Департамент туризма и коммерческого маркетинга Дубая поделился планами и новостями

Согласно последней статистике за первые семь месяцев 2017 года общее число туристов,

Население критикует экономполитику

Только четверть опрошенных отмечают улучшение экономики

Правительство одобрило бюджет

Расходы бюджета увеличены

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Инфляция будет низкой

Годовая инфляция опережает цель ЦБ

Бинбанк запросил санацию

Шишханов признал ошибки

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Задорнов возглавит «Открытие»

Задорнов вступит в должности через несколько месяцев

На кампусе Московской школы управления СКОЛКОВО прошли дебаты Safety Leaders

Дебаты состояли из 4 секций: кибербезопасность, финансовая грамотность, безопасность на

Модерн токен

Капитализация криптовалют бьет рекорды, а государства пытаются встроить новые рынки в старое

Солнце в бокале

Благодаря кризису 2014–2016 годов россияне открыли для себя много новых вин, а их интерес

Forbes назвал богатейшие «семейные кланы»

Состояние 10 богатейших семей оценивается в 27 млрд долларов

Нашествие пивоваров

Пивоваренная отрасль России переживает трудные времена. За последние 10 лет производство

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   28.11.2015 10:47:48

Ликвидность, банки, кризис. Лишнее зачеркнуть

Кто прав в споре Грефа с Костиным?



Ликвидность, банки, кризис. Лишнее зачеркнуть

Герман Греф анонсирует «масштабнейший» банковский кризис, Андрей Костин утверждает, что никакого кризиса нет. При этом финансовое положение Сбербанка устойчивее, чем ВТБ. Сергей Бобылев forumsochi2015.tassphoto.com

Что банков в России становится все меньше, давно никого не удивляет. ЦБ с монотонной регулярностью сообщает об отзыве лицензий. Как следует оценить этот процесс? Есть ли в России кризис банковского сектора?

До недавнего времени ответ на поставленные вопросы затруднений не вызывал. Общее место всех экспертных суждений на эту тему: в России слишком много банков (что подтверждается международными сравнениями), большинство из них или являются карманными для какого-то не обязательно банковского воротилы, или занимаются пограничными с криминалом операциями — перекачкой капиталов в офшоры, отмыванием и обналичкой денег. В этих условиях Банк России выполняет функцию санитара леса.

«Банки, которые таковыми не являются»

Но ситуацию взорвал руководитель крупнейшего российского банка Герман Греф. 17 ноября глава Сбербанка сделал громкое заявление. «Все, что мы сейчас видим, — это масштабный банковский кризис. Мы видим нулевую прибыль банковского сектора, громадное формирование резервов, ЦБ приходится очищать банковский сектор от банков, которые таковыми не являются. В целом ситуация очень тяжелая в банковском секторе, но уже контролируемая». По его словам, нынешний кризис оказался самым затяжным за последние 20 лет, а худших последствий удалось избежать лишь благодаря опыту кризиса 2008—2009 гг. и своевременному вмешательству государства.

Греф бывает неожиданно резок, но его авторитет как опытного практикующего управленца и экономиста, а также человека, сумевшего модернизировать махину Сбербанка, требует внимания к прозвучавшей оценке.

Кризис в экономике, выразившийся в расчетах, обнажил подноготную банковского сектора. А он двухслоен: есть нормальные банки, а есть банки, о которых Греф говорит, что они «таковыми не являются». Ситуацию характеризует уголовное дело банкира Григорьева, которому инкриминируется, что он, в той или иной степени контролируя порядка 20 банков, организовал вывод из России почти $50 млрд. Это значит, что кризис банков, о котором заявил Греф, имеет и криминальную составляющую. В этой связи вспоминается последнее интервью уходившего в отставку бывшего председателя ЦБ Сергея Игнатьева, в котором он привел шокирующие данные: «Из 3,9 млн зарегистрированных в ФНС коммерческих организаций реально действуют около 2 млн. Остальные, видимо, ждут своего часа. 11% организаций, проводящих платежи через банки, вообще не платят налогов, еще 4–6% платят чисто символические суммы. Кроме того, как показывает наш анализ, больше половины всех сомнительных операций проводят фирмы, непосредственно или косвенно связанные друг с другом платежными отношениями. Создается впечатление, что все они контролируются одной хорошо организованной группой лиц». Если конспирология Игнатьева верна, то эта «хорошо организованная группа лиц» также хорошо внедрилась в банки.

Так или иначе, сегодня Банк России разгребает весьма ядовитые завалы. Из приведенных фактов следует, что кризис стал своеобразным рентгеном, обнаружившим злокачественные банковские опухоли.

Лунтовский и Костин против Грефа

Греф, однако, говорит о том, что сейчас ситуация в банковском секторе хуже, чем была раньше. Это может, в частности, означать, что Банку России следовало бы еще решительнее проводить прополку банковского сектора. Ему следует четко отделить зерна от плевел, поддержать одних и ликвидировать других.

Естественно, Греф встретил возражения. Вот ответ, который он незамедлительно получил от первого зампреда ЦБ Георгия Лунтовского, курирующего, в частности, банковский надзор: «Никаких признаков кризиса не вижу. Я глубоко убежден в том, что никакого кризиса нет. Ситуация непростая, но рабочая, так же как и она была какое-то время назад. По нашим данным и по объективным данным, ситуация потихонечку улучшается в банковском секторе».

