Мало того: «2016 г. может быть сильным, и мы считаем, что рост ВВП в 2,5% будет реалистичным прогнозом». 3 ноября на ленте агентства «Прайм» он продолжил настаивать на своем прогнозе. Гавриленков повторил свою оценку сентября: «Выпуск в базовых секторах упал на 4,3%, что лучше сокращения на 5,2% в августе». И соответствующий вывод: «Если эти тенденции продолжатся в IV квартале 2015 г., можно ожидать хороших результатов в 2016 г., и тогда рост ВВП на 2,5% в следующем году становится реалистичным прогнозом». С макроуровня он спустился на отраслевой: «С поправкой на эффект сезонного сглаживания и календарные факторы промышленное производство и инвестиции выросли по сравнению с августом, тогда как оборот розничной торговли, по всей видимости, не изменился. В сельском хозяйстве годовой рост за сентябрь составил 4%, а годовой рост за девять месяцев 2015 г. достиг 0,4%. При этом в грузоперевозках также отмечался рост: 0,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года».

Здорово. Оптимизм — это то, чего нам постоянно не хватает. Но, конечно, остаются «но». Гавриленков не один видит 2016 г. не в красной, а в зеленой зоне. Но почему столь впечатляющий рост — 2,5%? С такой цифрой из серьезных авторитетных экономистов он выступает едва ли не в одиночестве.

За день до повторного выступления Гавриленкова, 2 ноября, агентство Reuters опубликовало свой очередной ежемесячный макроэкономический опрос, посвященный экономике России. Как обычно, в нем принимали участие экономисты из 14 крупнейших российских и международных компаний и банков.

Консенсус-прогноз выхода России из экономического кризиса: возвращение российской экономики на положительную траекторию роста состоится не ранее III квартала 2016 г. Средние прогнозы экономистов в отношении динамики ВВП в 2015 и 2016 гг. составили минус 3,9% и плюс 0,3% против минус 4,0% и плюс 0,2% месяцем ранее. Консенсус-прогноз спада российской экономики в последнем квартале 2015 г. остался без изменений на уровне 4%, что предполагает небольшое замедление рецессии. Рост ВВП, согласно средним прогнозам, состоится в III квартале 2016 г., прибавка составит скромные 0,3% в годовом выражении. За оставшийся квартал выйти на годовой рост в 2,5% вряд ли возможно.

ekonom

Гавриленков, конечно, знает обоснование своего сверхоптимизма, но, как Мальчиш-Кибальчиш, держит эту тайну при себе. Понятно, что главные надежды — на рост инвестиций: в заветном сентябре они увеличились на 4,4% по сравнению с августом, но по отношению к сентябрю 2014 г. остались в минусе, сократившись на 5,6%. Так что, если рассуждать в годовом измерении, налицо лишь замедление падения инвестиций. Если Гавриленков просто экстраполирует сентябрьский помесячный рост инвестиций, то вряд ли его оптимизм имеет прочную базу, во всяком случае, пока. В октябре он рассчитывал еще на дальнейшее ослабление рубля.

3 ноября новых аргументов Гавриленков не привел. Он констатирует некоторое ускорение инфляции в октябре, что объясняется ослаблением рубля в августе. Но не видит в этом тормоза для роста инвестиций и, более того, рассчитывает на рост потребительского спроса в 2016 г. за счет нового витка потребительского кредитования.

гавриленков евгений

Евгений Гавриленков: «Рост ВВП на 2,5% в следующем году — реалистичный прогноз»

Очень хотелось бы, чтобы прогноз Гавриленкова сбылся, но убедительным я его назвать не могу.

Опрошенные Reuters экономисты также оснований, которые могли бы существенно ускорить подъем российской экономики, не приводят. Консенсус предполагает, что ставка ЦБ РФ на декабрьском заседании совета директоров Банка России будет снижена до 10% против 10,5%, по итогам предыдущего опроса. Это снижение может стать одной из поддержек для подъема экономики, но, как мы уже видели, рост в 2016 г. ожидается, скорее, в пределах статистической погрешности, чем на уровне в 2,5%.

Хорошо, что есть оптимисты, хорошо, что они не рассчитывают на подарки нефтяной конъюнктуры, которых не дождаться, пока даже власти в лице Минэкономразвития придерживаются гораздо более скромных прогнозов на 2016 г.: рост, но всего на 0,7%.

