Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   06.06.2015 09:56:32

Какую спецслужбу предлагает создать Герман Греф?

Главные риски реформы госуправления в России

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Какую спецслужбу предлагает создать Герман Греф?

Герман Греф предлагает суперстратегическую реформу. Михаил Метцель / ТАСС

28 мая «Ведомости» опубликовали беспрецедентное по объему интервью главы Сбербанка Германа Грефа. В нем он показал себя и как банкир, и как политик, и как профессиональный реформатор. Последнее словосочетание в России может восприниматься как ругательство, слова «реформы» и уж тем более «реформаторы» по-прежнему непопулярны. Но по сути реформатор — это вовсе не тот, кто ловит рыбу в мутной воде; это — стратег. Так какой же стратег Герман Греф?

Первая попытка

В принципе Герман Греф появился на авансцене российской политики именно как стратег. Он возглавил Центр стратегических разработок (до сих пор считаю, что словечко «разработок» было выбрано неудачно, в нем слышится что-то от работы спецслужб, которые если, не дай бог, и выработают стратегию развития страны, то точно не самую эффективную), который задумывался как мозговой центр принятия стратегических решений тогда только вступающего в президентскую должность Владимира Путина. Греф с самого начала был в первую очередь технократом, он всегда бежал от вовлеченности в любую политически окрашенную общность — будь то либералы, к которым в конце концов все-таки был причислен, в том числе и усилиями СМИ, или тем более государственники или дирижисты.

Потом он стал министром только что и в значительной мере именно под него созданного Министерства экономического развития, которое в принципе было призвано проталкивать в правительстве реализацию «разработок» одноименного Центра. Достаточно логичное карьерное продвижение, свидетельствовавшее и об уровне доверия к Грефу со стороны Путина.

Но с продвижением разработанных сначала Центром стратегических разработок, а потом и Минэкономразвития программ случилась заминка. Сегодня сам Греф признает, что задуманное и прописанное в его программах было реализовано от силы на 60%. С момента выдвижения первой стратегической программы, стоит напомнить, прошло 15 лет. Есть множество стран, сумевших за подобный срок коренным образом преобразиться, да и в истории нашей страны такие волны происходили не раз. Россия тоже, конечно, изменилась. ВВП был практически удвоен, хотя первоначально эта задача (автором идеи является не Герман Греф, а тогда советник президента Путина, ныне горячий оппозиционер Андрей Илларионов) ставилась не на 15, а на 10 лет, но качество институтов государства, а именно они были главным предметом программ Грефа, прогрессировало гораздо хуже. Почему? На этот вопрос попробую дать ответ позже.

На новой позиции главы крупнейшего в России, естественно, государственного банка Герман Греф остался прежде всего стратегом. Сбербанк преобразился гораздо больше, чем само государство. В том числе за счет ставки на новейшие технологии. Здесь Греф без всякого преувеличения показал себя как эффективный менеджер, главная отличительная черта которого — видение будущего. Неслучайно в интервью «Ведомостям» он с явным удовольствием рассказывает о контактах с компанией Google.

Вторая попытка

Если же вернуться на макроуровень, то Греф никогда не замыкался интересами Сбербанка, а последнее время постоянно выступает с идеей необходимости реформировать не ту или иную отрасль, а сам процесс разработки, принятия и реализации решений на государственном уровне. По сути, он предлагает и масштабнейшую административную и, если называть вещи своими именами, политическую реформу. Начинание сколь смелое, столь и рискованное, но, по мнению Грефа, совершенно необходимое.

Сам он, правда, слова, связанные с большой политикой, а реформа принятия решений затрагивает сердцевину политики, использует очень и очень дозированно. Он рассуждает намеренно просто. Вот так: первый шаг формулируется общо. «Доходы населения падают, спрос со стороны государства падает, и источников для новой волны экономического роста пока не видно. Есть только один выход из ситуации — развернуть серьезные реформы всех отношений в экономике». Довольно привычная уже констатация, особенно если бы Греф вместо слегка тревожной формулировки «реформа всех отношений в экономике» использовал уже давно набившую оскомину и ничего, кроме зевоты, не вызывающую фразу «структурные реформы». Но задача Грефа не убаюкать, а подготовить. Подготовить ко второму практически революционному шагу: «Прежде чем начинать реформировать нечто, нужно сначала создать эффективную систему управления. С существующей сегодня опасно начинать серьезные, широкомасштабные реформы».