Поддержал позицию ЦБ и глава второго по величине российского банка Андрей Костин. Глава ВТБ отозвался на выступление Грефа так: «Я вообще всегда кричу, что кризиса нет, чего меня спрашивать?». После чего Костин добавил: «У кого-то проблемы с капиталом, есть сложности, конечно, с прибылью, есть высокая ставка рефинансирования, которая по банкам больно бьет. Но в целом ситуация абсолютно подконтрольная». Андрей Костин действительно прославился своим утверждением, что кризиса в России нет (о чем «Финансовая газета» писала), но вот о чем говорит отчет ВТБ за девять месяцев 2015 г.: убытки составили 10,9 млрд руб. Это меньше, чем ожидалось, но за тот же период 2014 г. у ВТБ была прибыль в 5,4 млрд руб. Можно, конечно, не называть это кризисом, но все равно налицо что-то очень похожее.

banki-gr

Триллион

Получается, что возражения Грефу сами оказываются уязвимыми. Греф специально подчеркнул, что «если бы государство не выделило триллион рублей, то ситуация могла бы быть значительно драматичней». О каком триллионе рублей идет речь?

12 ноября Георгий Лунтовский заявил, что регулятор готовится напечатать 1 трлн руб. Это решение прокомментировала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Она пояснила, что никакого катастрофического роста денежной массы не предвидится, поскольку печать рублей в конце года — это рутинная операция. К примеру, в прошлом году ЦБ РФ напечатал 900 млрд руб. накануне Нового года. Практически все эти деньги были изъяты из оборота в январе—феврале, когда россияне потратили их в магазинах. То же самое, считает Набиуллина, произойдет и со свеженапечатанным триллионом.

Греф, заметим, придерживается несколько иного взгляда. Новый триллион понадобился, по его версии, для поддержки банков.

Сезонный характер дополнительной эмиссии в конце года — это факт. Управляющий директор Sberbank CIB Евгений Гавриленков пояснил РБК, что рост денежной массы традиционно происходит в декабре, это связано с ростом расходов бюджета. В январе же денежная масса сокращается: компании платят налоги, а люди активно тратят деньги.

Колебания денежной массы оказывают влияние на уровень инфляции, но не такое сильное, как рост тарифов или индексация зарплат и соцвыплат, такова принципиальная позиция Гавриленкова.

Согласно данным Центробанка, по состоянию на 1 октября в обороте находится 6,74 трлн руб. А если взять во внимание средства, хранящиеся на счетах и депозитах россиян, то в общей сложности получится 32,95 млрд руб.

И все-таки в ситуации с новым триллионом есть нечто весьма пикантное. И эту пикантность обеспечил сам ЦБ. 11 ноября, за день до анонса о дополнительной загрузке фабрик Гознака, который сделал Лунтовский, в Думе выступал и.о. главы департамента денежно-кредитной политики Банка России Александр Полонский, он критиковал популярные среди части депутатов известные идеи Сергея Глазьева. Полонский в первую очередь, естественно, опровергал предложения Глазьева о широкой эмиссии. Представитель ЦБ, в частности, сказал: «В кризис 2008—2009 гг., когда мы влили 3 трлн руб., и часть этих денег пошла на валютный рынок, поэтому большое вливание может не дать эффект тот, который мы ожидаем, мы уже это проходили».

Что же получается, вливание 3 трлн руб. в кризис 2008—2009 гг. (когда председателем ЦБ был Сергей Игнатьев) — это ошибка, а вливание 900 млрд руб. в 2014 г. и 1 трлн руб. в 2015 г. — это благо?

Если вбрасывание рублей в 2008—2009 гг. нынешнее руководство ЦБ считает неэффективным, но все равно идет на подобные шаги, значит, оно вынуждено так поступать. Аргумент Грефа: печатный станок включили ради поддержки банков, получает подкрепление. А инфляционный всплеск в начале 2016 г. — такое же сезонное явление, как и дополнительная эмиссия в конце 2015 г. Не вредно, кстати, вспомнить, что происходило на валютном рынке России в самом конце 2015 — начале 2016 г. Печатный станок и 900 новеньких рублей, о которых рассказала Набиуллина, явно не остались к этому непричастными.

Стоит еще раз прислушаться к Герману Грефу. В конце концов, почему со своим заявлением о «масштабнейшем банковском кризисе» он выступил именно сейчас?

Впервые об угрозе именно такого — «масштабнейшего» — банковского кризиса глава Сбербанка предупредил еще в январе 2015 г. Тогда он указал на то, что из-за падения цен на нефть банкам придется резко увеличивать объемы своих резервов, а государству — помогать им наращивать свой капитал. «При цене $45 за баррель придется сформировать примерно около 3 трлн руб. резервов за 2015 г.».

Греф заговорил о банковском кризисе не из-за ликвидационной активности ЦБ, не из-за раскрытия преступных банковских групп, главный риск все тот же, общий для российской экономики — падение цены нефти. И это падение уже достигло пороговых, по оценке Грефа, значений.

Скажу больше. Цена в $40 за баррель — больше не страшилка из мрачных прогнозов. В пятницу, 13 ноября, в тот самый день, когда Государственная Дума голосами «Единой России» приняла бюджет в первом чтении, цена барреля «корзины ОПЕК» впервые с 2009 г. была ниже $40, составив $39,21.

Вот главная причина банковского кризиса, по Грефу. Если кризис будет обостряться, то, как считает Греф, государство будет капитализировать банки и повышать свою долю в них, а банки будут покупать индустриальные предприятия и становиться финансово-промышленными группами.

Итог: «Вся наша экономика будет государство». А отсюда до воплощения идей Глазьева всего полшага.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   28.11.2015 10:47:48   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.