В капкане «проциклической политики»

Есть комментарии от Алексея Кудрина. 21 октября он заявил: «Из кризиса мы выберемся, я поддерживаю цифры, которые публикует Минэкономразвития, похоже, наша экономика нащупала дно». Но Кудрин считает, что три квартала 2016 г. нас все-таки ждет не рост экономики, а ее незначительное снижение. Точнее, экономика останется практически на сегодняшнем уровне: «Если мы останемся на этом уровне еще три квартала, статистически на следующий год ВВП будет ниже (за счет высокой базы начала 2015 г. — Н.В.), и все будут говорить, что у нас падение. Месяц к месяцу, квартал к кварталу падения не будет. Может, даже будет какой-то минимальный, символический рост». Во всяком случае, до 2,5% рост ВВП не дойдет.

Когда один приводит свои цифры, а другой — свои, но нет ответа на вопрос, почему каждый считает свои цифры правильными, спора не получается. Кудрин, в отличие от Гавриленкова, все-таки привел достаточно подробную аргументацию своей позиции 2 октября в интервью BFM.

Вот, например, что он говорит об инвестициях, без которых поворот к росту экономики невозможен: «Главным источником всех инвестиций в любой стране — и в Китае, и в России, и в США — являются сбережения населения. Объем средств компаний на счетах банков говорит об уровне сбережений. Сейчас он у нас высокий — 24% ВВП. А вот инвестиций из них — всего 18% ВВП, т. е. в нашей экономике есть деньги, которые не идут на инвестиции». «Мало кто знает, хотя это известная статистическая сумма, что в прошлом году инвестиции в России составили 13,5 трлн руб. Это серьезные инвестиции, 20% ВВП. В 2013 г. они составляли 21–22% ВВП, в этом году примерно номинально будет эта же цифра. С учетом инфляции она означает сокращение инвестиций в реальном выражении примерно на 10%, и в процентах к ВВП это снижение примерно до 17%. Но в номинальном выражении их объем сохраняется примерно на уровне 13,3–13,4 трлн руб. Раньше это в долларах было примерно 400 млрд. Сейчас — чуть больше 200 млрд долл. Это означает, что эти 13,3 трлн руб. откуда-то поступают. В основном за счет прибыли предприятий — больше 50%. Остальное — за счет разных программ заимствований на рынках, в том числе и кредитов в банках. В этом смысле мы не можем говорить, что инвестиций нет или что в России нет источников инвестиций. Есть большие риски по инвестициям. Чтобы их осуществить, нужно понимать, что будет через два-три года в экономике, не прыгнет ли инфляция с 7 до 15% снова, если снизится до 7%; не рухнет ли курс рубля еще раз; не введут ли новые налоги на нефтяников или на любой другой бизнес, потому что надо закрывать дефицит Пенсионного фонда. Поэтому бизнес очень обеспокоен — неизвестны перспективы».

По-моему, убедительно. Есть в том же интервью и еще одна просто изложенная, но важная характеристика отличия сегодняшней политики правительства от проводимой в кризис 2009 г. Понятно, что тогда были накопленные резервы, что позволяло правительству проводить «контрциклическую антикризисную политику», т. е. госрасходы компенсировали падение спроса. В условиях 2015 г., когда близится исчерпание резервов, правительство вынуждено госрасходы резать, а это «проциклическая политика», т. е. политика погружения в кризис. «К сожалению, правительство, уменьшая расходы, добавляет проблем росту, потому что уменьшаются в первую очередь строительство дорог, инвестиции в образование, в здравоохранение. Уменьшается жилищно-коммунальное строительство. Нынешняя проциклическая политика — результат того, что до кризиса страна жила не по средствам. Но в рамках сегодняшних объективных условий, в которых находится правительство, оно делает то, что считает возможным», — считает Кудрин.

И вот его вывод: «Мы дошли до края, и теперь уже без реальных реформ не обойтись никак». Правда, как в знаменитой песне Высоцкого, мы на краю немного еще постоим: «Исхожу из того, что в ближайшие три года никаких политических изменений не будет. Через три года — президентские выборы». По сути, Кудрин имеет в виду в первую очередь сокращение госрасходов, адресную социальную помощь, увеличение возраста выхода на пенсию.

А без даже только таких реформ остается жить в условиях «проциклической экономической политики», а она ускорению выхода из кризиса не способствует.

Главный итог заочного спора. Оба оппонента — и Кудрин, и Гавриленков — рассуждают исключительно как экономисты, но их спор показывает, что без выхода на политический уровень, где принимаются решения о любых серьезных реформах, экономических проблем не решить. И не облегчить выход из кризиса.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   13.11.2015 16:04:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.