Такое мог бы сказать и Алексей Навальный. Но Навальный по одну сторону политической баррикады, а Греф — по другую. Греф подчеркнуто технократичен. «Элементы системы управления разделили на hard skills (технические системы, процессы и навыки, связанные с выполнением задачи) и soft skills (человеческие навыки, обеспечивающие эффективность деятельности, включая лидерство, стиль управления, корпоративную культуру). От состояния первой зависит 15% успеха, а вторая обеспечивает 85%», — после слов о том, что с существующей системой управления начинать серьезные реформы опасно, такое продолжение намеренно сбивает политический градус. Сбивает, но вовсе не гасит, потому что Греф разъясняет: «Между странами идет мощнейшая глобальная конкуренция, чего раньше не было, и побеждают те, кто инвестировал в soft skills, в развитие системообразующих институтов, во все, что связано с человеческим капиталом, в построение инвестиционного климата. Есть hard skills, связанные с качеством работы институтов, и есть общественная парадигма, идеология, на которой все держится. Вот ключевой тренд, в который нам надо встраиваться. Все рассуждения о реформах нужно свести к одной реформе, если мы ее не сделаем, то другие не получатся или будут искажены». «Общественная парадигма», таким образом, обеспечивает 85% эффективности системы управления — запомним. Греф подчеркивает: «Я не про политическую волю, а про политическое устройство, институты, разделение властей».

У Грефа есть и ответ на вопрос, почему неэффективна существующая система государственного управления. Оно не политическое, а опять технократическое: «Когда машина не нацелена на результат, она генерирует процесс. Клиентами этой машины являются не граждане, а руководство, которое, в свою очередь, не получая результата, дает новые поручения в еще более жесткой форме. Машина от страха начинает генерировать еще больше документов, пытаясь угадать волю принципала и отрываясь от содержания. И так будет продолжаться, пока мы не поставим в центр этой системы интересы гражданина и бизнеса и не начнем для всей системы ставить задачи с очевидной конечной целью.

Это и есть performance management, т. е. управление результатом. У каждого поручения есть цель. Иногда достичь ее можно, изменив поручение. Иногда можно обозначить конечную цель, не определяя процесс. Но если вся система нацелена на процесс, а не на результат, то она начинает воспроизводить все больше пены, возникает больше проблем, сверху поступает все больше поручений — ведь результата, удовлетворенности нет. Эти поручения начинают отрабатывать с все большей активностью и абсурдностью. Работа на процесс — черта госаппарата в любой стране. Для неэффективного бизнеса конец наступает гораздо быстрее: ресурсы заканчиваются, и начинается банкротство. А измерить результат госаппарата гораздо сложнее».

Любая реформа не гарантирует успех. Уж мы-то в России знаем это наверняка. Но чем сложнее реформа, тем скупее шансы. Греф рассказал: «Я недавно читал отчет McKinsey об исследовании трансформационных проектов. У любого такого рода проекта всего 30% шансов на успех. Цифра, заставляющая вздрогнуть любого начинателя. Но из 70% неуспешных проектов 39% провалились из-за того, что участники проектов не хотели меняться. Мы же все абстрактно за изменения. … Вы будете согласны на любые изменения, только не на те, которые затрагивают непосредственно вас. Еще 31% проектов провалены из-за личной невовлеченности в реализацию проекта его лидера».

Таковы риски performance management в «трансформационных проектах». Но это не повод опускать руки. Греф приводит success story: «В мире есть целый ряд программ изменений. Например, считалось абсолютно неэффективным правительство Малайзии. Все то, что можно было сказать про тупики, говорилось про него. Сегодня же это один из примеров трансформационного проекта в достаточно большой стране. Они создали агентство Performance Management and Delivery Unit (PEMANDU). В короткий срок этот орган совместно с министерствами радикально изменил результативность работы правительства. К примеру, только за первый год работы уличная преступность сократилась на 40%!».

Почему Россия не Малайзия?

