Три недели дефляции

Дефляция сложилась в размере 0,1%

2017 год может стать поворотным для авторынка России

2017 год может стать поворотным для авторынка России

По данным Ассоциации европейского бизнеса, июль 2017 г. ознаменовался увеличением уровня

Вера в экономику

Во многом данный оптимизм - эффект низкой базы

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

«Мегафон» просит отложить отмену роуминга

Оператор налаживает диалог с ФАС

Ипотека подешевеет

Ипотека подешевеет

ВТБ увеличивает долю на ипотечном рынке

ФАС прекратила дело против Microsoft

Программы Microsoft стали доступны для сторонних антивирусов

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

Ставка купона ОБР привязана у учетной ставке

Bitcoin подорожал еще на 18%

Bitcoin Cash дешевеет

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   14.02.2015 08:48:26

Между рынком и заговором

Куда повернет цена нефти?

Между рынком и заговором

Раньше североморские платформы атаковали гринписовцы, теперь они разбираются из-за плохой конъюнктуры. by Greenpeace

На нефтяном рынке цены, по крайней мере, больше не падают. Точнее, не падали уже пару недель. Говорить о развороте общего тренда, в результате которого с лета 2014 года они уполовинились, пока рано — чтобы не сглазить. Но стоит попробовать разобраться в том, что же диктует перемены на рынке?

Сланцевый след

«Ничто на земле не проходит бесследно!» — это не только строка одного из самых звучных хитов Пахмутовой и Добронравова, это весьма точный, в том числе и экономический, прогноз. Экономика, как, впрочем, очень многое вокруг нас (да что там вокруг, даже внутри нас), развивается циклами — это один из самых общих законов.

Мы не будем вдаваться в любую глубокую теорию, включая экономическую, не будем классифицировать сами циклы и уж тем более поминать «большие кондратьевские циклы». Сейчас для нас важен локальный цикл развития нефтяной конъюнктуры.

Он достаточно прост. Предположим, отправная точка — падение цен на нефть. За падением цен следует сокращение инвестиций в нефтедобычу, дальше следует сокращение предложения нефти, ответ — рост цен. Рост цен делает рентабельным новые производства, предложение нефти растет — цены падают.

Конечно, у этого цикла масса привходящих факторов. Это и динамика энергопотребления в странах, закупающих нефть, и себестоимость самой добычи, и уровень запасов, и вовлеченность нефтяного рынка в финансовый рынок, но сам цикл никуда не девается.

На какой стадии нефтяной цикл находится сейчас? Начнем с сегмента рынка, на котором в последние годы происходили самые яркие и масштабные перемены, — со сланцевой революции.

Пока это относительно дорогая технология, требующая постоянного бурения все новых скважин. Длительный период низких цен на нефть уже лишил сланцевые компании запаса финансовой прочности. По данным компании FactSet, которые приводит www.vestifinance.ru, прогнозируемые темпы роста доходов нефтяных компаний США были пересмотрены с плюс 3,3 (сентябрьский прогноз) до минус 53,8 (текущий прогноз). Комментарии, что называется, излишни. Желающих поддержать кредитами сланцевых производителей немного. Сланцевая добыча сворачивается. Идет передел рынка, сланцевая технология временно замораживается. Что дальше?

Есть два сценария дальнейшего развития событий. Первый — относительно маловероятный, зато бурный. Он исходит из того, что рынком нефти особенно в его сегодняшнем состоянии неопределенности можно достаточно легко манипулировать. Если бы Джорджу Соросу хватило времени посвятить себя и этому рынку, я думаю, мы бы быстро убедились в том, что в умелых руках на короткой дистанции рынок нефти «внушаем».

Суть сценария в том, что в принципе, для того чтобы привести рынок в нужное состояние, достаточно совместных действий всего двух крупных игроков: мощного инвестиционного банка и крупной нефтяной компании. «Переворот» будет происходить на рынке нефтяных фьючерсов, которые начнет скупать банк. Роль нефтяной компании — материальная страховка фьючерсов реальной нефтью. Задача — вызвать эффект домино. Итог — цены на относительно короткий период резко взлетают, инвестиционный банк фиксирует астрономическую прибыль. Но выиграет только тот, кто успеет зафиксировать прибыль. В случае реализации такого сценария, после роста цен до $100–120 в течение нескольких месяцев, котировки вновь рухнут до текущих отметок, если не ниже, что приведет к полной дестабилизации цен на нефть.

