Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Противоречивое ОСАГО

Большому опыту большие скидки

За рулем «большой брат»

За рулем «большой брат»

Российский рынок телематики на пороге удвоения

Страхование против страха

Есть рынок, неподвластный кризису

Безопасность по-корейски

А ведь когда-то самой безопасной маркой считалась Volvo

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Остановить мгновение

Как страхуют самое дорогое

Черкизон в Лас-Вегасе

Черкизон в Лас-Вегасе

Российское правосудие достало Тельмана Исмаилова и в городе, построенном американской

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   09.04.2017 10:03:49

Лебединая песня Росстата

Что происходит в российской экономике?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Лебединая песня Росстата

Представил Александр Суринов февральский обзор Росстата и получил в ответ сокрушительную критику от Максима Орешкина. natnik

Один за другим вышли два документа: первый – февральский обзор Росстата, второй – новая редакция Доклада о денежно-кредитной политике Банка России. Оба содержат интересную экономическую информацию. Но, по сути, это два, мягко говоря, несовпадающих взгляда на российскую экономику. Настолько разных, что обзор Росстата может стать аргументом в пользу лишения статистического ведомства его административной самостоятельности и непосредственного подчинения Минэкономразвития. Впрочем, если такое решение, а оно уже готовится, состоится, доверия к статистике оно точно не прибавит.

Цифры Росстата

Чем же отличился и в чем провинился Росстат? Ведь он выводов не делает, просто представляет публике цифры, предпочитая их не комментировать вовсе. «Финансовая газета» уже на февральский обзор ссылалась. Он довольно тревожен. Приведем несколько цифр. За два месяца 2017 г. промышленность сократилась на 0,3%; сельское хозяйство выросло, но всего на 0,4%; оборот розничной торговли сократился на 2,5%; реально располагаемые доходы населения выросли на 1,0%.

Все официальные комментарии сводятся к тому, что ничего страшного не происходит, все дело в том, что в 2017 г. февраль на день короче, чем в високосном 2016 г. Это, конечно, так. Однако неслучайно все только что приведенные цифры, повторим, относятся не к февралю, а к январю–февралю 2017 г. Разве один «потерянный» день отменяет тот демонстрируемый Росстатом факт, что говорить об ускорении оживления российской экономики февраль не позволяет; скорее, налицо возвращение в стагнацию?

Особенно характерна ситуация с розничной торговлей. Несмотря на то что все пенсионеры получили в январе по 5 тыс. руб., розничный товарооборот в феврале сократился на заметные 2,5%. К этому стоит добавить появившуюся уже после обзора Росстата информацию о том, что в феврале банки выдали российским гражданам кредитов на все нужды на общую сумму 235,02 млрд руб., что на 8% меньше, чем год назад. Это уж никак не объяснишь лишним прошлогодним февральским днем. Это отражение сокращения реальных доходов и платежеспособности граждан, что можно, конечно, интерпретировать как торжество «сберегательной модели» поведения россиян. Макроэкономического эффекта от этой модели, правда, не видно: сбережения не подкрепляются ростом инвестиций. Зато налицо пробуксовка потребительского спроса. Что не сулит радующих перспектив российской экономике.

Слова Банка России

В Банке России, однако, считают совсем иначе. В докладе говорится: «По оценкам Банка России на основе новых данных, восстановление ВВП началось уже во II квартале 2016 г., а не во втором полугодии, как предполагалось ранее, и в 2017 г. продолжится». Другими словами, тревожится не о чем.

Самое любопытное: с точки зрения ЦБ это так и есть. Судите сами: инфляция снижается опережающими темпами, окрепший рубль привел к росту импорта вообще и ввозу инвестиционного оборудования в частности. Да, банки не спешат предоставлять кредиты, ставки по которым выше облаков, но ЦБ не видит в этом проблемы. Его комментарий, во всяком случае, академически спокоен: «Банки в целом продолжали придерживаться консервативного подхода, выбирая наименее рискованные направления вложения средств и сохраняя достаточно высокие требования к финансовому положению заемщиков. … Учитывая, что снижение инфляции заметно опережало снижение номинальных ставок, реальные процентные ставки оставались на относительно высоком уровне». Какие претензии к ЦБ?! По мнению Банка России, никаких.

Баррель надежды

И все-таки основания для оптимизма у Банка России есть. Регулятор их сам и называет. Во-первых, «в 2016 г. финансовое положение российских организаций улучшилось. Сальдо прибылей и убытков, по предварительным данным Росстата, было на 45,9% выше, чем в предыдущем году».

Итак, прибыли российских компаний в целом выросли, разве не здорово? Для самих компаний, конечно. А вот здорово ли это для всей экономики – еще вопрос. Дело в том, что картина повторяется из года в год, прибыли российских компаний росли и в кризис. Беда в том, что растущие прибыли соседствовали не с ростом, а, наоборот, падением инвестиций. По мнению ЦБ, ситуация, наконец, начинает выправляться.

Вторая опора оптимизма – традиционная. Это, конечно, цены на нефть. Банк России констатирует: «Фактическая цена на нефть в январе–феврале составила в среднем $53,4 за баррель, что значительно выше уровня, заложенного в базовый сценарий декабрьского Доклада ($40 за баррель)».

Дальше, правда, ЦБ путается в собственных прогнозах. Сначала он «предполагает сохранение цен на нефть марки Urals вблизи их текущих значений (около $50 за баррель) в течение первого полугодия 2017 г., затем постепенное снижение до уровня около $40 за баррель в IV квартале и сохранение вблизи этого уровня в 2018–2019 гг.». Запомним, прогноз в том, что в первом полугодии цена нефти около $50 за баррель, затем снижение до $40 в IV квартале, из чего следует, что среднегодовой прогноз должен быть ниже $50.

Но оптимизм ЦБ крепчает прямо на глазах. В Основных параметрах базового сценария прогноза Банка России уже без всяких обиняков средняя цена барреля нефти в 2017 г. меняется с $40 на $50.

Есть у ЦБ и сценарий «с ростом цены нефти», а в нем предполагается постепенное увеличение среднегодовой цены на нефть марки Urals с $55 за баррель в 2017 г. в прежнем оптимистическом прогнозе до $60 за баррель в 2018 г. и ее сохранение на этом уровне в дальнейшем.

Все как всегда. Если баррель не выдаст, рецессия не съест.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   09.04.2017 10:03:49   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.