Пример Малайзии привлекателен для России еще и потому, что эти успехи были достигнуты при том, что Малайзия резко отказалась следовать рекомендациям МВФ, т. е. вступила в неравный бой с условным эконом-политическим мейнстримом и вышла из него победителем. Чем не пример для сегодняшней России?!

Греф обосновывает таким образом создание административно-экономической «спецслужбы» — некого самостоятельного органа, отделенного от правительства и подчиняющегося только президенту, это «специально заточенный аппарат, который занимается только планированием изменений, подготовкой специалистов для всех ведомств, пилотированием изменений и контролем за реализацией реформ». Сам Греф, однако, отказывается эту «спецслужбу» возглавить, но не то чтобы категорически: «Первое — мне есть чем заниматься. И второе — два раза входить в одну реку тяжеловато, поверьте мне, я 10 лет отработал в этой сфере. Есть молодые люди, а я готов помогать и поддерживать».

Главный вопрос: почему удастся вторая попытка, если первая не удалась? Если программа Грефа не удалась, когда он был в ЦСР и Минэкономразвития, то почему успех будет способствовать лоббируемой им сегодня «спецслужбе»?

by WCPWhite Coat Photographer

Башни-близнецы Куала-Лумпур устояли и выросли при противостоянии Малайзии и МВФ. by WCP(White Coat Photographer)


Вопрос, конечно, в полномочиях. Минэкономразвития постепенно обрастало и почти заросло функциями, не относящимися к тому, чтобы быть проводником реформ. Урок извлечен: «спецслужба» должна быть отделена от правительства и его текучки. Но достаточно ли этого?

Тут самое время задуматься о том, о чем Греф не сказал «Ведомостям» ни слова. Он говорил о неэффективности сегодняшнего госуправления, но ни разу не упомянул такую проблему, как коррупция, которая начинает разъедать именно процесс принятия решения. Если посмотреть шире — за рамками коррупции как доказанного в суде преступления, а на проблему, скажем намеренно мягко, неэффективного использования госсредств, то разве не это причина кризиса доверия, когда бизнес не доверяет государству, государство бизнесу, никто не доверяет чистоте решений суда и правоохранительных органов? Разве не поэтому дело дошло до того, что правительство не доверяет госкомпаниям, а те — правительству?

В Малайзии за короткий срок резко сократилась преступность, пусть уличная, а в какой мере российское правительство или новый орган, который будет выверять стратегический курс правительства, сможет повлиять на преступность?

Мне рассказывали такую поучительную историю. Когда подготовка «Стратегии 2020» вышла на финишную прямую, президент Путин собрал руководителей всех 21 рабочих групп экспертов, которые готовили документ. В ходе состоявшегося обсуждения Герман Греф, руководитель одной из рабочих групп, сидевший прямо напротив президента, задал вопрос: «А что будем делать с судебной реформой?» Ответ сводился к тому, что «Стратегия 2020» адресована правительству, а суды к юрисдикции исполнительной власти не относятся.

Стоит вспомнить и относительно недавний пример, когда первый вице-премьер Игорь Шувалов признал, что для прорыва в улучшении российского инвестиционного климата одних «дорожных карт» недостаточно. Нужны кардинальные изменения в деятельности судебной системы и правоохранительных органов. Но это опять не дело правительства.

Проблема шире коррупции или проблем судопроизводства. Речь идет о том, захочет ли президент быть настолько вовлеченным в «трансформационный процесс», чтобы реформа госуправления, о которой говорит Греф, распространилась и на полномочия его администрации, что было бы признанием того, что речь и в самом деле идет о масштабной политической реформе, захочет ли президент реформироваться и делиться полномочиями, которые без всяких посредников закреплены за его личными подчиненными? Административная реформа Дмитрия Козака в свое время захлебнулась потому, что замахнулась и на администрацию президента.

В любом случае речь идет как раз об изменениях в рамках «общественной парадигмы», которые, как верит Герман Греф, гарантируют 85% успеха реформы госуправления.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   06.06.2015 09:56:32   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.
Лучший отдых на море - краснодар стоматология . Помощь опытных стоматологов.
-.
купить квартиру жк водный
metrium.ru