Это не голливудский фильм, это приближение к реальности. Стоит напомнить: в середине мая 2013 года в офисах Royal Dutch Shell, Statoil, BP и ряде других компаний и банков были проведены обыски: власти ЕС подозревали компании в картельном сговоре с целью манипуляции ценами на нефть. Доказать сговор не удалось.

Сценарий сколь ярок, столь и рискован. Есть другой. Он скучнее, но надежнее. Если американская нефтяная сланцевая революция окажется в холодильнике, цены начнут (уже начали!) пусть не взрывной, но все-таки рост, хотя и не до прежних стодолларовых величин. Саудовская Аравия и ОПЕК постараются позаботиться о том, чтобы как можно дольше не видеть на рынке американских сланцевых производителей. А те будут совершенствовать и по возможности удешевлять новые способы добычи.

Головой в прорубь

Я знаю, тема сланцевой революции в России непопулярна. Еще бы — мы ее проспали. Так что теперь ее если и вспоминают, то исключительно как о неудачном проекте. Он, правда, позволил США в 2013–2014 годах выйти на уверенное первое место в мире по росту добычи нефти, но, хорошо, отложим сланцы в сторону.

Дело не в одних сланцах. То, что было сказано о нелегкой судьбе сланцевой добычи в условиях упавших цен на нефть, характерно не только для этого сегмента. Это модель, по которой сейчас сворачивается любое дорогостоящее производство нефти.

Себестоимость добычи нефти

2 февраля The Financial Times написала, что компания Royal Dutch Shell запускает план по выведению из эксплуатации месторождения нефти в Северном море. Речь идет о месторождении по добычи нефти марки Brent, которое является одним из крупнейших для Великобритании.

Shell начинает общественные консультации по платформе Brent Delta. Это одна из четырех платформ месторождения, давших название марке Brent.

The Financial Times обращает внимание, что Shell хочет избежать повторения истории с платформой Brent Spar в Атлантическом океане 20-летней давности. Напомню, в 1995 году активисты Greenpeace провели кампанию против Shell. Они заставили концерн отказаться от демонтажа нефтяной платформы Brent Spar, которую предполагалось утопить в Северном море. Гринписовцы утверждали, что на платформе находится 5500 тонн остатков неочищенной нефти, вредных для экологии. Shell тогда истратил огромную сумму на то, чтобы отбуксировать платформу к берегу, где ее разобрали в доке. При этом выяснилось, что на ней находилось не 5500, а 50 тонн нефти, как Shell и утверждал ранее. В Greenpeace назвали это «маленькой неточностью». Но их дело не прошло бесследно — теперь Shell, страхуясь, проводит общественные консультации.

Вывод из эксплуатации Brent Delta потребует подъема ее надводной конструкции весом 23,5 тыс. т на борт судна Pieter Schelte. Как заявляют представители Shell, это может стать крупнейшей подобной операцией в море и образцом для будущего демонтажа многих более крупных платформ в Северном море, который, увы, потребуется. Pieter Schelte доставит надводную конструкцию Brent Delta на сушу для переработки. В Shell заявили, что демонтаж надводной структуры платформы произойдет, скорее всего, в следующем году.

Понятно, что сворачивается не одна отдельно взятая платформа, а ставшая нерентабельной добыча нефти если не во всем Северном море, то, во всяком случае, на британских участках его шельфа. Всем нефтяникам впору взять пример с футболистов, которые, если из жизни ушел их коллега, отмечают это черными повязками, и надеть траурные ленточки. Если марка Brent и останется, то само месторождение, давшее название этому сорту нефти закрывается.

