Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Кудрин снова в деле

Собрание акционеров утвердило Кудрина

Россия возлюбила санкции

Россия возлюбила санкции

В ООН заявили о росте экономики России

ФАС простил Google

Корпорация взяла на себя обязательства

Предприниматели лишились уверенности

Бизнес посмотрел в будущее с ужасом

Чай? Элементарно!

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   03.12.2016 09:54:21

Кипящий градус расслоения

Темпы нищания российского населения растут. Чем ответит власть?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Кипящий градус расслоения

Российский бомонд на скачках на приз президента России в 2016 году. Михаил Джапаридзе / ТАСС

Что главное в развитии экономики? Те или иные, положительные или отрицательные темпы роста, которые она демонстрирует? Они, конечно, важны, но главное — социальное измерение. Экономика — не вещь в себе, функционирующая сама по себе и для себя самой, она, являясь важнейшей сферой применения наших сил и талантов, призвана улучшать условия жизни. Делать ее богаче и полнее. У нашей экономики это получается? Решительно нет. Вот статистика октября. Реальные доходы россиян сократились в годовом исчислении на 5,9%. В сентябре они тоже падали, но на 2,8%. Непрерывное снижение реальных доходов фиксируется Росстатом уже два года подряд. Такого в нашей стране не было с проклинаемых со всех трибун 1990-х. И этот кризис потенциально может оказаться гораздо острее кризиса экономики.

«Великий октябрь»

Мы привыкли слышать, что экономика выпрямляется. Можно, конечно, вспоминать, сколько раз она проходила дно, да не хочется лишний раз поминать томящегося под домашним арестом «загорелого водолаза» Алексея Улюкаева. Но одно дело — десятые доли процента ВВП, которые, хоть с плюсом, хоть с минусом, сразу ничего не меняют в нашей жизни, и совсем другое дело — расширяющаяся дыра в кошельке абсолютного большинства россиян, тех самых, чьи реальные доходы сокращаются, причем, как показал октябрь, с ускорением.

По данным Росстата, в среднем за январь—октябрь реальные доходы жителей России сократились на 5,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Средний располагаемый доход по итогам октября составил 30,9 тыс. руб. Среднемесячная начисленная зарплата (до выплаты НДФЛ) оказалась равна 36,2 тыс. руб. В реальном выражении она выросла на 2% к октябрю 2015 г., а в номинальном значении — на 8,2%.

Почему реальная зарплата выросла, а реально располагаемые доходы сократились? Потому что растут те выплаты, которые для всех нас обязательны. Например, правительство порадовало нас второй в этом году «индексацией» коммунальных платежей, которые уверенно опережают рост инфляции — в Москве, например, их «шаг» составит 7%. Мониторинг, проведенный специалистами Российской академии народного хозяйства и государственной службы, показал, что реальные располагаемые доходы населения уменьшились в III квартале 2016 г. сравнительно с тем же периодом 2015 г. на 6,1%. Такого ощутимого падения доходов населения не было с 1999 г., напомнили авторы мониторинга.

Еще одна отличительная черта октября: по данным официальной статистики, безработица в РФ в этом месяце переломила тенденцию на снижение — она выросла до 5,4% с 5,2% в сентябре. Конечно, показатель невелик, но надо помнить, что в традициях нашей страны поддерживать скрытую безработицу, т. е. тянуть с официальными увольнениями, использовать сокращение рабочего дня, идти на неоплаченные отпуска, но не ухудшать социальную картину в регионах, за что с губернаторов спрашивает Москва и Кремль. Так что рост официальной безработицы — тревожный показатель.

Как отмечают эксперты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, их данные приводит «Газета.ру», одна из самых пострадавших от кризиса категорий населения — средний класс (Sberbank CIB относит к среднему классу россиян, чей доход превышает 37 тыс. руб.).

