ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Дивиденды «Алроса»

Дивиденды «Алроса» могут составить 8,93 рубля на акцию

Треть сгущенки поддельная

Треть сгущенки поддельная

Пальмового масла в сгущенке не обнаружено

Минфин начинает продажу ОФЗ для населения

ВТБ и Сбербанк завтра начнут продавать ОФЗ для населения

Продажи смартфонов растут

Население стало покупать более дорогие смартфоны

Чай? Элементарно!

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   10.07.2016 21:02:15

Ловушки и тупики перед экономикой России

Как и когда Эльвира Набиуллина возьмется регулировать ВВП

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Ловушки и тупики перед экономикой России

Эльвира Набиуллина: приручение инфляции «необходимое»? но недостаточное условие для экономического роста. Валерий Матыцин /forumspb.tassphoto.com

Банк России, его руководители и его политика постоянно находятся в зоне острой и вовсе не только экономической дискуссии. Одни — как депутат Государственной Думы Евгений Федоров — уверены, что по сути Банк России — филиал ФРС США, положение надо менять самыми радикальными средствами, вплоть до изменения Конституции. Другие — как академик Сергей Глазьев — уверены, что Банк России действует в интересах финансовых спекулянтов и вопреки интересам производства, он согласен с тем, что положения Конституции, гарантирующие Банку России независимость, должны быть изменены, а команда заменена. Третьи — как недавно это сделал Анатолий Чубайс — предлагают поставить Эльвире Набиуллиной памятник, если ее цель — снижение инфляции до 4% в 2017 г. — будет достигнута. Почему кипят страсти такого накала? Каковы макроэкономические позиции Эльвиры Набиуллиной?

Жизнь во время и после инфляции

Острота полемики вокруг ЦБ обусловлена тем, что сегодня именно Банк России представляет собой главный штаб оперативного регулирования экономики. «Финансовая газета» писала об этом не раз. Разделение труда между ЦБ и правительством условно можно представить так: в руках ЦБ инструменты, которые могут изменить экономическую ситуацию на рынках, прежде всего финансовом, банковском и отчасти валютном, причем практически сразу и для всех. Главный инструмент правительства — бюджет, но его оперативно не изменить, да и задаваться такой целью неправильно. Помимо этого у правительства есть определенный набор фондов и средств, которые оно может использовать, но в интересах конкретных групп участников рынка. Уже поэтому традиционная установка, заключающаяся в том, что за экономику в первую голову отвечает правительство, не вполне соответствует действительности.

Парадокс, однако, заключается в том, что сама Эльвира Набиуллина последовательно уклонялась от ответственности за состояние и развитие всей экономики. 30 июня «Ведомости» опубликовали большое интервью с председателем ЦБ. В нем Набиуллина изложила свою позицию.

Она откровенно снисходительно относится к предложениям стимулировать рост экономики за счет денежной эмиссии. Главный контраргумент: те, кто такие предложения выдвигают, намеренно или нет страдают близорукостью, не видя того, к чему такая политика приведет в динамике. «По-моему, предлагая такие легкие рецепты и не стараясь глубоко разобраться в причинах нашего экономического спада, некоторые коллеги забывают наш собственный опыт 1990-х гг., когда попытки с помощью денег стимулировать экономический рост ни к чему, кроме финансовой нестабильности, не привели», — напоминает Набиуллина.

От себя добавлю и актуальный аргумент: в 2015 кризисный год прибыли российского корпоративного сектора выросли в полтора раза, о чем отчитался Росстат. Значит, свободные средства в экономике есть, главная проблема не в них, а в том, что эта прибыль не была конвертирована в инвестиции

Проблема, таким образом, не в кредитно-денежной политике ЦБ. Это тема институциональных преобразований, тех реформ, которые необходимы России.

Эльвира Набиуллина, однако, политкорректно эту тему аккуратно обходит, она говорит лишь о том, что «когда после кризиса 2008—2009 гг. восстановительный рост исчерпал свое влияние, выявились структурные ограничения, которые стали сдерживать экономику».

