Какой будет «договорная» цена?

Cоглашение по сокращению добычи нефти может быть продлено 25 мая. Большая часть сомнений в

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Что побеждать после инфляции

Как снижать ставку, не разгоняя цены?

Вода по цене золота

Вода по цене золота

Сколько зарабатывают на самом прозрачном рынке

Как долго простоит подрубленный рубль?

В мае рубль уже намаялся. И ведь намается еще. 4 мая резко упала нефть – рубль пошатнулся,

Курортный сбор может не состояться

Курортный сбор снизит конкурентоспособность российских курортов

Нефтяной парадокс

Нефтяники обнадежили спекулянтов

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   05.03.2016 10:02:23

Кому солировать в хоровой молитве, обращенной к баррелю?

Можно ли поднять цены на нефть?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Рынок может многое. Рынок нефти — особенно. Удивлять — в первую очередь. Вопрос в том — ждать ли, сжав зубы и затягивая пояс, пока он сам успокоится, или все-таки дать ему успокоительное вместе с подъемным? Но как?

Романтический, обволакивающе жаркий рассказ молодого Максима Горького «Мальва» начинается так: «Море смеялось». По аналогии, увы, не такой стильной и вовсе не литературной, нефтяной рынок хохочет.

До истерики, икоты и колик. Котировки скачут конвульсивно и чуть ли не ежечасно. То вверх, то вниз. Аналитики морщат лбы, но предпочитают если что-то и предсказывать, то исключительно в личных целях — чтобы больше цитировали, а вовсе не для того, чтобы попасть в цель. Она неуловима, как сон.

Будущее только снится, настоящее же для кого-то слаще халвы: низкие цены на нефть — это низкие издержки, для кого-то кошмар наяву: бюджеты трещат по швам.

Россия среди пострадавших. Но не одна. Парадокс заключается в том, что, страдая от падения цен на нефть и прекрасно понимая, что первая причина такого падения — переизбыток предложения нефти, ее производители лишь наращивают добычу.

Поведение, мягко говоря, нерыночное. Итоговая ситуация, скорее, укладывается не в рынок, а в старый советский анекдот. Помните: «Засеяли мы в прошлом году 100 га пшеницы — все суслик поел; в этом году засеяли 150 — опять поел; так давайте в будущем засеем все 300 — пусть, гад, подавится».

Даже в российском автопроме ситуация рациональнее. Там все наоборот: продажи падают, но цены растут. Загадка налицо, но она решается просто — в долларовом выражении цены снижены, а обращение к доллару не прихоть и не отговорка. От импорта никуда не деться даже АвтоВАЗу.

С нефтью же все иррационально: производители собственноручно толкают цену вниз. Из-за чего? Из-за жадности.

Могу на эту тему рассказать массу анекдотов, но ограничусь одной фразой от Юрия Никулина: «Халтура в цирке — это самоубийство в целях наживы». Лучше не скажешь.

Цель нефтяной гонки — не уступить. Не отдать свою долю на рынке. Есть и своя логика, она в том, что низкие цены — это орудие конкурентной борьбы, а конкурентам уступать никто не хочет.

Сначала производители мерились себестоимостью добычи нефти. Потом — бюджетной устойчивостью. По всем замерам выходило, что российская нефтедобыча — что Брестская крепость, готова героически долго держаться, но все равно не устоит. Под напором саудовской нефти и нефти стран Персидского залива. Но даже саудовцы потери от снижения цен ощущают.

Вопрос между тем стоит так: или производители нефти продолжат войну с друг другом до полного истощения на радость потребителям нефти, или дойдут до идеи перемирия и совместных действий. Вроде ответ очевиден. Но проблема в деньгах. Деньги разъедают солидарность.

Тем не менее попытки петь хором предпринимаются. 16 февраля прошли переговоры России, Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы о совместных действиях на рынке нефти. Формально первый шаг был сделан. Страны договорились, что каждая из них в текущем году сохранит добычу на уровне 11 января 2016 г. Но жадность недолго пробыла в тени. Уже 19 февраля министр иностранных дел Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр заявил: «Если другие производители хотят ограничить или согласились на „заморозку“, если говорить о дополнительной добыче, это может повлиять на рынок. Но Саудовская Аравия не готова сократить добычу».

Цены на нефть реагировали сначала на сообщение о переговорах ростом, на их итоги — стабилизацией и некоторым снижением (рынок ждал большего), на заявление представителя королевства саудитов — падением.

Но тема переговоров продолжает звучать. Говорят о формате ОПЕК +, т. е. об участии в них не только членов картеля, но и стран-производителей, не входящих в него. Новый рубеж — 1 марта. Есть оптимисты, такие, например, как Александр Разуваев, директор аналитического

департамента «Альпари», он считает: «На рынке сейчас доминирует мнение, что $50 за баррель устроит и производителей и потребителей». И с удовольствием (чуть не написал верноподданническим) напоминает, что именно эта цена заложена в российский бюджет этого года. Есть пессимисты, которые решительно не верят в то, что переговоры приведут к договоренностям, которые подписанты будут блюсти. Последних большинство.

Есть и более трезвые наблюдатели. Они отмечают не только словесные интервенции вокруг бывших или будущих переговоров, но и реальную динамику предложения нефти. Николай Подлевских, начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент», 25 февраля комментировал произошедший накануне рост цен на нефть так: «Рост цен происходил на фоне выхода недельных данных США по запасам и добыче нефти». Но запасы выросли, а это должно было столкнуть цены вниз, а добыча нефти сократилась, что должно их повести вверх. Ход цен показывает: сегодня для рынка важнее данные о добыче. Почему? Потому что снижение добычи происходит уже пятую неделю подряд.

Получается любопытная картина. США к переговорам о заморозке с перспективой на дальнейшее снижение добычи никто не привлекает. Сами США всячески открещиваются от стремления к контролю нефтяного рынка, но по факту именно добыча нефти в США заметно тормозит (нынешний уровень цен выкосил многих сланцевых производителей), и цены реагируют.

А это значит, что, для того чтобы толкнуть цены вверх, надо всего-то поддержать американскую инициативу по снижению добычи. Честно говоря, не вижу причин, почему бы это не сделать России. Как раз в преддверии многосторонних переговоров. Политическое и пиар-сопровождение могут быть весьма внушительными.

Есть, конечно, проблема. Российская нефтедобыча — не водопровод, регулируется не краном, который можно быстро открутить или прикрутить. Но ведь и требуется не решительный разворот, а, скорее, демонстрация.

Николай Вардуль

нефть1

Мнения лидеров   05.03.2016 10:02:23   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.