Здесь, на мой взгляд, нужно уточнение. Конечно, человека, получающего доход выше среднего, можно относить к среднему классу. Но можно задать и такой вопрос: а был ли средний класс в СССР? Тут же последует уже привычно ностальгический ответ: а как же! Но средний класс — это не просто статистическая категория, к которой причисляются получающие доход выше среднего и располагающие, вспомним советский набор, машиной, квартирой и дачей. Дело не только в такой статистике.

Средний класс — это опора рыночной экономики, социальной стабильности и демократического устройства общества. В полном объеме его и в помине не было, как и рыночной экономики вместе с демократическим устройством, в СССР. Там и условный средний класс был, безусловно, советским.

Является ли чиновник, состоящий на службе государства, опорой рыночной экономики и демократии? В странах, где и рыночная экономика, и демократия давно и прочно устоялись, — скорее, да. Но не в нашей стране с непредсказуемым прошлым, с холодной гражданской войной, которая никак не может закончиться, и неясными социально-экономическими перспективами, которые определяет государство.

На самом деле средний класс — это класс самостоятельных, экономически не зависящих от государства людей. В этом смысле современный российский чиновник — лишь весьма условный средний класс, как и советский чиновник. Самостоятельных, не зависящих от государства людей в нашей стране сейчас несравненно больше, чем было в СССР, но гораздо меньше, чем получающих доход выше 36 тыс. руб. в месяц. И, тут в Sberbank CIB совершенно правы, средний класс в России, как его ни считай, усыхает.

Итак, народ нищает, средний класс редеет особенно наглядно.

Кричащие социальные контрасты…

Все это происходит на фоне острейшего социального расслоения российского общества. В опубликованном в конце ноября очередном докладе Global Wealth Report банка Credit Suisse есть попытка нарисовать социальный портрет российского общества.

Банк отмечает: благосостояние российского общества быстро росло в нулевые годы. «Золотой век» — это 2000—2007 гг., за это время, по подсчетам банка, «благосостояние каждого взрослого россиянина выросло в 8 раз». Потом рост сначала замедлился, а потом сменился снижением благосостояния.

В Global Wealth Report есть и соответствующие цифры, но бесспорными их не назовешь. Например, в исследовании Credit Suisse общий объем активов, которыми владеют россияне, оценен в 1 трлн долл. Круглые цифры, понятно, привлекательны. Но авторы Ленты. Ру решили проверить и вышли на другие величины. В 2015 г., по данным Минстроя, жилищный фонд России составлял более 3,4 млрд кв. м, а среднерыночная стоимость одного метра — 36 тыс. руб. Перемножив и поделив на средний курс доллара, получается, что состояние россиян только в квадратных метрах приближается к 1,8 трлн долл. А ведь есть вклады в банках (360 млрд долл.), ценные бумаги, производственные помещения и, в конце концов, собственность за рубежом.

Возможно, Credit Suisse нас недооценил. Но пока речь шла о благосостоянии в среднем. А не в среднем? Согласно оценке банка, одной десятой российских домохозяйств принадлежит 89% совокупного богатства. Разрыв между богатыми и бедными в российском обществе значительно выше, чем в других крупных экономиках. Так, в США доля национального богатства, сосредоточенная в руках богатейших семей, составляет 78%, а в Китае — 73% . На последнюю цифру стоит обратить внимание фанатов социально-экономической модели Китая: социальная дифференциация в Поднебесной уверенно приближается к американской.

При этом число долларовых миллионеров в России за 2016 г. снизилось на 16% — с 94 тыс. до 79 тыс. человек. Миллиардеров же насчитывается 96 (в США — 582, а в Китае — 244).

Это один полюс. По оценке уже Счетной палаты РФ, сделанной на основе прогноза социально-экономического развития страны на 2017—2019 гг., к концу этого периода 20,5 млн россиян будут фактически находиться за чертой бедности.