Ее макроэкономическое кредо формулируется так: «Сама по себе низкая инфляция не вызовет инвестиционного роста, мы прекрасно отдаем себе в этом отчет. Одной только макроэкономической стабильности и низкой инфляции для этого недостаточно. Но это необходимое условие. Недостаточное, но необходимое, для того чтобы был устойчивый экономический рост». Необходимое условие как раз и должно быть дополнено упоминавшимися институциональными реформами, но они вне компетенции ЦБ, и Эльвира Набиуллина оставляет их за кадром. Зато она просто и доходчиво объясняет своим оппонентам: «Когда предлагается — ну ослабьте чуть-чуть свое стремление снизить инфляцию, пусть она будет не 4, а 5–7%, зато экономический рост будет на 0,5% выше, — это, на мой взгляд, очень опасное предложение. Потому что в следующем году у нас инфляция будет уже не 5–7, а 7–9%, а еще через год, чтобы поддержать 0,5% роста, нам надо будет иметь инфляцию 11% и т. д. При этом инфляция будет все выше, а влияние на рост все меньше. Это и есть способ войти в инфляционную спираль». Смысл в том, что бороться с инфляцией придется все равно, лучше именно с этого и начинать.

Свой таргет Набиуллина комментирует так: «Если мы достигнем цели по инфляции в 4%, то возможен постепенный выход экономики на потенциальный уровень роста — 1,5–2% в год, и без структурных изменений она не будет расти более высокими темпами. Если только, конечно, снова не вырастут цены на нефть, но тогда мы можем попасть в ту же ловушку, в которой находимся сейчас, — в зависимость нашего экономического развития и выполнения социальных обязательств от цены нефти. Когда достигнем цели по инфляции, то далее достаточно сложная задача поддерживать ее на этом уровне. И если темпы экономики будут ниже потенциала, тогда нам надо будет смягчать денежно-кредитную политику, чтобы обеспечивать цель в 4%».

Это центральный макроэкономический пассаж. Здесь раскрывается суть не только денежной, но и макроэкономической политики Банка России. ЦБ берется стимулировать рост ВВП через регулирование инфляции. Набиуллина хочет оздоровить российскую экономику, вылечить ее от сегодняшнего состояния, когда цены растут всегда — и когда экономика растет, и когда она падает. Банк России определяет некий потенциал роста ВВП в связке с условно нормальной инфляцией, дальше, воздействуя на динамику цен, он выводит экономику на потенциальные темпы роста.

Если вспомнить достигнутые успехи ЦБ в подавлении инфляции, модель уже не кажется плодом оторванных от реалий мечтаний. Но есть очень большой политический риск. Набиуллина говорит о потенциальном росте, не превышающем 2%, президент, как известно, ставит задачу выхода как минимум на 4%. Значит, у предложений тех, кто обещает рывок за счет эмиссионной накачки экономики остается шанс стать востребованными.

Не думай о процентах свысока…

Темпы роста — отнюдь не абстрактное и тем более не политически нейтральное понятие. Речь идет о месте России в мировой экономике, о том, насколько реальны имеющиеся планы и стратегии.

Между тем сегодня российская экономика, как уже отмечала «Финансовая газета», в стагнации. Более того, в конце июня с неутешительным для России прогнозом выступил Нобелевский лауреат 2010 г. по экономике Кристофер Писсаридес. Он считает, что Россия стоит перед полосой стагнации, сравнимой с той, что длительное время переживала и до сих пор переживает Япония.

Сравнение лестное, но понятно, что одно дело стагнация на уровне, достигнутом Японией, и совсем другое — торможение на российском уровне. Выход из сложившейся ситуации есть. Российской экономике, как считает Писсаридес, и не он один, нужна модернизация и индустриализация. Его прогноз, однако, в том, что Россия вряд ли пойдет этим путем. Соответственно Нобелевский лауреат предсказал для России стагнацию длительностью в 10 лет. По сути, сравнение с Японией вовсе необязательное, оно лишь иллюстрирует, что длительная стагнация не есть нечто исключительное.

Напомню, есть и другие прогнозы, более адресно связанные с Россией. Мы уже привыкли к традиционному набору: на экономику России, кроме нефти, влияет нерешенность внутренних структурных и институциональных проблем, есть и санкции. Но это не все капканы.

В конце вполне счастливого 2012 г. экономисты «Ренессанс Капитала» Иван Чакаров и Наталья Сусеева нарисовали перед Россией «ловушку среднего дохода». Она годом раньше была открыта американским профессором Барри Эйченгрином.