На пороге

Итак, в сланцевом секторе, как и в северной шельфовой добыче, производство нефти сворачивается. Но это самые драматичные проявления происходящего на рынке нефти. Многие крупные международные нефтяные компании, такие как ConocoPhilips, Royal Dutch Shell, BP и Total, объявили об общем сокращении инвестиционных программ в ответ на ухудшившиеся перспективы стоимости нефти. Это заставило генерального секретаря ОПЕК Абдаллу Эль-Бадри (Abdallah El-Badri) выступить с предупреждением о том, что в результате недостаточных инвестиций в освоение новых нефтяных месторождений цена на нефть может в будущем подскочить до 200 долларов.

Возможно, такие комментарии и действия также убедили некоторых инвесторов в том, что сейчас самое время вернуться на рынок.

Abdallah Salem el-Badri opec

Генсек ОПЕК Абдалла Эль-Бадри отозвался на снижение инвестиций нефтекомпаниями предсказанием очередных $200 за баррель. by Word Economic Forum

Но слишком обольщаться не стоит. Запасы нефти растут. Как сообщает Оле Хансен, главный стратег Saxo Bank по работе на сырьевых рынках, уровень запасов в Кушинге, центре доставки нефти WTI, торгуемой по фьючерсным контрактам, за последние четыре недели повысился более чем на восемь миллионов баррелей, в то время как текущий объем сырой нефти в плавучих хранилищах предположительно превышает 50 миллионов баррелей. Избыток запасов наблюдается и в других крупных континентальных хранилищах. Например, по оценкам аналитиков Citibank, хранилище Saldanha Bay в ЮАР мощностью 45 миллионов баррелей заполнено на 85.

С одной стороны, рост запасов может тормозить спрос. С другой — если резервуары почти заполнены, для рынка это может означать, что дальше нефть точно дешеветь не будет. Но все-таки решающий фактор — это сокращение инвестиций в нефтедобычу. Правда, вопрос в том, когда рынок отзовется на эту информацию ростом спроса на нефть, остается открытым. Хансен ссылается на результаты нового исследования, проведенного агентством Reuters на основании опроса 33 экономистов и аналитиков, их консенсусный прогноз: в 2015 году средняя цена на нефть Brent будет составлять 58,3 доллара за баррель, а на нефть WTI — 54,2 доллара. Если прогноз оправдается, то это будет самая низкая среднегодовая цена с 2005 года, даже ниже чем в период мирового финансового кризиса в 2009 году, когда средние цены на оба сорта нефти смогли удержаться в районе 62,5 доллара. Но, возможно, опрашиваемые не успели учесть самых последних подвижек на рынке. В любом случае, общий вывод: цена нефти будет все-таки расти.

Новый заговор

Ну и, конечно, никуда не уйти от темы заговоров. Строго говоря, мы уж написали о двух заговорах. Первый направлен против американских сланцевых производителей нефти, заговорщики — Саудовская Аравия и другие нефтешейхи, отстаивающие таким образом свою рыночную долю. Второй — гипотетический — это заговорщики, которые могут спровоцировать «бурный» сценарий поведения цен на нефть.

Есть, оказывается, и заявка на третий заговор. The New York Times в очередной раз изобличила Саудовскую Аравию. Теперь, оказывается, саудиты своей политикой дешевой цены на нефти хотят свергнуть режим Башара Асада в Сирии. Делается это путем нажима на Россию. Якобы саудиты готовы вести торг с Москвой: расширение поставок нефти в обмен на отказ от поддержки Башара Асада. The New York Times ссылается на свои источники, которые утверждают что между Эр-Риядом и Москвой идут переговоры.

Что Саудовская Аравия не прочь свернуть Асада, факт. Переговоры между Россией и Саудовской Аравией вполне возможны, но это переговоры двух крупнейших мировых экспортеров нефти, тем здесь вполне достаточно без всяких заговоров.

Самое же главное в том, что, как раз поддерживая Асада, Россия может, скорее, добиться роста цен на нефть. Само обострение очередного конфликта на Ближнем Востоке вытолкнет цены наверх.

Заговоры — это увлекательно. Но они плохая замена здравому смыслу.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   14.02.2015 08:48:26   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.