Если наверху социальной пирамиды, выстроенной в РФ, есть некоторый падеж числа долларовых миллионеров, динамика курса доллара поработала и с ними, но, уверен, падеж прекратится, то внизу — однозначный рост тех, кто живет не просто в бедности, а в откровенной нищете.

…и коррупция

Главный вывод: что бы ни происходило с макроэкономическими показателями российской экономики, социальный кризис не просто налицо, он обостряется. Получается эффект двух структурных кризисов. С одной стороны, российская экономика упорно отказывается структурно меняться и модернизироваться. И государство с этим ничего поделать не может. С другой — социальная дифференциация стабильно остается на недопустимом для пятой экономики мира уровне. И опять государство своей «социальностью» совсем не блещет. Сочетание не слишком обнадеживающее, скорее, представляющее собой угрозу социального взрыва, который не происходит исключительно в силу социально-политической пассивности большинства населения, похоже, уверовавшего в то, что изменений добиться уже не удастся.

Все оказываются заложниками этой ситуации.

Народ безмолвствует. А власть? Она заинтересована в очень умеренных действиях. И даже не потому, что на большие социальные программы нет денег.

Можно дать весьма неожиданный ответ на напрашивающиеся вопросы: почему контроль за расходами ограничивается лишь декларациями чиновников? Почему введение прогрессивной шкалы подоходного налога всерьез по существу не рассматривается? Что у нас за социальный блок в правительстве?

В резких движениях власть не заинтересована. И потому социальному блоку позволяется тонуть в противоречивых инициативах. Самый яркий пример: совсем недавно

оттуда была вброшена идея «налога на тунеядцев», о чем «Финансовая газета» писала. Теперь социальный вице-премьер Ольга Голодец предложила рассмотреть вопрос о выведении бедных из-под любого налога на доходы. Последняя идея вполне здравая. Но что получается? «Тунеядцы» должны платить налог; но «тунеядцы» — это неработающие граждане; раз неработающие, то официально доходы не получающие; раз доходы они не получают, то бедны; раз бедны, то никакой НДФЛ на них не распространяется. На лежащий на поверхности вопрос: как отличить тунеядца от бедняка, соцблок не отвечает, продолжая фонтанировать даже минимально не проработанными идеями.

Дело, впрочем, конечно, совсем не в Ольге Голодец и ее подчиненных. Представим на минуту картину: удалось отладить эффективный контроль за соответствием расходов официально полученным (декларируемым) доходам. И возникающие несоответствия перестали дежурно списываться за счет того, что, скажем, госчиновник 10 лет тому назад трудился в бизнесе, его реальные доходы стали предметом внимательного рассмотрения. Что будет на выходе? Дело Улюкаева может оказаться рутиной. Выявится, что и чиновники, и бизнесмены, висят на коррупционных крючках. Подсекай — не хочу!

И власть может не захотеть. Потому что переоценивать социальную терпимость наших сограждан все-таки не стоит. Потому что рисковать провоцированием социального публичного, а не кухонного недовольства власть никак не заинтересована, зато то, что к каждому можно подобрать крючок, ее вполне устраивает.

Нарисованная картина, однако, нереальна. Хотя бы потому, что непонятно, где взять тех, кто будет объективно проверять соответствие расходов доходам. Ведь коррупция, как показывают скандалы в среде правоохранителей, уже проникла и в их святая святых — службы собственной безопасности. Загадка Ли Кван Ю, недавно умершего многолетнего сингапурского лидера, не столько в том, что он сумел победить коррупцию, сколько в том, где он нашел честных чиновников, которые бескомпромиссно, получив карт-бланш, эту борьбу вели.

Одно точно. Вклад коррупции в построение уродливой пирамиды, демонстрирующей гротескную дифференциацию россиян по уровню доходов и имущества, неоспорим. Борьба с ней ведется. Но все равно коррупция остается самой взрывоопасной частью социального кризиса, в котором остается российское общество.

Николай Вардуль

Бедные в богатой стране

Мнения лидеров   03.12.2016 09:54:21   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.