Это некая констатация на основе международных статистических сравнений, объясняющая остановки, происходившие в поступательном развитии многих стран.

Суть в том, что наступает некая пауза, когда старый потенциал уже не дает прежней отдачи, а новая несущая экономику конструкция еще не найдена или, во всяком случае, не освоена. В результате падает конкурентоспособность. Эйченгрин настаивает на том, что общий предвестник паузы — «порог» среднего дохода в $15 000–16 000. Бывают и вариации. Если вернуться к Японии, то она попала в ловушку дважды: в 1970 и в 1992 гг. В первый раз темпы роста сократились аж на 6,6 процентных пункта, а ВВП на душу населения не преодолел даже отметки в $14 000. Через 22 года ситуация была менее трагичной: экономика замедлилась всего на 3,5 процентных пункта, зато ВВП на душу населения был гораздо выше — $27 250.

В конце 2012 г., взяв в качестве прогнозиста подушевой показатель ВВП, Чакаров и Сусеева предсказали России кризис с риском длительной стагнации. Они ошиблись на год, кризис должен был начаться в 2014 г., впрочем, российская экономика тогда в кризис вползала.

Иван Чакаров в середине 2011 г., опираясь на ловушку среднего дохода, решил протестировать не только экономику, но и политику. Вот что следует из доклада «Ренессанс Капитала», малопривлекательно названного «Революционная природа роста».

В странах, начавших переход от автократии к демократии, с ВВП на душу населения в $3500 и ниже есть большая угроза отката назад. В демократических странах с уровнем доходов ниже $6000 такой угрозы уже нет, хотя демократия остается хрупкой. В свою очередь в недемократических странах порог в те же $6000 чреват активизацией борьбы за демократию.

С другой стороны, ни в одной из демократических стран, достигших рубежа в $10 000, не было отката, такая демократия в докладе названа «бессмертной». Так что 45 стран, включая Восточную Европу, Мексику и Ливан, защищены от сползания в недемократические режимы, считают авторы. Вот-вот к «бессмертным демократиям» присоединятся Бразилия ($9352) и Турция ($9910).

Пока все это познавательно, но, как в игре в прятки, «холодно». «Теплее» становится, когда из общего правила делается исключение: оказывается, указанные пороги не относятся к странам — экспортерам энергоресурсов. Исключение обосновывается опытом стран Персидского залива с высокими доходами и «непоколебимой», по определению доклада, автократией.

«Бессмертие» же нефтяной автократии, по оценке авторов доклада, наступает с $19 000. Залог бессмертия — высокий уровень доходов соседствует с низкими налогами, что вполне устраивает жителей.

Становится жарко. Россия, как считают авторы доклада, не полностью встраивается в «персидский» ряд. По объему добычи нефти на душу населения она в семь раз уступает, например, Эмиратам, Брунею или тому же Катару и в 1,5 раза — Казахстану и Азербайджану. Для России придуман особый термин «анократия» (слабая демократия с автократическими тенденциями). Специфика в отличие от классических нефтеэкспортеров Персидского залива четко описывается не только отмеченной более низкой добычей нефти на душу населения, но и большим развитием демократических начал.

Если же вернуться к доходам на душу населения, то уровень благосостояния в России, по оценке доклада (2011 г.), превысил $14 000. Она названа «богатейшей страной со слабой демократией». Итог подведен так: есть тридцатипроцентная вероятность, что Россия повысит уровень демократии. «Мы не удивимся, если президентские выборы 2018 г. будут более конкурентными», — осторожно надеются авторы.

30% похожи на правду. К тому же доклад рисует и альтернативу. Если не удастся ускорить экономический рост и «слабая» демократия не будет становиться сильнее, открывается четкая перспектива вступления России в клуб бессмертных автократий. Вероятность вступления России в этот клуб доклад предусмотрительно не оценивает. Зато не умалчивает о том факте, что выход из этого клуба один — насильственная революция.

Игры со статистикой — это, конечно, лишь одна из попыток заглянуть в будущее. И не гарантированно успешная.

Но картина, нарисованная Иваном Чакаровым, не позволяет думать о процентах роста российской экономики свысока.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   10.07.2016 21:02:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.